Поиск по сайту

Песенные и инструментальные традиции

ко мне-та, сиротушки,
да паблизёшинько. Паучашй-ка, батюшка, бедной-то сиротушки
да буйнаю голаву. И наделяй-ка, батюшка, меня-та, сиротушку,
да залатой казной. И надялй-ка, батюшка, горькаю сиротушку
да умом-та разумам. И ум-то со разумам мне, гбрькай сиротушке,
да будя-та надобный»
(Гд., Низовицы 3122-20).
После чесания головы невеста шла одеваться к венцу. «…Расчешу, тагда в другу палавйну, в комна­ту идут. Убирают [волосы], фату надевают» (Гд., Юшкино 3306-28).
Несколько отличалось чесание головы НЕВЕС­ТЕ-СИРОТЕ. «Кагда ей голову чёшу[т], тагда яна паднимаитце голосить. Здынетца с этай своей боч­ки — и пашла по комнаты. А люди розойдутца в эта время, сделаю[т] ей дорогу — так и так — в перякрёс-так. Вот ана ходя по этым дарожкам, ходя и голосе. Спёрьва, как здынетца, дак:
Разайдйтися, расхадйтися, люди добрый, Нет ли где затулйвши маёва
рбннава батюшки, матушки? Может быть, яны чустывали
мае вялйкая горюшка, Пришли на маю горькаю свадебку.
Ана считая, эта горя — замуж вытти, што ана си-рата, её никто не выдаё[т]. Мамы с атцом нету. Вот и ана здымаитца, галося так» (Гд., Желча 3133-38).
Встречаются также упоминания об обряде чеса­ния головы жениху, во время которого мать, тетка, крестная жениха голосили по нему.40
В Струго-Красненском районе записан вариант обряда чесания головы невесте, проходивший после приезда женихова поезда в дом невесты с участием жениха и жениховой родни. Распорядителем ритуа­ла выступал дружка, который ударял по слеге и, на­зывая всю родню по очереди, призывал гостей «уче­сать» невесте голову. Первым чесал жених, потом родня с «князевой» (жениховой) стороны, затем все остальные (Стр., Высокое 3114-47; Задорье 3146-14).
?> Сборы под венец
На территории северных райнов Псковской об­ласти существовали два варианта развития обряда непосредственно перед венчанием.
В одном случае невеста встречалась с женихом только в церкви, в другом — жених заезжал за неве­стой, выкупал место и невесту, их соединяли в пару — «случали». Затем следовало застолье, на котором опевали гостей, жениха с невестой благословляли и отправляли под венец.
Опишем сначала благословение невесты, ее прощание с «красой», волей, обряды, связанные со встречей жениха (выкупы, застолье, благословение жениха и невесты) и отправление под венец.
-»? Благословение невесты
Невесту благословляли непосредственно перед отправлением под венец, наряженную, отдельно от жениха. В случае, если женихов поезд заезжал за не­вестой, невесту благословляли до их приезда, а по­том происходило благословение обоих.41 «К венцу эта благаславляли радйтели невесты. С жинихом должны благословлять ево радйтели, кагда привя-
дут. А её благаславляли адную — икбнай. Сядет-от, и благаславляли иконай, нету пака жиниха» (Гд., Зигоска 3307-33).
«Благославляют, когда в свадьбы, на утро. Не­веста уже сидит в фаты, мать благословля[т] с от­цом — яю адную. А когда жених приезжая за ей, то благословляют мать с отцом невестины — и с жени­хом, их обоих уже отправляют. Жених-то приёдя за невестой, их благословляют, вот тогда и уезжают» (Пл.,3амошье 4137-07).
Благословение давали отец, мать или крестные родители невесты. В «решето» клали полотенце или скатерть, икону, круглый хлеб с солью, хмель, свеч­ку. «Обычно деревенская ришатб. Кладётца туда скатёрка, хлеб. Бывала жа, сами пяклй — такие круг­лые хлебы. Здесь же в сирядйны вырезаетца ямачка, туда — соли, свечечку ставят <…> и хмеля немнбжка — пястачку» (Гд., Озерцы 3306-21).
Благословение совершалось «через стол»: неве­ста склоняла голову над обеденным столом, а роди­тели троекратно обводили решетом над ее головой, крестили иконой. В ответ невеста целовала икону и родителей.
В обряде благословения важное место принад­лежало предметам и атрибутам, обладающим продуцирующей магией. Так, невесту благослов­ляли на шубе, вывернутой и разостланной на по­лу. «Невеста стайт на калёнях, тут, ёслив есть атёц с матерью, благаславляют. А нет, то тагда других папрбсют. Што-нибудь пастёлена — или на шуби, или на каврё, ни на голам палу» (Гд., Озерцы 3306-21). Находящиеся рядом с невестой брат и сестра, «подневёстницы», поднимали ее с колен. По комментариям носителей традиции, шуба бы­ла необходима для того, чтобы невесте хорошо жилось в замужестве. С той же целью невесту по­сыпали хмелем.
Прося о благословении, невеста приговарива­ла: «Помогите на жизнь святую» (Пл., Посолодино 4146-12), или причитала:
«И папрашу ли я тебя, мой любйменькай, и ты любймай-та мой рбдненькай батюшка. И ты вздынйся-ка и взглянь свайм очам ясныим
и на миня-та, сиротушку. И папрашу я тебя ишшё, рбдненькай батюшка, и блаславйть-та меня, гбрькаю сиротушку»
(Гд., Партизанская 3117-11).
Родители (чаще — мать невесты) произносили слова «благословенного» приговора или читали молитвы. Присутствующие на благословении по­други невесты пели песни.
После благословения невеста голосила, благо­дарила родителей: «Спасибо вам, родны родители, что вы мне позволили побеседовать» (Стр., Остров 3125-ф).
В некоторых случаях благословение невесты объединялось с ее наделением. Дары для невесты клали в блюдо на столе, через который ее благо­словляли. В этом обряде мог принимать участие дружка, который «прикликал» родителей и крест­ных к благословению.
4- Прощание невесты с волей, с «красбй»
В последовании ритуалов довенечной части свадьбы, связанных с приездом жениха в дом невес­ты, выделяется обрядовая ситуация ожидания же­ниха. «Примерна, от дажидают жениха, невесту по­дружки сабирают: галаву чешут, ноги убувают, платья одевают. Эта вот до приезда жениха всё де­лали. Сама невеста не сабиралася, а всё-от подруж­ки сабирали. Плакала [невеста], и мама — в слезах. Тагда уже не галосили, а проста сабирали невесту, што приёдит жинйх» (Гд., Озерцы 3306-17).
Ожидая приезда жениха, подруги ВОДИЛИ НЕВЕСТУ С «КРАСОЙ» по деревне. Невеста про­щалась с волей («красотой»), с родным домом.42
Во время шествия невесты в сопровождении подруг по деревне звучали свадебные песни, де­вушки и невеста голосили. «Девушки приходят го­лосить к невесты. Невеста встаёт, берёт "красу" в руки. Невесту — под руки и — по деревне, с песням ходим» (Гд., Юшкино 3307-19, 20). Пока водили, ей пели песню: «В нас хвалили Валентинушке». «А не­веста плачет тблька, а эта девушки пают. Вадйли вот там на гару. Ну вот она [невеста] тогда кланя-етца на чатыри стараны» (Гд., Юшкино 3307-21, 3300-10).
«Ва свадьбу вадйли маладу с "красбй" па дирё-вни и с галосам. Эта пйряд свадьбай уже маладу с "красбй" падирёвни павбдим. Пригалахывае[т] ма-лада, и девки пают песни жалобны какие» (Гд., За-бредняжье 3307-44).
Вернувшись в дом, САДИЛИСЬ ЗА СТОЛЫ и начинали «опевать невесту». «А патом опять при­ходим, сажаим за стол невесту, начинаим песни пёить: "Земляничина-ягода"» (Гд., Юшкино 3307-19). «Ну тагда уже за стол яю сажают. Стол сабир­ают, тут гости угашшаютца. Тагда дажидают жи­ниха» (Гд., Забредняжье 3307-44).
ПРОЩАНИЕ С ВОЛЕЙ завершала цикл риту­алов, направленных на отчуждение невесты от род­ного дома. «Утдаёт "волю" шафярйцам невеста в сваём дбми. Паслённий раз галбсит невеста. Сдаёт "волю", и свадьба кончаетца — у невесты» (Стр., Остров 3114-40).
«Бярйте, галубушки, маю вольную волюшку.
Вы бярйте, не упосайтеся
моей вольной-то волюшки.
Не было у горятйнки волюшка обесчещена по Госпбдниим праздничкам, по весёлыим гулянийцам.
Уже насйте, галубушки, не упосайтеся.
Либо снясйте маю вольную,
маю вольную волюшку снясйте в чистое полюшко
И повесьте на хорошу кудрявую берёзачку маю вольную волюшку.
Либо упустите, галубушки, маю волюшку в быструю реченьку.
Пусть поняслй волны буйные далеко маю вольную волюшку»
(Стр., Остров 3125-19).
Невеста прощалась с волей, подругами, родите­лями, благодарила их за «вольную жизнь» в родном доме. «Эта падружки утгалахываю[т] ей, кугда жи-нихй дал(ы)жны падъёхать. А падружки-та придут пораныии и ходют па избы. Сперьва сидят, а потом ана и начинае[т]:
Ох, здынйтися-та, май галубушки
милый подружки,
Да вы ваз(и)мйтися да рука за руку, Да вы прой(и)дйте па маёй-та новый гбринки, Да вы спрасйти-та маёй
рбднин(и)кай-та матушки, Да куда она утправляя-та миня,
гбрькаю сиротушку, К нербднинькаму батюшки,
к нербднинькай матушки»
(Гд., Партизанская 3117-02).
Невеста ходила по избе с «красой», голосила, обращаясь к родителям, благодарила их и проща­лась. «Пйряд жинихом, ждёт жиниха [невеста]. В эта время ана ходит с красой па дому и сва(й)йм рад-нь’ш и радйтилим всё "благадарна" паёт, галосит, што "сабрали яю в путь ва дарджиньку, на весёлаю свадебку". <…> Невеста падходйла к маме с гала-сами, гаварйла: "Спасйба, родная мамушка, што со­брала меня в путь-дорожиньку". И к атцу падайдёт с этим с голасам. Тоже "спасйба даёт" — прагалосит. Тагда и жанйх на лошадях приёдит. <…> Эта ана адна ходит па комнаты. Тагды приязжая жанйх и уводит с дому» (Гд., Озерцы 3306-20).

Mannol маннол спб.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Северный регион.
  • Районирование и климат
  • Интересное