Поиск по сайту

Похоронно поминальная обрядность

—  на более широкой территории «Боговой бо­родой» называли несжатую пясточку колосков, ос­тавленных на ниве и украшенных разноцветными ленточками; «борода» — знак окончания работы, сигнал для хозяина, который угощал жниц;
—  обязательность совместного пения жнивных («жнейских») песен: пели с начала жатвы, во время отдыха на ниве, вечером, по пути домой. Наимено­вания песен указывают на время и характер поле­вых работ: «зажйночные», «пажйнные», «обжиноч-ные». Обрядовое значение имеет традиция пения на высоких местах, на снопах, на горе. Исполнение предполагало особую обрядовую манеру «кри­чать» песни, чтобы «гулы раздавались», петь «с продблгом» (Нев., Руцелёво). Развитая традиция исполнения обрядовых жнивных2 («жнейских», по-жинных)3 песен обнаруживает общность с тради­циями пограничных районов Смоленской области и Белоруссии;
—  последний «пажйнный» сноп, украшенный цветами, жнеи несли хозяину на голове; надевали хозяину венок, сплетенный из хлебных колосьев. Пожинки («обжинки») — гулянье жниц на ниве, ли­бо в доме, во время которого угощались, пели и плясали. Зафиксировано единичное упоминание о пляске «на груду», возле костра, который зажигали на ниве: «…и там басиком на груду пляшут бабы» (Нев., Никониха);
—  гадания на обжинках — с последним снопом (Пуст., Петраши).
Календарные песнн данных традиций принад­лежат к архаическому пласту фольклора западно­русской музыкально-стилевой зоны.
СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД на территории распро­странения невельских традиций в целом принадле­жит обрядовой системе южной части Псковской об­ласти. Структура и содержание обрядовых дейст­вий, составлявших свадебный цикл в Невельском и Пустошкинском районах, указывают на типологи­ческую принадлежность обряда данной территории белорусско-западнорусскому типу, для которого характерна двухэтапность передвижений «партий» невесты и жениха в свадебный день. Вместе с тем, развитая система обрядов отчуждения, принадле­жащая плачевой культуре, указывает на связь дан­ной традиции со свадебным обрядом северо-запад­ных областей России. К рассматриваемой зоне при­надлежит и свадебная обрядность Себежского района, в которой еще в бблыыей мере обнаружива­ются связи с собственно белорусской культурой.
Состав персонажей, участвующих в свадьбе, так же, как структура и содержание обрядовых дейст­вий, определяет характерные признаки данной тра­диции. Обязательными участниками свадебного действа в Невельском и Пустошкинском районах, кроме жениха и невесты, являются: крестные с обе­их сторон, старшие сват и сваха, сваты или свашки (родня жениха), «приданки» (крестная, тетка или кто-либо из родни невесты), боярки или шаферйцы (подруги невесты), «приданые» (родня, гости невес­ты), «надкосник» (неженатый брат невесты).4 Уча­стниками обрядового действа являютя и «игрйцы», «песнахорки», поющие на свадебном застолье.
В довенечной части обряда сугубо местной де­талью является свидетельство об испытании готов­ности к браку невесты и жениха — обычай прыганья девушки со скамейки в юбку; а парня — в штаны, ко­торые держала мать (Нев., Терпилово).
Различаются наименования договора, который следует после благополучного сватовства: «заручи-ны» — в Невельском районе, «запивки» — в Пустош­кинском.
Специфическими обрядовыми действиями для данных традиций являются: прощание невесты на­кануне свадебного дня с деревней, с родом, подру­гами, соседями, которое сопровождалось голоше­ниями невесты и боярок, «прощальными» песнями. Записи сведений о «прощальных обрядах» невесты преобладают в Пустошкинском районе.
Многообразны формы обрядовых действий. Боярки водили невесту по деревне «голосить» (Нев., Трехалёвская, Туричинская волости; Пуст., Забельская, Шалаховская волости). В д. Студенец Трехалёвской волости Невельского района зафик­сирован обряд хождения невесты вечером «на три поля кланяться».
Особой драматичностью отличались прощаль­ные обряды невесты-сироты — голошения-«прикли-кания» умерших родителей на кладбище, либо на деревенской улице, на росстани, либо в доме у окна (Нев., Трехалёвская, Усть-Долысская волости; Пуст., Новая, Шалаховская волости).
