Поиск по сайту

Поселок Красногородское

— Федор Егорович — мой родной дядя. 22 ноября 1918 года глубокой ночью его схватили дома, в деревне Мулдово, белоборские кулаки-белогвардейцы и увезли неизвестно куда. Через четыре дня пограничники при­везли дядю в Мулдово мертвым. Мне шел шестнадца­тый год. Вместе с другими я нес гроб дяди. Смотреть на него было страшно. Все лицо обезображено. Голова рассечена топором или шашкой. Лицо обгорелое.
Все совпадало с рассказом А. В. Кондратьева. Но тот говорил с чужих слов, а Андрей Степанович все ви­дел своими глазами.
Эту борьбу враги называли «идейной» борьбой за власть. Но пришлось воевать с ними и за хлеб. Хлеб у кулаков был, и они его прятали в ямах, под навозом, в прудах. Хлеб портился, гнил, но Советской власти они его не отдавали.
Коммунистическая партия призвала: «Борьба за хлеб — это борьба за социализм». А синеникольские ку­лаки из деревень Рябы и Морозово сожгли несколько скирд необмолоченных овса и ячменя и ушли в лес. Их надо было изловить и наказать.
Продработник Синеникольской волости В. Шарыпов с четырьмя красноармейцами выехали для изъятия из­лишков хлеба. В лесу на них напала кулацкая банда, разоружила и всех расстреляла. По счастливой случай­ности Шарыпов остался жив, только лишился руки. Ра­ненный в плечо бандитской пулей, он свалился на зем­лю, а на него упал красноармеец, сраженный насмерть. Когда Шарыпов, истекающий кровью, очнулся, то ока­зался раздетым догола. Бандиты перед уходом сняли с него всю одежду и обувь. Кое-как он дополз до бли­жайшей деревни. Жители одели его, оказали первую помощь и отправили в Олисово, в фельдшерский пункт. Через несколько дней банда была окружена и разгром­лена.
И в то же время честные труженики, бедняки и се­редняки, делились с Советской властью последним хле­бом.
Коммунистов и комсомольцев в волостях было не­много. В Синеникольской, например, насчитывалось 18 коммунистов и 8 комсомольцев. И жили они как на войне: днем — прием посетителей, разбор жалоб и спо­ров между бедняками и богатеями, вечером — походная кухня: котелок на жердочках, а в нем картошка в мун­дире; ночью — полудрема на полу, на соломе, в шине-
лях, с портфелем или сумкой в изголовье и обязательно с оружием на случай налета бандитов.
Состав руководящих работников постоянно менялся. Одни шли на фронт, другие занимали их место, являясь преимущественно из госпиталей. И каждый был «чело­век с ружьем», в его карманах, сумках и портфелях бы­ли патроны и хлеб, соль и табак, деловые бумаги.
…Наступил 1919 год. Советская республика в ог­ненном кольце: на Урале — Колчак, на юге — Деникин, Юденич — у стен Петрограда. Подняла голову и внут­ренняя контрреволюция. Мятежи в Глубоковской, Ежен-ской, Афанасьевослободской, Синеникольской волостях…
В августе 1919 года, когда Юденич наступал на Пет­роград, сын синеникольского торговца льном и скотом, владелец имений Перестрелово и Дремово, царский офицер Леонид Утретский поднял мятеж. В его банду вошли кулаки с левобережья, белогвардейские офицеры из Латвии и насильно мобилизованные, замордованные сначала немцами, а потом латвийскими «серыми баро­нами» несознательные труженики. Ленька Глухой (так называли в народе Утретского) имел связи с латвийской и русской, бежавшей в Латвию, буржуазией.
Мятеж начался 22 августа. Бандиты разгромили сельские Советы, ссыпные пункты, убили уполномочен­ного продкома Гусева и четырех красноармейцев. Вся левобережная часть Синеникольской волости, изобило­вавшая хуторами и пустошами, оказалась в руках бан­дитов. Кулакам были возвращены земли, скот, машины. Отряд Синеникольской и Велейской волостей едва сдер­живал попытки белобандитов прорваться в правобереж­ную часть округи.
Подняли голову кулаки. В деревне Коромыслово был сожжен дом, в котором жила семья председателя вол-исполкома Н. Осипова. Волисполком переехал в Моро-
зово, что на границе с Белейской волостью. В Синей Николе в здании волисполкома разместился штаб ком­мунистического отряда.
Большой группе бандитов удалось прорваться через реку, и они устремились в Синюю Николу. Но шестеро продотрядовцев остановили врага. Они отбивали натиск сначала винтовочным огнем, потом гранатами и, нако­нец, в рукопашной схватке. Все шестеро безвестных ге­роев погибли, но и враг не прошел. Коммунистический отряд перегруппировал свои силы и выбил бандитов за реку Синюю. Одним из взводов отряда командовал ком­мунист из Синеникольской волости Ананий Васильев, находившийся в отпуске по ранению.
