Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

Сами исполнители в ряде случаев четко диффе­ренцируют лирические песни в связи с включением их в ту или иную ситуацию: «Все поют — и мужчи­ны, и женщины. [Есть] такие песни — палявые, хара-вые; были песни, катбрые, бувала, канпанией саби-раемся, праз[д]ничноё какое-та застолье. <…> На работах, на перядышках пели; [пели], кагда жали, сбна сушили» (Нев., Усово 1970-30).
В д. Городище Артёмовской волости Невель­ского района зафиксированы свидетельства об ис­полнении лирических песен зимой, во время пряде­ния: «Под дубом, дубом ячмень молочу» — пели «зи­мой, бувала, прядя» (1834-16), «Горе мое горетное» — пели «зимой, как прядёшь» (1831-05).
Большая часть песен имеет летнюю приурочен­ность. Исполнение «летней» песни «Не пой, не пой, соловьюшко» комментируется следующим обра­зом: «Едем с начлёга, коней пасём. Как едем, как взыграем хорам, так бывала, женщины аж плачуть, плачуть, праснувши» (Нев., Городище 1834-17). К «летним» песням, которые сопровождают возвра­щение с работы, исполнители также относят следу­ющие: «Вечерняя зорька разгорается» — поют, «идут с работы» (Нев., Городище); «Отдал меня татка замуж далеко» — «[поём] летам, пайдём в ба-лбта, идём с работы да играем» (Нев., Городище 1830-13); «Мил по садику гуляет» (Нев., Остров 1832-20), «Сохнет-вянет в поле травка» — «эта лет­няя. Эта летам было, бабы маладыи — идём с рабо­ты, так паем эту песню» (Нев., Маслюки 1964-05).
Свидетельства об исполнении песен во время полевых работ, на толоках, обжинках преимущест­венно зафиксированы в южных волостях района. Возможно, это связано с лучшей сохранностью это­го жанра на данной территории. Следует иметь в виду значимость лирических песен для традиций близлежащих территорий Смоленской области, а также — сходный этнографический контекст их бы­тования.
Исполнение песни «Вечерняя зорька разгорает­ся», приуроченной к толокам, сопровождается сле­дующими комментариями: «[Поют] в поле, как раз­бивают навоз. Буваит, што кони еще не пришли с навбзам, аны кучкай становятся, им [работающим на поле] делать нечего и вот пают песни». Вместе с тем, приуроченность могла быть и не столь строгой. В комментариях к исполнению также есть указания на то, что могли петь и днем, и вечером: «Пают -всегда, кагда залаешь» (Нев., Высоцкие 1950-10).
Этот же лирический сюжет звучал на обжинках (Нев., Рыжаки 1950-32). Среди других песен на об­жинках упоминается «Пайду-выйду, где я прежде
гуляла»: «как абжйнашная всё равно, на поле всегда её пають» (Нев., Усово 1870-18а).
Экспедиционные материалы содержат и другие комментарии, указывающие на подвижную при­уроченность лирики. Зафиксированы сведения об исполнении песни «Заболело моё сердце» в разные моменты летнего периода: «[песню поют] тоже ж летам, как талонная, как ходють за цветам на Ива­на, так вот зти песни пають» (Нев., Усово 1970-19а).
Выделяется ряд песен, которые пели, когда «су­шат сено». Среди них: «Коло лесу солнце ходит» -«летняя, сёна сушат» (Нев., Городище), «Погостите, мои гостеньки» — «[петь] всегда можна, <…> или пайдём сёна сушить. Бабы взыграют и мы падво-дим. И научились у их; [песня] старинная, старин­ная, май бабушка пела, и мы ей подпевали» (Нев., Усово 1970-28).
Особенности бытования приуроченных лириче­ских песен обусловлены историко-генетическими связями с календарной песенностью. Эти особенно­сти и определяют специфику ладо-интонационных закономерностей, среди которых: трихордовые от­ношения ладовых опор в малообъемных звукоря­дах, выразительная значимость унисонных протя­женных тонов в кадансовых разделах песенной строфы, «календарная» окраска тембрового звуча­ния (напевы №№ 4-7, 22).
Самостоятельную типологическую группу со­ставляют напевы, в которых важным фактором си­стемы ладо-интонационных закономерностей явля­ются попевочные образования, принадлежащие различным разделам музыкальной формы и осно­ванные на мелодическом движении к субквартово­му тону (напевы №№ 3, 10, 13, 20, 21).
Специфической чертой стиля невельской лири­ки является устойчивость мелодических оборотов, которые составляют ладо-интонационный «фонд» различных напевов и приобретают качество свое­образных формул (особенно ярко это свойство про­является в кадансовых разделах). Отметим также, что в пределах вариантов одного типа напева появ­ление дополнительной ладовой опоры — субсекун-дового тона — придает напеву самостоятельный ста­тус (напевы №№ 16 и 17).
