Поиск по сайту

Поселок Красногородское

Литовцы вместе с наемниками богемскими и немец­кими две недели громили пушками сию ничтожную кре­пость: стены падали, но Салтыков, воины его и граждане не ослабели в бодрой защите; отбили приступ, убили множество людей и воеводу Сокола, отняв у него знамя. Между тем воеводы московские спешили к Опочке: из Великих Лук князь Александр Ростовский, из Вязьмы Василий Шуйский. Впереди были Федор Оболенский-Телепнев и храбрый муж Иван Лятский с детьми бояр­скими: они близ Константинова стана в трех местах на­голову разбили 14 тысяч неприятелей и новую рать, по­сланную Сигизмундом к Острожскому; пленили воевод, взяли обоз и пушки. Наша главная сила шла прямо на Константина. Он не стал ждать ее, снял осаду, удалился скорыми шагами и не мог спасти стенобитных орудий, которые остались трофеями Салтыкова».
Позднее отряды Острожского штурмовали Велье и Воронич, захватили Красный городок. Освободил его во­евода Иван Лятский, переправившись через Сороть и Великую.
В 1559 году под Красным городком вторично появи­лись ливонские рыцари и, как говорится в летописи, «вывоевали волостей немало», то есть разграбили, со­жгли; угнали в плен жителей нескольких волостей.
Спустя шесть лет, в 1565 году, Красный городок под­вергся нападению литовцев. Они «вывоевали» несколько
волостей и били по Красному городку из пушек. Крас-ногородский воевода Василий Вишняков с помощью московских воевод Ивана Шуйского и Ивана Шереме­тева нанес литовцам поражение.
Ливонская война (1558—1583 гг.) велась Иваном IV Грозным за овладение берегами Балтийского моря, за морские пути в Западную Европу. Началась она бле­стящими победами русских войск. В 1559 году были взя­ты Нарва и Юрьев (Дерпт). В 1561 году под ударами русских войск распался Ливонский орден.
Боясь усиления Русского государства, Польша, Шве­ция и Дания вступили в войну против России. В Поль­ше произошли большие внутриполитические изменения. Прежняя династическая уния 1385 года оказалась не­достаточной. В 1569 году состоялось новое соглашение польских и литовских феодалов, в результате которого было образовано объединенное государство — Речь Пос-политая под эгидой Польши. Это была так называемая Люблинская уния. Под власть польских магнатов пе­решли украинские и часть белорусских земель, до унии входившие в Литовское княжество, что привело к обо­стрению классовых и национальных противоречий в Ре­чи Посполитой. Люблинская уния обострила и отноше­ния между Польшей и Русским государством. Избран­ный в 1576 году королем Стефан Баторий в августе 1579 года захватил Полоцк, в сентябре—Великие Лу­ки, в августе 1581 года — Заволочье и через Воронич и Остров со 100-тысячным войском направился к Пскову.
Красногородцы, не желая отдать свой городок на разграбление, сожгли его и со всем движимым имуще­ством отправились в Псков под защиту его каменных стен.
Героическая оборона Пскова, завершившаяся пора­жением   Батория,   имела   огромное  значение  для   всей
Русской земли. Но Ливонская война принесла большие бедствия Русскому государству, особенно западным его областям.
Значительно опустошила она Красный городок и ок­рестности. По данным Писцовой книги 1585—1587 го­дов, составленной вскоре после нашествия Батория, он выглядел весьма плачевно: «На валу числилось 13 кле-гей, да 211 мест житничных и клетных пустых. Населе­ние жило через реку Синюю на посаде, где теперь рас­положен пригород. Посад соединялся с валом мостом, сначала проезжим, а потом пешеходным на «козявках» (на козлах). На посаде были Большая Псковская ули­ца, Голодная гора, на всполье Перепечинский ручей н Стрелецкая слобода, в которой в 1585—1587 годах жило сто стрельцов под начальством стрелецкого сотника. Всего числилось в Красном городе и на посаде 23 бе­лых двора, не облагаемых государственными платежа­ми, из них 8 церковных и 15 пушкарских, да место на­местника пусто, двор осадного головы, да место дворо­вое, да двор кабацкой. Черных дворов облагаемых госу­дарственными платежами тяглых людей было два. Было семь лавок, восемь мест пусты да старые пустоты, два места лавочные, оброчных огородов 29 да три огорода безоброчных, около посада находились оброчные нивы и три оброчных мельницы».
Отмена Юрьева дня в 1569 году окончательно «при­крепила крестьян к земле». У крестьян было отнято по­следнее право — уйти от своего помещика к другому или в город на заработки. В России было законодательно утверждено крепостное право. Помещики получили не­ограниченное право распоряжаться судьбой своих кре­постных. Усиление крепостнического гнета и небывалый голод во всей стране привели Россию в начале XVII века к политическому кризису.