Тем временем в Красногородской и Покровской во­лостях создавались новые отряды в помощь синениколь-цам. Подошли эти отряды, а также взвод опочецкой ЧОН. Наступление на банду, расположенную в районе деревень Скадино и Кокшино, началось с разных сто­рон. От погоста Синяя Никола наступал отряд началь­ника синеникольской милиции М. Голубева, состоявший из 36 милиционеров и имевший три пулемета. От села Блясино и деревни Блины наступали опочецкие комму­нисты. От деревень Перевоз и Посинье шел взвод Анания Васильева, с тыла — красные латышские стрелки.
Первым открыл боевые действия отряд М. Голубева. Форсировав Синюю, бойцы резким броском вклинились в расположение врага. Бандиты бросили против отряда свои основные силы. Голубев начал медленно отступать. А в это время с флангов и тыла ударили наши главные силы. Банда Утретского оказалась в окружении. Завя­зались многодневные бои. Наши части постепенно сжи­мали кольцо. Когда Утретскому стало ясно, что банде грозит разгром, он отобрал десятка полтора своих по-
мощников и бежал с ними под покровом ночи в сторону Латвии.
Но Ананий Васильев не хуже Утретского знал мест­ность. У деревни Пустошка он устроил засаду. Коман­довал группой Д. Дроздов, синеникольский уроженец, коммунист, заведующий земельным отделом волиспол-кома.        ,
…Ранним утром показалась группа всадников. Впе­реди на белом жеребце мчался главарь банды Утрет-ский. Белого коня-красавца хорошо знал Дроздов: это был лучший волисполкомовский жеребец, угнанный бе­логвардейцами.
— По всаднику на белой лошади не стрелять! — при­казал Дроздов, рассчитывая взять главаря живым. А всадник уже близко. Солдат-фронтовик, отличный стрелок, Дроздов прицелился и выстрелил. Лошадь рухнула, упал и всадник. Потом раздался взрыв грана­ты. Это Утретский, боясь пленения, покончил с собой.
Банда была разгромлена. Спастись бегством удалось лишь немногим бандитам.
В 1919 году Красная Армия нанесла решающие уда­ры по врагам — разгромила основные силы Колчака и Деникина, отразила вторую попытку Юденича захватить Петроград. Советская Россия получила временную пе­редышку.
Но в конце 1919 года капиталисты Англии и Соеди­ненных Штатов потребовали от президента Латвии Уль-м аниса вторжения в Советскую Россию и обещали снаб­жать латвийскую армию всем необходимым вооружени­ем, снаряжением, боеприпасами, продовольствием. Им­периалисты определили свою цель — через Красный и Опочку вторгнуться в глубь Псковской губернии, пере­крыть Псковско-Полоцкую железную дорогу; выйдя к Острову и Пскову, перерезать Киевское шоссе и грунто-
вые.дороги, затем, наступая через Афанасьеву слободу и Томсино, захватить железную дорогу Себеж — Моск­ва и развивать наступление на Петроград.
Белолатыши прорвали советский фронт на стыке красной латышской и башкирской бригад и вторглись в западные пределы Псковщины.
Псковский губком РКП (б) дал директиву — срочно сформировать в Опочке отдельный коммунистический отряд и любой ценой держать рубеж на реке Синей до подхода 11-й дивизии Красной Армии. 16 декабря ран­ним утром в уком РКП (б) прибыли отряды коммунис­тов, комсомольцев, служащих волостных военкоматов и беспартийных активистов из Глубокого, Велья, Ко-пылки, Святых Гор, рабочих кирпичных заводов, членов сельхозкоммун Петровского и Высокого. В Красном, Покровском и Синей Николе отряды формировались на местах.
Уком комсомола напоминал боевой штаб. Моложе 17 лет в ополчение не принимали. Но юнцы 15—16 лет не давали проходу комсомольскому секретарю Феде Куприянову:
— Федя, не будь бюрократом, мне до семнадцати не хватает одной чуточки. Оружие — вот оно, мускулы — во, смотри…— И подросток изо всех сил напрягал свои почти еще детские мускулы. Федя был неумолим. И все-таки кое-кому из подростков удавалось его перехит­рить.
В Покровской волости вместе с отцом Василием Бог­дановым из деревни Бахирево, коммунистом, старым питерским рабочим, участником революции 1905— 1907 годов и штурма Зимнего дворца, в ополчение всту­пил и шестнадцатилетний сын его Коля, будущий Герой Советского Союза, полковник Николай Васильевич Бог­данов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из искры возгорится пламя!
  • Под знаменами революции
  • Писцовый наказ XVI в. и его реализация
  • Несколько слов о положении г. Порхова, как центра промышленной деятельности
  • Интересное