Поиск по сайту
Билайт отзывы после применения в России
На сайте mego.market xiaomi оптом со склада в москве.

Писцовый наказ XVI в. и его реализация

(по материалам Псковской земли)
В 1997 г. в первом томе «Актов служилых землевладельцев» был опубликован уникальный документ — писцовый наказ Юрию Ивановичу Нелединскому и подьячему Леонтию Сафонову, назначенным описывать Галичский, Чухломской и Солигаличекий уезды, датируемый 30 июня 1585 г.1 В небольшой заметке по поводу значения данного документа в вопросе об установлении «заповедных лет» и самого крепостного права Б.Н.Флоря отметил, что писцовый наказ восполняет недостающее звено в концепции В.И.Корецкого, который «настойчиво искал связь между проведением писцовых описаний (имеются в виду описания 1580-х годов — Н.П.) и закрепощением крестьян».
В целом в писцовом наказе 1585 г. в рамках проведения описания Галича и его пригородов Чухломы и Соли Галицкой и их уездов прослеживаются две основные задачи, которые были поставлены перед писцами: обыск пустого и сыск беглых. Процедура розыска беглых посадских людей и волостных крестьян и их возвращение на прежние места была описана в наказе достаточно подробно. Вся информация о беглых, включая их имена, причины и даты бегства, а также место, в котором они будут найдены, должна была заноситься в специальные книги. Розыск должен был вестись не только на описываемых Галицких землях, но и по всей стране, причем в случае бегства «в далние городы», когда писцы не могли своими силами осуществить возвращение беглых, списки таких посадских людей и крестьян следовало прислать в Москву, по которым «государь царь и великий князь указ свой учинит». Но нас интересует не эта сторона деятельности писцов, а обыск пустого, который нашел непосредственное отражение в писцовых книгах и напрямую связан с правительственной политикой по преодолению кризиса и выработки мер по восполнению государственного бюджета.
Хорошо известно и в литературе неоднократно описано, что к первой половине 80-х годов XVI в. в стране сложилась тяжелая хозяйственно-демографическая ситуация. Ее следы прослеживаются по сохранившимся писцовым материалам, на основании которых исследователи делали выводы о масштабах запустения и причинах кризиса. Это мор 1570-х годов, Ливонская война, опричнина и рост государственных повинностей3. Кризисом в той или иной степени была охвачена вся территория государства. Неудивительно, что в писцовом наказе в Галич 1585 г. обыску уделено большое внимание. При описании городских посадов писцы должны были выяснять «сколко пустых дворов, и чей именем которой двор и места дворовые были, и куды и с тех дворов пустых и мест дворовых которые люди розошлися, и от чево и в котором году которые дворы и места запустели, и кто с тех мест хоромы свозил» и «обыскать» когда, в каком году дворы, лавки и пр. места запустели и куда разошлись люди. Результаты обыска должны были быть записаны и заверены подписью заявителей. В уездах писцы должны были не только фиксировать пустые дворы в деревнях и починках, описывать пустоши, но и, «выпрашивая и сыскивая накрепко», писать отхожие пашни и припаши. Что касается обыска пустого, то наказ требовал, чтобы священнослужители и «лучшие» крестьяне, привлекавшиеся к описанию, указывали все угодья, поляны, новые роспаши, обводные земли «в правду», «не лгали и земель не обводили». В противном случае наказ угрожал страшным наказанием: «тем людям от государя царя и великого князя быти кажненым смертною казнью». Отсутствующие в предыдущих описаниях селения, отхожие пашни, распаханные вновь «на лесех», обведенные селения и те, которые были «объеханы» прежними писцами, должны были быть описаны и положены в оброк.
Фонд сохранившихся до наших дней писцовых книг XVI в. невелик по сравнению с тем объемом описаний, который был создан в течение этого столетия. Более того, дошедшие до нас книги в подавляющем большинстве не являются подлинными, а представляют собой приправочные списки начала XVII в., когда в ходе подготовки к проведению нового валового описания земель составлялись справочные документы для писцов. В.Б.Павлов-Сильванский, специально занимавшийся проблемами источниковедческого анализа приправочных книг, указывал, что «при их изготовлении диапазон использования текстов предыдущих описаний был крайне широк: от снятия действительно копий… до основательных, иногда многоплановых переработок». Он выделял следующие черты приправочных книг: отсутствие межевых книг, прилагавшихся к писцовым описаниям, отсутствие перечислений дворов и состава лиц мужского пола во дворах, сокращение информации, относящейся к владельческим правам на земли и наполненности земельных окладов служилых людей, к описаниям угодий, к расчетам одабривания и сошного письма и т.