Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

Посев отдельных культур могли приурочивать к определенным дням. Некоторые из них отмечены особым вниманием и иногда имеют свои наименова­ния, связанные с местоположением в календаре, с приметами или связанными с ними работами. К при­меру, четвертая среда между Пасхой и Троицей по­лучила название «переплавной» за свое центральное положение (местный вариант названия праздника Преполовения Пятидесятницы): «С Паски до Трои­цы сем недель, и вот ёта надо папалам паделйть, штоб палавйна мы атжилй, палавйна ещё астаётца. Вот ёта называетца ПЕРЕПЛАВНАЯ СЕРЕДА» (Нев., Терпилово 1939-04). «Батька мой сёял fapdx в переплавную середуХ а на следующий день боронил (там же). «ЖИВОЙ СЕРЕДОЙ» называлась среда после Троицы: «…садили разные дерева, <…> што мы пасадили, то далжнб прижйтца» (там же).
Многие приметы были связаны и с наблюдени­ями за поведением насекомых: «<…> а вот такбй ту­рок есть, вот насякбмая такое, турок называетца. Вот, бывала, папа гаворйть, када турок затурчйть, самый сев авса. А ячмень сёють и fapox, бывала, за-
лёдник называетца, этат рана сёють, што как тбль-ка снег далбй, так и сёють ячмень и fapox» (Нев., Туркин Перевоз 1943-08). «Такие у нас чёрные — вот па этим жукам примечали, бувала, анй больше в на­возе эти жуки блестящие, <…> типа как навозник… Вот у ево пад лапкам када — там у ево такие вбши есть. <…> Если пад пирёдним многа вшей — значит ранний сеу будет, харбший уражай, а если пад зад­ним — ёта примичйли — то поздний будет сев, харб­ший» (там же 1943-10).
ЕГОРЬЕВДЕНЬ
В Невельском районе в канун Егория женщины «ПОДМЫВАЛИ КОРОВ» — устраивали гулянье на всю ночь: «Пйряд Ягбрьем сабираютца уси бабы. Мужукй дома. А бабы сабираютца, усю ночь пьють и гуляють, и пляшуть. Это "карбв падмывают" на­зываетца. <…> Гарёлачкай "падмывают". Пьють гарёлачку. Да пляшуть, да танцУють, да пра Ягбрия играють» (Нев., Усово 1970-12).55
Повсеместно распространен обычай ПЕРВОГО ВЫГОНА СКОТА в поле — «штобы все разом» (Нев., Голодница 1722-05). «Карбв в поле выганя-ють… В поле выганяють, анй [женщины] там гарёл-ку пьют, карбв пасует и песни играють» (там же). Хозяева трижды ОБХОДЯТ СКОТ «по солнцу», держа икону, зажженную свечу, решето с яичками, зерном ржи, «чтоб не бадались, хорошо ходили» (Нев., Ермошино РФ 1683). Обход скота мог совер­шаться и дома: «И дома мбжна абайтй, вот сваришь пару яичек, ну потом [возьмешь] икону, и вот ва хлёве так всю скатйну абхбдишь, примерна так. Три раза вакруг» (Нев., Туркин Перевоз 1943-09).
Зафиксированы специальные приговоры при обходе: «Обхожу кругбм в хлёве и гавбришь: "Свя-тэй Егдрий, упаси маю скатйнку". И Христа вспа-минаешь. Свечечку зажгём, в чашечку зярёшек, ту­да парочку яичек палбжишь. Абхбдишь три раза…» (Нев., М. Сомино 1965-19). Потом на поле обходят по ходу движения солнца и все стадо: «Если стада выганить, патом там какие старый мушшйны, та­кбй дядбк, какой пастарше, тбже икону принисуть, яички, и он у поли карбв абхбдит абратна… Три ра­за абайдёт. <…> По сбнцу, против сбнца ня ходят, вада ж то не тячёт против сбнца…» (Нев., Туркин Перевоз 1943-09).
Пастухам красили яички ольхой, березником: «так, штоб жёлтые были» (Нев., Голодница 1722-05).56 На поле бросали яичко и примечали: если не разобьется, корова будет цела (Нев., Ермошино РФ 1683). После обхода пастухи трапезничали на поле. «Выпускають карбв первый раз, абайду^гь кругбм. Бывало, в ришатё палбжим сала, круп, яичек. Пас­тухи тады на поли кашу варим с сйлом, яички жа­рим да ядйм, пастухи» (Нев., Червоеды 1944-46).
Вербой, освященной в церкви в Вербное воскре­сенье, гнали в поле. Освященную вербу затем вты­кали в рожь; если верба не была освящена, ее несли в муравейник: «Каждый на сваю нйуку ставит, а ёту каторую в пбле прыгыняют — нипасвяшчённая [вер­ба], ёта нясут на муравейник» (Нев., Голодница 1722-05).
В ряде случаев упоминают о пении егорьевских песен в канун Егорьева дня, когда "подмывали ко­ров". Более частые свидетельства о пении песен в этот день на поле во время пастьбы, либо во время угощения -«СКЛАДЧИНЫ», «СКЛАЩЙНЫ»." «Ягбрий бываит шастога мая, в поле выганяют, та-ды там бабы гарёлку пьють, каровак пасуть и пес­ню эту играють [«Святой Егорий, где был-пробу-вая? Христос воскрес, Сын Божий!»]. Первый раз выганяют ящё тольки, в снегу. Там и пьём, ядём, тадь’1 песню играем "Святэй Ягорий"» (Нев., Рыжее Сиденье 1799-14). По сведениям из д. Усово, егорь­евскую песню пели и в канун Егорьева дня, когда «подмывали коров»,58 и на поле: «Каров выганяим, на поле выходим. Кто яички, кто што несёть. Приходить адйн з ружьём. И з иконай жёншчина. И стадо абходим, у"сё абходим. И эта жёншчина пиёт песни, а ён стриляит, штоб валки не падыйшлй к скоту. <…> Пра Ягория ана пела. Ну не адна яна йдеть, там талпа йдеть женшчин. <…> Ана ж адна не мбжит идти да песню петь. Усй жёншчины, как выганяим карбу» (Нев., Усово 1970-12). Для угоще­ния готовили сырники из творога, толокно.
