Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

В д. Молокоедово записан характерный диалог между колядовщиками и хозяевами дома, в кото­ром ватага колядовщиков ведет себя подобно ми­фологическому персонажу — Коляде. Производится своеобразный обмен дарами: «Кыляда пришла, вам дыбра принясла, падарйти вы што-нибудь ей! -Ну што ж вам падарйть? — Или сала кусочек, или кылбаски, или винца дайти!» (Нев., Молокоедово 1941-20).
В крестьянской традиции сложились много­значные представления о «КАЛЁДАХ» — колядов-щиках, обходящих дворы;26 о «Калядё» — персона­же обряда, имеющем антропоморфный облик.27 Де­ти прятали на ночь от Коляды обувь: «Мы прятали §ты чуни ат Калядё. А старый рано встають, вазь-мут в ёты чуни накладуть мусара, щёпень каких ки­нуть» (Нев., Мыленки 1946-58). В Пустошкинском районе (где записи колядных песен единичны) за­фиксировано следующее свидетельство: «Вазьмут такбй салбмы, пасяредйне свяжут. И так пыд лауку палбжать. Это называлась Каляда… Снапбк с салб­мы. Кладут туда, где икона. Это Калида. Патаму што гаваря^г, што Иисус Христос радйлся у салбме. Иисус Христос даже у хляву радйлся. Как раз в авёчках. Это святое. Патбм атдают карбвам. Раз это Калида — такой снапбчек свяжут» (Пуст., Логу-ново 2100-15).
Сами колядовщики выступают в образе Коля­ды, которую хозяйки «одевают» с ног до головы: «рубашонку дала», «партйначки», «штанёнки», «ку-хаечку» (Нев., Рыжее Сиденье 1799-10). «Там мбжна и батйнки, сапагй. <…> По дворам ходют, её и па­ют» (Нев., Рыжее Сиденье 1799-10). «Сабирают са-бируху вот так по всей дяревни» (Нев., Борисково 1974-16).
Основные сюжеты колядок включают описания богатого двора, повествуют об одаривании при об­ходе деревни, о поездке хозяина. Наиболее распро-
страненный зачин: «Как пришла Каляда упярёд Ра-жества, Колида-Мблада!» (Нев., Рыжее Сиденье 1799-09). В деревне Рыжаки колядку с этим зачином называли «детской»: «Ходют, сабравши, ребята, маладёжь. Хбдют да смяютца. А их встречают» (Нев., Рыжаки 1968-28).
Встречаются образцы колядок, которые функ­ционировали при обходе дворов, а также могли предназначаться детям в качестве приговорок:
«Ишла Каляда па льду, Рассыпала каладу. Пришёл зайчик побирать, Стал Каляду ругать».
Приведем комментарии исполнителей к данно­му тексту: «Матив на это не нада», «бувало, ребй-там малым гавбрють вейка», «ребятам завуть [Ко­ляду]» (Нев., Церковище 1957-06, 07). К подобным текстам, которыми могли занимать детей, принад­лежит и следующий:
«- Калёдынька-Калада, Чаго вчера не пришла?
— Баялася сабаля»
(Нев., Церковище 1957-06).
«У Каляды ёты песни ня пели, — поясняли ис­полнители, — а так, бувало, и ребятам завут, что "Калёдынька"» (Нев., Церковище 1957-06).
В общий ряд представлений о благополучии включались свадебные мотивы — колядовщики ис­прашивают у хозяина в дар себе дочку: «Пришла Калида пасярёд Ражства, Колида, Колида! Зайшла Калида к Ванютачки.
— А Ванютка-князь, падарй ж ты нас!
— Падарю я вас Наташутачкай. Увзялй за руку, увяли як суку.
Вот Зта к хазйину прихбдють, дачку штоб ат-дали, дачку замуж. У шутку» (Нев., Доминиково 1939-31).
От Рождества до Крещения — время традицион­ных СУПРЯДОК28 (посиделок,29 вечёрок30), завер­шающихся МОЛОДЕЖНЫМИ ГУЛЯНЬЯМИ с песнями, хороводами, играми, плясками: «Сабира-лися всё. На вичера. Сабёрутца в адну хату. Са-жгуть — калй лампа, кали лучину жгли, и сядуть так все кругбм, да и прйли, и с пёсними тоже… Вот как, што мая мама была — штоб не дремота Зта, — это у нас же до двянадцати, бувала, прядуть. У нас день маленький зимой… Пряжи была мнбга на зиму. <…> И сабираютца у кагб-нибудь тблька в хате. Больше, где молодёжи больше, к девчатам хбдють. Старые, канёшна, не хадйли… Дёвачки сабирались, и парни прихадйли к ним туда сидеть…» (Нев., Пахлово 1787-06). На супрядках пели частушки, могли звучать свадебные песни: «А вот сабирались раньше вот и у нас в дярёвне. Супрядки назывались. Бывала, самапрях тринадцать… И, было, девушки
частушки пают усякие разные, и свадебные нёката-рые играли, бывала, катбрая девушка выходит за­муж» (Нев., Червоеды 1944-30).
Работа прекращалась довольно быстро и начи­налось гулянье: «Сабирались в адну избу вся мала-дёжь. Прялки папрячем. Шпулю брали пряденую из дбму, а выдавали пустые, а когда дамбй идти, эту шпулю надеём, а пустую прячем» (Пуст., Яйцово 2142-18).
