Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

В четверг на масленичной неделе «ХАРОНЯТ ОВЛАСИЯ»:34 «…там чатвёрьх — Овласий называ-итца. Бывала, куль салбмы са ржи такой дёлають, и там, бывало, евб надеють <…> и на кут кладуть. А
[патбм] выносють и у снег харбнють. В хазяйстве дёлають кули такие, салбма (раньше ж и крыши, было, крыли такой салбмай). Ну, там так, бывала, сделают, гаварят: "Овласий, Овласа хароним…"» (Нев., Косёнково 1969-04). По словам исполнитель­ницы, этот обряд она наблюдала в д. Доминиково Невельского района. Чучело «Овласа» одевали: «…пиджак там, шапку адёнуть». В обрядовом дей­ствии принимали участие женщины: «…такие были гадоу па тридцать, па двадцать пять. Маладёжь на этат праздник не сабиралися» (там же). Чучело -куль соломы — хоронили во дворе или в огороде. Празднование завершалось гуляньем в чьем-либо доме. Весной эту солому стелили коровам либо сжигали. О бытовании этого сугубо женского праздника свидетельствуют также записи из д. Стайки: «На Власа сбираютца бабы, выпивают. Сбёрутца, пасидять, пачудять. <…> Мужукй не са-бирались. Бывала, сбёремся, пасидйм, пачудим. На масленай недели, Влас» (Нев., Стайки 1973-09).
В пятницу топили бани, убирали дом, мыли по­лы, а в субботу, в воскресенье ездили по гостям. «А у пятницу тбгаот бани, тама моютца, палы моють, а патом пятница, суббота, васкресёнье — едут у гости, адин к аднаму. Значит, свай родственники. Ну, и песни эты масленьские поют, угошчаютца, гуля­ют…» (Нев., Голодница 1722-09). «Всю нядёлю гу­ляют <…> с четьверьга, <…> а васкрясёнье уже за-говины называешь» (Нев., Видусово 1958-34).
Окончание Масленицы в д. Волчьи Горы назы­вали «ВШИВЫЙ ПАНЕДЕЛАК»: «Белый панедё-лак — как начинаетца Масленица, а канчаетца -Вшивый панедёлак, что на Бальшбй пост содит, плахёй панидёлак» (Нев., Волчьи Горы 1768-26).
Зафиксированы немногочисленные сведения о кострах в последний день Масленицы. Записаны отдельные упоминания о ряженых (Нев., Боброво), о «чучеле», которое могли делать из снега (Нев., Молокоедово 1941-20).
Масленичные песни — неотъемлемая часть мас­леничной обрядности. Они широко распростране­ны в традиции Невельского района. Записано нема­ло красочных рассказов об обрядовых действиях, сопровождаемых пением масленичных песен. Обя­зательным являлось пение на горках. «Пають на га-рах… Выходють на гару, играють. Сабираимся ба­бы и пашлй песни играть. Красиво! У каждай дя-рёвни каждый день играли» (Нев., Каверзы 1785-12).35 Зафиксирован обычай пения на высоких мес­тах, на сугробах, «сумётах».36 По свидетельству ис­полнителей, это необходимо для того, чтобы было дальше слышно пение масленичных песен:
«Сугробы такйи — вон выше йзгаради Зтай. Та­ды взберемся на сугроб на Зтат — баб-то, може, сем, а може, десять, и играим "Масленцу"» (Нев., Ост­ров 1832-26). «И на гару хадйли, бывала, такие суг-
робы — и штоб дальше бь’ша слышна и пели мас­леньские [песни]» (Нев., Голодница 1722-09). Песни исполнялись во время гуляния по деревне, либо на улице, стоя в кругу; в доме, во время гостьбы: «…бывала ж так, гости на Масленице, так и дома пають…» (Нев., Голодница 1722-09).
По отдельным свидетельствам, масленичные песни с зачином «А мы Масленцу дожидали» начи­нали петь с понедельника (Нев., Кошелёво РФ 1643). Чаще упоминали об исполнении первых пе­сен, начиная с четверга масленичной недели.
Масленичные песни пелись особым, напряжен­ным звуком. В д. Фролово так комментировали зву­чание песни «Вился хмель по болотам»: «на горку хадйли, хто сколька мог, кричали» (Нев., Фролово 1820-41). «Крйковая» манера пения подчеркивается исполнителями и таким образом: «"Мы Масленицу дажидали" как гейнем! <…> А мы выйдем — сабира-лись гарёлку пить в место — тады хорам как станем на сумёт, как гёйнем эту песню! Пёрши на улицы сыграем. Тады пайдём в хату, выпиваем, закусыва­ем, тады и пьяные играем». Вместе со взрослыми с пением выходили на гору дети, подростки: «Как ве­чер, так мы выходим на горку. <…> Каждый вечер, патаму што в Масленку быу празник вёчаром. Вот утром мы встаём рано прясть. И день прядём. А ве­чер считался — празник бальшёй. Вечером, как сбн-це залезет, так работать нильзя. Мы идём тады на горку. Масленку эту спиваим, хто как можить. И памёньшие дети, и мы, и уже взрослый, и жёншчи-ны маладыи, бывала, ходют да пають» (Нев., Боб­рово 1819-05). «Ну и Масленицу эту и мы, уже были падросткам, всё тоже выходим на гбрку, песни паем масленые» (Нев., Боброво 1819-02).