п.4 В.Б.Павловым-Сильванским подробно рассмотрены книги по Московскому, Вяземскому, Звенигородскому уездам, на основе анализа текстов которых и были сделаны данные выводы. Следы подобной правки можно найти в книге Рузского уезда 1567-1569 гг., где, помимо того, что опущены сведения о дворах и населении в них, имеются остатки вытного письма, случайно пропущенные при составлении приправочного списка5. Сокращениям подверглась и Рязанская писцовая книга 1594-1597 гг.6 И этот список можно было бы продолжить. К числу приправочных книг, составленных при подготовке валового описания 20-х годов XVII в., относится и Пусторжевская писцовая книга 1582-1583 гг.7 Анализ двух сохранившихся списков позволяет предположить, что при подготовке копий писцы не слишком сильно сокращали и без того разрозненный текст писцовой книги, вероятно, сильно пострадавшей в пожаре 1626 г. Сохранившееся описание охватывает не всю территорию уезда и не для всех групп поместных дач является полным. Так, полностью присутствуют описания поместных земель четырех станов: Оршанского, Пятницкого, Ошевского и Куде-верского. Описания черных волостей этих станов, розданных в поместья, сохранились не полностью, за исключением Столбушенской волости Оршанского стана. От Кудевер-ской черной волости уцелело одно описание, описание семи поместий сохранилось от Засоротской волости Оршанского стана, описания Борутского, Ополенского, Влитского и Полисского станов фрагментарны. Полностью отсутствует описание Подгородного, Туровского, Олянского, Остренского станов и черных волостей Борутского и Полисского станов. Частичное отсутствие описаний может быть объяснено тем, что волости и станы не были розданы в поместья, а письмом 1582-1583 гг. проводилось испомещение большого числа служилых людей на территории Пусторжевского уезда Так, о Туровском стане известно, что •«помесных земель в нем не было, все черные волости были»8. Сравнение становых итогов и итога по уезду показывает, что в списках писцовой книги сохранилось около 60% описания поместных земель уезда (рис. 1).
Каждый из уездов страны имел свои специфические социально-хозяйственные черты. Писцовые наказы, как известно, выдавались в качестве инструкции на каждый описываемый уезд и составлялись в соответствии со спецификой территории, что видно по материалам начала XVII в. Поэтому невозможно напрямую переносить указания писцового наказа, данного Ю.Нелединскому, на Пусторжевский уезд. Однако анализ материала писцовой книги показывает, что обыск пустого был и на данной территории одной из главных задач, поставленных перед «Игнатием Зубовым с товарыщи».
Писцы сверяли ситуацию с теми книгами, которые были им даны для приправки «с Москвы». Всего насчитывается 34 случая упоминания сыска и сверки с приправочными материалами, что составляет 2% от всех живущих и пустых селений уезда. В одном
случае очевидно, что починок появился после предыдущего письма. Это починок Грязи-вен — выставок из деревни Боровицы, расположенной рядом9. Еще о нескольких починках сказано, что они «в московских книгах не написаны», что также, возможно, связано с их появлением после предыдущего письма; один починок успел превратиться в пустошь10. О ряде пустошей сказано, что они не только не написаны в московских книгах, но и являются «обезжими». Среди селений, которые были объеханы при проведении дозора, в 1582-1583 гг. больше 60% составляли пустоши, 26%—деревни и 4 починка. Любопытно рассмотреть те случаи, в которых указан предыдущий тип селений. Оказывается, что в 1574 г. 64% объеханных селений составляли деревни, 20% починки и лишь 2 пустоши11. Объезд селений, видимо, носил не только случайный характер. Так, компактно во Влит-ском стане расположены 5 пустошей, входивших в поместье О.А.Низовцова: для четырех из них указано, что они были либо деревнями, либо починками, т.е. запустели недавно и были пропущены при проведении дозора12. Еще два починка и пустошь, «что была деревня», были расположены в том же Влитском стане и входили в поместье С.С.Пушкина13; три пустоши, две из которых «были деревни», располагались в черной Столбу-шенской волости и входили в поместье Н.М.Яхонтова»; две пустоши в Пятницком стане входили в состав поместья СИ Изъединова15; две пустоши и деревня в Оршанском стане — в поместье В.Ф. и Г.ИЛевашовых16, наконец, деревня и пустошь, «что был починок», в Ошевском стане принадлежали Ф.МЧихачеву17.

Страницы: 1 2 3 4

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Земские подворные переписки крестьянских хозяйств Псковской губернии
  • Из искры возгорится пламя!
  • Хроника ревалюционных событий в псковской губернии
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Интересное