Тяжелым положением России воспользовались поль­ско-литовские феодалы. Они начали скрытую интервен­цию от имени «законного русского царя Дмитрия Иоан-новича»— Лжедмитрия I. Вера в «хорошего царя» стала основной политической идеей крестьян, боровшихся про­тив феодального гнета.
Подъем крестьянского движения привел к падению правительства Бориса Годунова (1605 г.) и к захвату власти Лжедмитрием I. Но он недолго продержался на русском престоле. Польское окружение, договор с Поль­шей, выданная Марине Мнишек грамота, в которой го­ворилось: «Нареченной жене нашей Марине мы дарим два государства ?— Новгород великий и Псков со всеми их землями»,-— быстро развенчали авторитет Лжедмит­рия I. В мае 1606 года он был свергнут и убит.
К власти пришел боярский царь Василий Шуйский, непопулярный ни в народе, ни в дворянских кругах.
После провала Лжедмитрия I польские паны и Ва­тикан выдвинули другого самозванца — Лжедмитрия II. Он опирался на обманутых казаков и крестьян и рас­положился лагерем под Москвой, в селе Тушине, отчего и получил прозвище «Тушинский вор». Казаки и стрельцы разошлись по городам расхваливать «доброго и благо­детельного царя Дмитрия Ивановича», уговаривали на­селение присягать ему и добились успеха. Побывали они «и на Себеже, и на Опочке, на Красном, на Острове и Изборске и приведоша всех к крестному целованию та-борскому царю Дмитрию» 1. Лжедмитрий II был убит в декабре 1610 года.
В 1611 году в Ивангороде появился Лжедмитрий III. Многие псковские стрельцы ушли к нему. «Ивангород-ский  вор»  был- призван  в  Псков  и  стал  прозываться
«Псковским вором». Но в Пскове он продержался менее полугода. Почувствовав приближение опасности, он бе­жал, был схвачен и казнен.
В то время шведские феодалы захватили ряд русских городов, среди них и Новгород. Польско-шведская ин­тервенция закончилась только в 1618 году.
Красный городок за все это время пострадал боль­ше других псковских пригородов. В 1607 году он был захвачен и разорен литовским паном Лисовским. В 1611 году тот же Лисовский ураганом пронесся по Псковской земле от Ивангорода до Красного городка, все предавая огню и мечу.
По Деулинскому перемирию 1618 года между Рус­ским государством и Польшей к последней отошли Смо­ленск,  Стародуб, Дорогобуж, Чернигов, Торопец.
В 1634 году «государь помирился с Литвою» и отдал ей 16 городов, в том числе Себеж, Невель и Красный. Возвращены они были России только после упорных войн в 1667 году по Андрусовскому перемирию, оконча­тельно закрепленному в 1686 году договором о «Веч­ном мире». На этом и закончилась военная история Красного городка.
По переписи 1675—1678 годов в Красном числилось военных чинов 107 и их иждивенцев 108, всего 215 чело­век. Офицеры получали жалованье и награждались по­местьями. Младший командный состав имел огороды и нивы. Вся власть в крепости принадлежала воеводе, ко­торый выдавал жалованье, распоряжался поместьями и земельными участками.
Гражданское население состояло из ремесленников, мелких торговцев, домовладельцев. Мещане в городах земли не имели, а красногородские занимались и земле­делием, платили государственные подати, вели свое хо­зяйство. Некоторые занимались мелкой торговлей. Всего
мещан вместе с иждивенцами по переписи 1685—1688 го­дов числилось 47.
Был в Красном небольшой мужской монастырь. Он тоже имел землю — «монастырщину».
Все население Красного немногим превышало 300 че­ловек.
До наших дней дошли две челобитные (жалобы): от 12 стрельцов и от капитана-иноземца Николая Суще-ева, которые свидетельствуют о скудной жизни военного населения и произволе воеводы.
В 1669 году 12 красногородских стрельцов подали ца­рю Алексею Михайловичу челобитную следующего со­держания: «Царю, Государю, Великому князю Алексею Михайловичу всея Великия, Малыя и Белыя России Са­модержцу бьют челом холопи твои, красногородские солдаты Сенька, Федька Брусь, Кузька, Трофимка со товарищи двенадцать человек на дворянина Ивана Пи­меновича Неелова». Воевода не выдал им по четверику (пуду) ржи за то время, когда они «ходили по деревням кормитца».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из искры возгорится пламя!
  • Под знаменами революции
  • Писцовый наказ XVI в. и его реализация
  • Несколько слов о положении г. Порхова, как центра промышленной деятельности
  • Интересное