ДЕНЬ БОРИСА И ГЛЕБА
Ритуальные действия, направленные на плодо­родие скота, в Пустошкинском районе сохранились в обряде приготовления так называемой «БОРИСО­ВОЙ КАШИ». Вместе с пастухами в обрядовом дей­стве принимали участие и дети. Вечером, накануне дня, связанного с почитанием Бориса и Глеба, пас­тухи по дворам собирали крупу, сало для приготов­ления на следующий день каши. Специально звали детей есть эту кашу: «Вёчиром ходят [пастухи] к каждому хазяину, хто даст сала, кто крупы, кто ча-во; а назаутре варют на пбле "Барйсову кашу", и тагда сабирают всех рибят: "Хадйти кашу исть". Все са свайм ложкам, са свайм чашкам ид^т на пбле. [Приговаривали]: "Штоб наши тилятки были глад­ки!" <…> Рибятйшки кашу съёуши, ложки кверху брасают и кричат» (Пуст., Козодои 2098-05).
«МИКОЛА ВЕСЕННИЙ»
Среди немногочисленных «мужских» праздни­ков59 — день святого Николая — «Микола весенний», который отмечается в данном случае в связи с функцией этого святого как покровителя лошадей:
«На Миколу мужшйны коней в поле атправляють да яны уже сабираютца, да песни играють, да и за-бьютца… [Сабираютца] в хате какёй-нибудь. А нет — дак на пбле коло коней. Все мужшйны как адйн. Гармонь возьмут, пляшут, в гармонь играют. На поле кала лашадёй» (Нев., Усово 1970-12). Гулянье на Николу называли также — «подмывали коней, чтобы быстро бегали». Жарили глазунью (Нев., Погорелово РФ 1684).
ТРОИЦА
В четверг перед Троицей ходили березки ру­бить — «СЕКУТ БЕРЁЗКУ» — приносили их домой. В Троицкую субботу березу устанавливали перед домом: «Бывала, наставим бярёзок, насекём, наста­вим. <…> И у комнату насили маленькие сучкй, а ёту бальшую паставишь на улице» (Нев., Церкови-ще 1957-12).«о
В Троицу плели березовые венки и надевали их на рога коровам (Нев., Кресты РФ 1683).
Совершались и традиционные обряды ПОМИ­НОВЕНИЯ УМЕРШИХ на кладбище. Поминали кутьей (рисовая, с песком или медом, с изюмом), блинами. На могиле расстилают салфетку, на ней едят (Нев., Терпилово РФ 1684).
Традиционны голошения на кладбище. О по­минании в Троицу в послевоенные годы исполни­тельница из д. Петраши рассказывала: «А на Трои­цу сабираютца на кладбище, у кавб што есть несут, и выпивают… Сильно после войны плакали… Вот так как жаром обливаеть тебя всю чисто, все, быва­ло, как начнуть галаейть… То радйтелям жалютца, матерям жалютца, што "утерял вдалУю галбвушку, мйлово детёночка". Всяко галбеят. Попы пают, а женщины галбеют, и такой шум на кладбишах!» (Пуст., Петраши 2142-41).61
Голошения являлись формой выражения горя, обиды на свое сиротство. В д. Иванищево перед мо­гилой молились, затем ложились на нее и голосили. «[На Троицу] на кладбишше <…> придёшь на сваю могилу, перекрёстиссе. Пака ты мблишьсе, тебе за­брала абйда, пакатйлись слёзы. Ну и вот высказы­ваешь, што в тебе набалёвши, какое горе есть <…> па батьке другое, па матке другое. Ну, вот лажйсся на магйлку:
И перейми менё, родный батюшка,
горькаю сиротушку, Рас(ы)п(ы)расй в менё, радйтиль-батюшка,
пра всё вялйкая горюшка. Б(а)росили горькаю сиротушку, нещасную. Не к каму пришануть буйнаю галбвушку,
гбрькаю сиратйнушку»
(Пуст., Иванищево 2055-25).
Голошение в Троицу по родителям:
«И вы узыймйтесь, буйные ветярочки. И вы успахнйте ета жёлтые пясбчки.
И вы ураздайтесь, грабавые дасбчки. И вы уздымйти буйные f албвонь[ки],
май радйтили. И вы на мня прихватйти
а свайм белам рученькам. И вы расспрасйти, как я таперь шатаюсь
прамеж чужих людюшик. Ня стала мянё греть тапёрича твая сблнушка, Тока на [мянё] д^ють буйные ветярбчки,
с усйх четырёх старбнушик. Какая я бённая, какая я горькая. Как быдта я ачанулася ат дыму гбрькава, Как быдта я атчапйлася ат камня бёлава, Што нет в мянё радйтилий,
ни кармйлеца татаньки,
ни роднай маманьки. Ах, лучше б вы зарадйли вы мянё
белам камешкам

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Воды
  • Интересное