Традиционная МАСЛЕНИЧНАЯ ЕДА — бли­ны (в том числе — ржаные и гороховые),37 молочная пища. В соответствии с церковными правилами, следовали запрету на мясную пищу. «Семь дней мясное не ядут, а тольки масляное — сыр, масла ядуть, а тады уже гуляють» (Нев., Волчьи Горы 1768-26). В больших деревянных дежках готовили «сырницу»:38 «Быльшая дежка этай сырницы наде­лана, и мы всю Масленку эту з блинам ёли» (Нев., Боброво 1819-05).
ПЕРИОД ВЕЛИКОГО ПОСТА
Строго соблюдался запрет на «скоромную» еду не только для взрослых, но и для детей: «Не дадуть маленькому ребёнку ни малако, ни мясо. Ядуть та-лакнб, капусту» (Нев., Косёнково РФ 1690). Во вре­мя поста пряли, работая на супрядках, пели духов­ные стихи. В традиции Невельского района они на­зывались «святые песни», «поеные», «постовые»,39 «постовские», «паклйкные»,40 «религиозные».41 Пе­ние других песен считалось грехом. «Тольки эты
святыи такии песни играють, это уже называютца песни в Больший пост. Дома играють, сабравшись на супрядках. Прядуть, бывало, бабы, и играють эту песню на супрядках» (Нев., Барсуки 1963-06,07). В Пустошкинском районе зафиксированы сведения о пении духовных стихов не только в Великий пост, но и в Рождественский, «Микбльский»: «В пост пбс-ничали. Пост первый — Бальшёй — эта да Паски. А талы — Ражёственский пост <„.> шесть недель. И тблька пели такёи стихи. Песни — мы никагда! Я, было, с мбладасти, штббы я запела и затырлыкала! Бог накажет…» (Пуст., Уструги 2054-19).
В этот период могли звучать также лирические песни с сюжетами «Дочка-пташка», «Брат к сестре в гости едет»; баллады с сюжетами «Вдова и девять сынов» (Пуст., Уструги 2054-21), «Как у нашего купца была дочка хороша» (Пуст., Уструги 2054-15). Исполнители указывают на то, что основанием для такой приуроченности было горестное содер­жание этих песен. Приведем комментарии к песне «Из-за лесу солнце всходит»: «Этат тоже стишок в Пасты пели. Мы больше в Пасты пели эту. Ана за-нывная такая, знаешь. Сёрце-та разгараетца. Но так мы мала пели, мы пели в Пасту. Девки такйи са-берёмсе и паем. Мнбга [девок] — штук семь» (Пуст., Уструги 2054-20).«
Исполнители особо подчеркивали исключи­тельную приуроченность духовных стихов ко всему периоду Великого поста, в некоторых случаях — ко времени перед Пасхой: «[Духовные стихи] играют в пост, в летку не играют и зимой. Тольки — в Боль­шой пост» (Нев., Барсуки 1963-07). «Пают перед Пасхой. [В пост] песни не пают — грех, а вот такие пают… Перед Пасхай ни свадьбы ни играют, ничо-го, только святые такие песни. Прядут, бувала, ба­бы и играют эту песню на супрядках. Толька игра­ли в Бальшбй пост, в лётку эту песню не играли» (Нев., Нарично 1962-17).
Сохранились описания совместного пения ду­ховных стихов во время прядения на супрядках:
«Собёретца -<…> много была, так полная хата кругом обсядут, пасярёдки зажгут лучйнину (у та-кёй свитёц утбрнуть). Прядут да и песни эты игра­ють, святые» (Нев., Барсуки 1963-08). «Дома игра­ют, сабравшись на супрядках. Прядать, было, бабы и играют» (Нев., Барсуки 1963-07). «На прялице прядёть да ёты песни играет» (Нев., Туричино 1971-58).
Другие виды работ тоже могли сопровождаться пением стихов. При этом взрослые и дети порой вместе занимались посильными видами работ. В та­кой ситуации происходило освоение, запоминание стихов детьми. В связи с исполнением духовного стиха с сюжетом «Жили-были неверные люди» за­писано следующее свидетельство: «пастарёйшие старухи пели в пост, бывало, прядут на прялке. А
мы — <„.> детьми. У их перья (гуси были), дак мы перья для подушек готовили» (Нев., Усово 1971-09). Следующие комментарии сопровождали исполне­ние духовных стихов с сюжетами «Как душа с те­лом расставалася», «Взойди, Мария, на кругу го­ру»: «Эта старенькие бабки так пели, мы и учились. Старые, давние, стародавние. Хрёстная была, учи­ла. Прядёшь и пяёшь» (Нев., Борисково 1942-25).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Воды
  • Интересное