В д. Уструги Пустошкинского района записано редкое свидетельство о том, что в канун свадьбы невесту «завешивали». По сведениям из погранич­ных волостей Невельского и Пустошкинского рай­онов, невесту перед свадьбой оставляли ночевать у соседей.
Немногочисленны свидетельства об обрядовой бане невесты — важном элементе свадебного действия.
Наибольшее число причетных текстов, зафик­сированных в невельских традициях, связаны с ве­дущими событиями венчального дня:
—  с «чесанием» головы невесте, сидящей на хлебной квашне посредине избы;
—  с наделением невесты родителями.
Среди специфических элементов свадьбы — обы­чай, когда перед отъездом к венцу (по сведениям из д. Нарично Невельского района) бабы «лазили на столбб». При этом «заигрывали» песни: «А Бог, благословь, благослови, Христос», «Благословлял­ся светел месяц», хлопали пирогами. В Пустошкин-ском районе данный обрядовый момент совершает­ся после приезда молодых от венца.
Этап возвращения молодых от венчания в рас­сказах о свадебном действии фиксирует специфиче­скую особенность западно-русской свадьбы, при которой первое праздничное столование молодых происходит в доме невесты и лишь второе — в доме жениха. Местоположение венчального обряда «вы­дает» его более позднее включение в структуру сва­дебного действа.
Доминантой и окончанием второго дня свадь­бы в доме жениха является «повязывание» невесты — смена невестиного венка на женский головной убор, что знаменовало окончательное обретение ею статуса замужней женщины — молодухи. «Наделе­ние» молодых закрепляет совершенный «переход» и завершает свадебное действо.
Послесвадебная гостьба молодоженов у роди­телей невесты и отгостки в доме молодых имеют на­именование «хлебины», «перезывки».
Характерной особенностью музыкально-поэти­ческой стороны свадебного обряда невельских тра­диций является многообразие музыкально-поэтиче­ских текстов, сопровождающих и «направляющих» ход свадебного действа. Зафиксировано более 180 свадебных песенных сюжетов, связанных с 15 ос­новными типами обрядовых формульных напевов.
Неоднозначный характер соотношения поэти­ческого текста н напева обусловливает разнообра­зие функционального проявления свадебных песен. Так, поэтические тексты с типами напевов №№ 1 и 2 в большей мере функционируют в обрядовых си­туациях, направленных на невесту (приготовления к свадьбе, благословение и др.).
Около 30 поэтических текстов связаны с вари­антами третьего типа напева, который в данной традиции широко распространен. Этот напев зву­чит в различные моменты как довенечной части об­ряда (в момент ожидания жениха, наделения и про­водов к венцу), так и после венчания: в доме у неве­сты, в момент встречи молодых в доме у жениха и за свадебным столом.
Образцам напевов №№ 3-6, 8 свойственна мет­роритмическая вариантность, которая выражается в сочетании принципов парности и непарности му­зыкально-стиховой ритмики. По-видимому, в этом заключается одна из стилевых особенностей музы­кального языка как микролокальных традиций, так и южно-псковской традиции в целом. Подобные за­кономерности музыкальной речи в сфере ритмики
свойственны и некоторым напевам лирических пе­сен Невельского района.
Абсолютное большинство напевов соотносится с силлабической структурой стиха. Исключение со­ставляет первый — с семисложной структурой тони­ческого стиха. Характерной особенностью компо­зиционного строения напевов являются разнооб­разные способы повторов, организующие протя­женность мелострофы и ее конструкцию.
Часть напевов в невельских традициях — №№ 1, 3, 6, 8, 14 — типологически соотносится с образцами №№ 1-4, 13, 16, бытующими в Великолукском рай­оне (см. Часть VI «Обзора»). На территории Не­вельского района, прилегающей к Себежскому рай­ону, распространены песенные типы, родственные себежской свадьбе.
Территория распространения типологически устойчивых напевов охватывает и прилегающие во­лости Пустошкинского района (Гультяевскую и Шалаховскую), где, однако, функционирует мень­шее количество формульных напевов. Корпус по­этических текстов, бытующих в Забельской волос­ти, включает нехарактерные для других территорий сюжеты песен — «Растопися, баенка, разгорися, ка­менка», «Из-за гор, высоких гор вылетало стадо гу­сей» («Отлучалась лебедушка с лебединого стади-ка») — имеющие определяющее значение для вели­колукской и локнянской зон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Районирование и климат
  • Загрязнение подземных вод.
  • Кукольный театр Пскова приглашает на спектакль «Мы победим»
  • Интересное