В некоторых случаях соотношение текста и на­пева оказывается чрезвычайно гибким. Так, в запи­сях из д. Усово Лобковской волости вариантам од­ного напева принадлежат тексты, имеющие различ­ную структуру поэтического стиха — «Как по полю, полю чистому», «Как сидели да два братика в пи­ру». Кроме того, при очевидной интонационной близости отличия заключены в характере ритмиче­ской пульсации: парной (напев № 21) и непарной (напев № 22).
Экспедиционные материалы свидетельствуют о бытовании лирических песен в ситуации гулянья,
праздничного застолья. Записи таких песен немно­гочисленны (см. Раздел 7 «Песенно-повествователь-ные жанры…», №№ 38,43,47). Приведем коммента­рии к исполнению песни «Вечерняя зорька разгора­ется» в д. Худоярово Лобковской волости: «"бала-вые"7 песни. <…> А сабираются ваабщё так — ни аб-жйнашные, ни талошные, а сабираемся так. [- За­столье собирается?] — «Ну да, балавью [песни]». Во время гостевания, на праздничном застолье могли исполняться песни «А я в горе зародилася» — «бабы на гостях пьяные играют» (Нев., Барсуки); «Как этому деревцу Бог листа не дал» — «когда ходят в гости»8 (Нев., Косёнково). Песня «А в кого же зелен садик под окном» выполняет функцию величания хозяина дома во время застолья: поют «за стадом, в гастях, на Колю гаварйли [пели] — у невб сидим» (Нев., Усово). Подвижную приуроченность имеет лирическая песня с балладным сюжетом «Ах, вдов-ка, распобедна голова» — «в люббя время, де там гости сабярутца. И так — па полю вдуть, играют; на работу вдуть, играють» (Нев., Борисково 1974-13).
Напевы лирических песен, исполнявшихся на гуляньях, праздничных застольях, отличает инто­национная «открытость» эмоционального выска­зывания, регулярность метроритмической органи­зации, которая указывает на возможную связь их исполнения с каким-либо хореографическим дви­жением. Лирическая песня «Просилася Маню-шенька в пир погулять», отличающаяся строгой мерностью ритмического движения, по свидетель­ству исполнителей, звучала во время свадебного застолья и сопровождалась пляской: «под ёту пляшуть, в ладошки хлбпають; хто песни йграеть за столом, тот тады и пляшеть, в ладошки хлбпа-ют» (Нев., Осётки 1774-16). Такая особенность ис­полнения песен этого типа зафиксирована также в Смоленской области. Это так называемые «михай-ловские», «Никольские» песни, связанные с тради­цией престольных, общинных праздников (совме­стных — мужских и женских — и раздельных). По-ви­димому, отголосками «николыцины» являются и записи о мужских празднествах, связанных с выго­ном коней, во время которых, возможно, звучали лирические песни: «На Миколу мужшйны кбней в поле атправляють, да яны сабираютца да песни играют, да и забьются. [Собираются] в хате какёй-нибудь. А нет — дак на поле кбло кбней. Все мужшйны как адйн. Гармонь вбзьмут, пляшут, в гармонь играють. На поле, [6]кала лашадёй» (Нев., Усово).
В экспедиционных фондах отсутствуют записи, выполненные от исполнителей мужчин, однако ряд песен демонстрирует принадлежность их к мужской песенной традиции, что проявляется в особеннос­тях ладовой организации напевов, в принципах ме­лодической распетости (напевы №№ 18,19, 26).
Широкое распространение в невельских тради­циях имеет сюжет «Дочка-пташка», бытующий с различными зачинами. Зафиксированы следующие комментарии о приуроченности: поют «в пост, на Пасху», а также летом — «в лётку» (Нев., Барсуки 1963-15). Поэтические мотивы баллады в некото­рых случаях сочетаются с мотивами неудавшегося замужества, например, в текстах со следующими са­мостоятельными зачинами: «Как была я в татки родная дитятка» (Нев., Усово 1952-07; Большая Будница 1799-29, 30), «Горе моё, горе, не удалася доля» (Нев., Боброво 1819-43).
В волостях Пустошкинского района, прилегаю­щих к Невельскому, записи лирических песен доста­точно редки. Приводимый напев «Ты верба белень­кая» (напев № 14) по стилистике принадлежит к традиции южных районов Псковщины.
Празднично-хореографическая культура не-вельской традиции связана с хороводными, игро­выми и плясовыми песнями. Эти жанры принадле­жат, в основном, к календарной и свадебной обряд­ности, ситуациям различных празднеств. Они при­урочены к посиделкам, гуляньям (в том числе — яр­марочным), праздничным застольям.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Кукольный театр Пскова приглашает на спектакль «Мы победим»
  • Интересное