Поиск по сайту

Погребальные обряды Эстонии

Помимо различий между отдельными микрорайонами Восточной Эстонии проявляются различия и между здешними длинными и круглыми курганами как в способах использования в них керамики, так и по ее функциям в погребальном обряде. В длинных курганах Эстонии преобладают разбитые в ритуальных целях сосуды. В них больше, чем в круглых, и черепков в качестве приношений среди кальцинированных костей. В упомянутом выше могильнике Рысна-Сааре I из 15 нарочито разбитых сосудов только один был в круглом кургане, а в длинных — остальные 14, из которых вне погребений находились фрагменты 11 сосудов20. В то же время урновые захоронения, как правило, обнаружены в круглых курганах (Линдора, Кынну, Козеский лес, Рысна-Сааре II и др.) или в круглых частях длинных насыпей (Лоози, Рысна-Сааре II, Линдора и др.). Интересны случаи, когда в одном кургане обнаружено использование керамики по разным традициям, как, например, в длинном кургане № 6 могильника Лоози, где черепки нарочито разбитого сосуда оказались в длинной юго-западной, а урна — в круглой северо-восточной части кургана21. Это в свою очередь показывает, что население, хоронившее в длинных курганах Эстонии, было несколько консервативным и придерживалось ранних традиций дольше, чем население, хоронившее в круглых курганах. Важно и то, что в ходе распространения новой традиции в использовании керамики в погребальном обряде прежняя не была вытеснена, а лишь дополнена (черепки стали чаще класть в погребение, ими покрывали яму с сожженными костями и пр.). Большая роль в сохранении ранней традиции принадлежит, несомненно, близкой по обряду использования керамики в погребальном обряде культуре эстонских каменных могильников, непосредственно соседствующей с ареалом культуры длинных курганов. В Восточной Эстонии наибольшее количество длинных курганов располагалось в северной части Сетумаа у западного побережья Псковского озера, и там больше пользовались керамикой в погребальном обряде в разбитом виде.
По имеющимся данным, в курганах с сожжениями второй половины I тыс. Псковской земли помимо сходных с Восточной Эстонией элементов обряда имеются все же и некоторые различия. Керамика в курганах Псковщины больше, чем в Эстонии, найдена в погребениях, больше здесь и урновых захоронений22. На Псковской земле, очевидно, больше, чем в Эстонии, использовались целыми или немного испорченными сосудами и в ритуальных действиях. Например, в могильнике Северик найден глиняный сосудик с испорченной верхней частью под зольным пятном вне погребений23. Сосудик лежал на боку и в нем был темный песок с маленькими угольками. С. Тараканова считала этот сосуд жертвенным24. В одном длинном кургане (№ 1) мо-
гильника Заполье Большое ритуальный или жертвенный горшок оказался на погребенной почве под насыпью25.
В начале II тыс. на изучаемой территории наблюдается довольно большое разнообразие в типах погребальных памятников (рис. 2:3-7). В Восточной Эстонии кроме поздних каменных и курганных мегильниюш в это время известны змспргтаиния в грунтовых могильниках, совершенные как по обряду трупосожжения, так и по обряду ин-гумации, а также могильники жальничного типа. Последние больше распространены все же в Северном Причудье26. Во всех этих могильниках разного типа обнаружены и глиняные сосуды или их фрагменты. При этом характерно, что в могильниках начала II тыс. наблюдается та же закономерность в количестве использования керамики, что и в I тыс., а именно в могильниках севернее р. Эмайыги керамика встречается больше, чем южнее р. Эмайыги. В начале II тыс. керамика используется в основном в погребениях как в разбитом виде, так и целыми сосудами. Из разных способов использования керамики наиболее устойчивым оказался обычай разбивать сосуды нарочито. Обычай, характерный для каменных могильников I тыс., распространен и в начале II тыс. (в поздних каменных могильниках, в грунтовых могильниках с сожжениями, в курганах переходного типа, в могильниках жальничного типа), а местами в первую очередь в могильниках с сожжениями водского типа, еще и в Средневековье (например, в могильнике второй половины XIII — начала XV в. Макита27). Дольше всего (до XX в.) обычай глиняных сосудов в погребальном обряде существовал у сету вблизи западного побережья Псковского озера. В ровиках длинных курганов иногда найдены черепки больших (с диаметром горла до 40 см) глиняных сосудов28, попавшие туда в ходе погребальных ритуалов в XIX-XX вв. Урновых захоронений в Восточной Эстонии было мало и во второй половине I тыс., основное время их распространения ограничивалось здесь, очевидно, лишь последней четвертью I тыс., возможно, даже VIII-IX вв. В могильниках начала II тыс. урновые захоронения пока не найдены вообще. Целые сосуды иногда встречаются и в погребениях, совершенных по обряду трупосожжения (Сикса-ли29). Больше целые сосуды в погребениях распространяются все же с переходом к обряду трупоположения. Ю. Селиранд считает обычай класть глиняные сосуды в грунтовые могильники с ингумацией продолжением погребального обряда, характерного для каменных могильников30. Место глиняного сосуда при покойнике варьировалось, чаще всего сосуд был в ногах погребенного, иногда рядом с ним, иногда у головы или плеча, очень редко и между ногами около коленей (Раатвере31).
По устному сообщению этнолога Маре Пихо в Саатсе (северная часть Сетумаа) глиняный сосуд с кашей был положен между ногами около коленей покойника еще в 60-х годах XX в. Если в одном погребении было два глиняных сосуда, как в могильнике Раатвере, то один (лепной) из них располагался у правого локтя, а другой (гончарный) — около левой ноги32. Лепной и гончарный сосуды встречались вместе в одном трупрсожжении XI в. и в могильнике Сиксали33. Возможно, что в данном случае положение в одно погребение лепного и гончарного сосудов восходит к культуре длинных курганов, где согласно обычаю при наличии двух сосудов в одном захоронении они были разными по форме и составу. Ко второй половине I тыс. восходит также обычай класть в погребение частично испорченные сосуды. Нижние части двух глиняных сосудов были обнаружены в одном богатом по инвентарю погребении XI в. в кургане Мальского курганно-жальничного могильника34 в восточной части Сетумаа в Печорском районе Псковской области. В том же могильнике выявлен и довольно редкий в начале II тыс., но хорошо известный в предыдущий период обычай — керамика вне погребений. Сосуд в стоящем положении был найден в верхней части насыпи кургана конца XI — начала XII в.35
Довольно мало найдено глиняных сосудов и их фрагментов в могильниках, особенно в курганах начала II тыс. в восточной части Юго-Восточной Эстонии. В курганах переходного типа (т.е. в одной насыпи совершены погребения как по обряду трупо-сожжения, так по ингумации) рубежа I—II тыс. керамика в одном случае (Лаоссина II) была у трупосожжения, а в другом (Метете) — у трупоположения. В раскопанном полностью могильнике второй половины XI — начала XII в. Линдора II из 16 курганов глиняный сосуд был найден лишь в одном богатом по инвентарю женском погребении в материковой яме36. Маленький сосуд в этом погребении находился у ног погребенного37. Несколько больше встречалось керамики в могильнике позднего железа, считавшемся предположительно поздним каменным могильником, в Лоотвина, где черепки разбитых сосудов, как и сожженные кости, и сопровождающие предметы, и их фрагменты, располагались в разбросанном виде38.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Славянская колонизация
  • Когда возник Псков?
  • Украшения сету XVII-XIX вв.
  • Псков в Российской и Европейской истории
  • Интересное