В числе самых разнообразных игр, принятых на вечёрках, можно назвать игру «кольцо хоро-нить»: «Вот пасядемтя дёуки и мальцы и дбрим, вот; вазьмём што-нибудь, примерна, и у калёни, и доришь, доришь. Кальцр с пацелуем еще. И маль­цы, и дёуки — целоватца, кавб выберешь. Угадай, у кагб… "Хараню, хараню, пахараниваю", — и пала-жУ в какие-нибУдь калёни, а не угадаешь — опять бу­дешь отгадывать» (Нев., Туричино 1956-02). Попу­лярные деревенские пляски и танцы на гуляньях, по свидетельству исполнителей, это — «Русского», Кра­ковяк, Па д’эспань, Вальс, Полька, «Коробочка», «Лентяя», «Суббота», «Кокетка» и др. (Нев., Чер­воеды 1944-39). На вечерку приглашали музыканта, которого за его игру кормили всей общиной: «На Крещеньи скрипач якйй прибился, и наши мущйны две недели ягб держали, кармйли тблька ради скрипки» (Нев., Стайки 1973-09).
Женщины (в основном замужние и пожилые) собирались на гулянье — «БРЫКСЫ» (Нев., Куличи 1940-14).31 «Собирались после Рожества две неде­ли… Тут и ряженые, и в гбсти хадили, и брыксы де­лали — севбдни у тебя, завтра у мини» (Пуст., Петра-ши 2143-08). Праздничное застолье устраивали в складчину: «Абёды там нясуть, так — хто как, у каво што есть, хто тот и несёть закуску — хто блины <…> или калбасу, хто какие драчёны напекёть — и все это на стол общий, но выхадйла так, што стол багатый. И капуста, и агурцбу принясуть там, закуски, ну и таг да гуляют. А дядька Архип — этат, бывала, си-дить, на скрипачке и знай пилйкаеть» (Нев., Туркин Перевоз 1943-13).
На взрослые праздничные гулянья детей и под­ростков часто не пускали, и они устраивали так на­зываемые «МАЛЫЕ ГУЛЯНЬЯ». Дети просились к кому-нибудь в избу и проводили время, подражая взрослым: «Сабёремся, бывала, дёвачки такие, лет па десять, па двинадцать, па четырнадцать, и тут уже выучатца мальчишки на гармбшку играть. Эта уже пыдражали Зтым узрбслым, такие танцы тан-цывали, как у взрослых. Тблька, бывала, што, гава-рять: "Аи, идите вон на малае гулянье, ни мишайте вы тут. <…> [Прогоняли] с бальшйх вичерок. Быва­ла, где-нибудь хату у кавб-нибудь вьшрасим, да там италкёмся"» (Нев., Червоеды 1944-43).
С мясоеда начинали ткать, «за кросна сади­лись» (Нев., Кресты РФ 1683).
МАСЛЕНИЧНАЯ НЕДЕЛЯ
Масленичная обрядность, зафиксированная на территории Невельского и Пустошкинского райо­нов, включает в себя обширный комплекс обычаев. Важное место в цикле обрядовых действий занима­ют разнообразные КАТАНИЯ, которые были при­няты в течение всего масленичного периода. Тради-ционны следующие виды катаний:
—  катания с гор, на озере, реке: «…И там высо­кая-высокая гара, вот уже мы с той гары пыката-лись, с детства <…> на санках. А то и, бывала, и падсанки такие длинные, што лес вазйли з ббру…» (Нев., Червоеды 1944-27). «На речке, бывала, са льда круги сдёлають,32 смарбзють, а патом и ката-ютца» (Нев., Туркин Перевоз 1943-07). «[Делали] на озёрах круг такйй, и даже не тбльки маладёжь, и старики. И прихадили кататца, крутили Зтат круг, жардйну такую прибьють и вот там, бувало, всю масленую катаютца. Санки привяжуть к зтай жар-дйны на канёц и едут. Катались усё время, всю мас-лену катались» (Нев., Церковище 1957-05);
—  катания по деревне («по бальшаку») на лоша­дях: «Што вот на лбшадих ездили дярёвня в дярёв-ню» (Нев., Боброво 1819-02). В некоторых случаях необходимость катания «требовала» ритуального воровства: «…увурували санки у аднагб у хазяина и паёхали кататца» (Нев., Боброво 1819-05). В чет­верг на масленичной неделе дед, старший в семье, катал ребятишек «на долгий лён»: «…на масленай запрягёть каня да нас па бальшаку пакатаеть, штоб лён урадйлся харашб. <…> Бывала, в чатьвёрх ббльшая часть, бывала, нас дедушка пакатаеть» (Нев., Червоеды 1944-27).
Особым образом в традиции были отмечены начало масленичной недели — понедельник и вторая ее половина — с четверга до воскресенья.
Понедельник — «БЕЛЫЙ ПАНЕДЙЛАК» -был связан с женским гуляньем: «…адны-адны ба­бы, штоб мужики не были, а после войны — с мужи­ками. Аднй-аднй бабы [собирались], и — тбльки пес­ни разные! Песни играли масленичные. Угащёние самы принбсят. У кавб што есь… Нарядятца, кру­гом хаты сталы паставят» (Нев., Усово 1970-12). В д. Рыжаки было принято «скотину обмыть — вы­пить за скотину» (Нев., Рыжаки РФ 1684).
Другие традиционные женские гулянья -«БРЫКСЫ»33 — устраивались чаще всего в четверг: «Сабёрутца бабы, все у алиби, ныварють, ныжа-рють да в адну хату сабёрутца. Вбдки или самагбн-ки, садоггца за стол и выпивають. А патбм плисака задають» (Пуст., Шалахово 2138-06).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Воды
  • Интересное