Поиск по сайту

Песенные и инструментальные традиции

Периферийное положение занимает Черская волость.
Очень много сюжетов свадебных песен и припе­вок зафиксировано в Васильевской и Палкинской волостях (до 70 в каждой).
Необходимо особо отметить прекрасные певче­ские ансамбли деревень Голубово, Горбунова Гора, Горушка, Жилино, Жуково, Зубовщина, Луг, Под­сев, Стуколово, Трумалёво, Щепец, Яхново.
Песенные традиции ПЫТАЛОВСКОГО и ОСТРОВСКОГО районов оказались в значитель­ной мере утраченными, и мы наблюдаем лишь сле­ды некогда богатых культурных традиций:
—  волости Пыталовского района (кроме отме­ченной уже Линовской) составляют отдельную группу;
—  волости Островского района являются пери­ферийной зоной (с точки зрения бытования песен­ных форм); с другой стороны, на этой территории развита инструментальная традиция, что связывает ее с Опочецким, Пушкино-Горским, Красногород-ским районами.
Из певческих ансамблей отметим замечатель­ные коллективы деревень Максимково и Плещеево
Пыталовского района (Линовская волость), из от­дельных исполнителей — певицу и рассказчицу Ев­докию Алексеевну Алексееву, 1900 г. р. (Остр., Изъядиново). Вместе с тем, как уже было сказано, этнографические сведения и здесь записаны в хоро­шей сохранности. Ценные записи выполнены от му­зыкантов-инструменталистов, жителей Островско­го и Пыталовского районов.
Особую важность представляет традиция гу­сельной игры.5 Среди гусляров, игра которых была записана экспедициями СПбГК в 1980-1990-х гг., следует назвать наиболее ярких исполнителей — это Алексей Ильич Ильин, 1903 г. р. (Остр., Пузыри), Иван Антонович Антонов, 1907 г. р. (Остр., Блан-ты), Василий Никитич Тепляков, 1914 г. р. (Остр., Апанькино), Мария Ивановна Вишнёва, 1912 г. р. (Пыт., Дубново), Лука Иванович Воскресенский, 1903 г. р. (Пыт., Паньково), Иван Андреевич Воро­бьёв, 1912 г. р. (Пыт., Ломаши).
Знакомство с материалами И. Д. Фридриха,6 работавшего в 1926-1941 гг.7 на территории совре­менного Пыталовского и части Палкинского райо­нов (в то время — территория Латвии), наглядно по­казывает, насколько разрушительным процессам подверглись традиции русского населения этих зе­мель за последние восемьдесят лет. Немаловажную роль в судьбе народных традиций сыграли следую­щие обстоятельства: наличие большого состава ста­рообрядческого населения, строго придерживаю­щегося канонов веры; миграция населения в горо­да, вызванная политическими причинами; социаль­но-экономические условия — жизнь на хуторах. Ре­зультатом стало забвение и исчезновение из прак­тики многих форм фольклора. Выше отмечалось обилие сюжетов свадебных песен в Печорском рай­оне, Васильевской и Палкинской волостях Палкин­ского района. Для сравнения — в волостях Остров­ского и Пыталовского районов количество сюже­тов свадебных песен и припевок составляет в сред­нем: по Островскому району — 5 образцов (от 1 до 14 — в 6 волостях), по Пыталовскому району — 6-7 образцов (от 1 до 14 — в 9 волостях).
Динамика угасания традиций четко прослежи­вается при сопоставлении экспедиционных матери­алов 1980-х гг. с записями И. Д. Фридриха. В мес­тах, где Фридрих записывал развернутые и много­численные тексты песен, хоровых и сольных причи­таний, в 1980-х гг. удалось зафиксировать лишь редкие образцы песенного фольклора, что же каса­ется причети — только фрагменты (первые строки нескольких текстов).
Музыкально-поэтические формы, включенные в комплекс календарных обрядов и обычаев на тер­ритории Псково-Печорского Обозерья и нижнего и среднего Великоречья, можно охарактеризовать как весьма специфические.
Важной особенностью музыкального фольклора этих мест является бытование «виноградин» — позд­равительных песен с припевом «Виноградье красно-зелёное». Для «виноградий» характерны стабиль­ность напева (на всей территории) и наличие едино­го поэтического текста с сюжетным мотивом «Терем хозяина» («Богатый двор»). Зона распространения «виноградий» имеет форму протяженной «полосы» по течению реки Великой (от Красногородска до Пе-чор и Пскова и далее по восточному берегу Псков­ского озера). Наличие «виноградий» — ключевой признак музыкальной культуры земель, находящих­ся на западной границе Псковской области. В других местах области (за исключением Порховского района) эта музыкально-поэтическая форма не встречается. Наибольшее количество записей «вино­градий» выполнено в Печорском и Палкинском рай­онах. Формы без припевов (краткие колядки) также записаны, но в небольшом количестве. Поэтический текст колядок чаще всего ограничивается начальной формулой «Пришла Коляда…», обращением к хозя­ину дома "с просьбой одарить колядовщиков и тра­диционными угрозами («Не дашь пирога — то коро­ву за рога» и т. п.). Музыкальный текст колядок представляет собой повторение краткой попевки, большей частью в пределах малой терции.
Из фольклорных форм Масленицы, кроме при­певок-возгласов («Прошла наша Масленица…»), исполняемых у костра и во время катаний, в Печор­ском районе бытует обрядовая песня «Дорогая на­ша Масленица». В этом же районе (более всего в Кулейской и Круппской волостях) вместо обрядо­вых исполняются лирические песни «Не одна во поле дорожка», «Зеленися, мой зелёный сад», «По­выйдемте, белые лебёдушки», «Молодость моя мо­лодецкая» и др.
Лирические песни и обрядовые хороводы вклю­чены в обычаи пасхальной недели. Лирические и балладные песни раннего исторического пласта («дёвья» лирика и обрядовые весенние хороводы) составляют выдающуюся по своей художественной ценности часть фольклорного наследия Печорско­го Обозерья. Большинство записей выполнено в де­ревнях Печорского района — в Круппской и Кулей­ской волостях, на островах Псковского озера. От­дельные образцы записаны также в Печорской, Лавровской, Новоизборской волостях, на восточ­ном берегу озера (Псковский район).
Наблюдения над особенностями стилистики данного круга песен и этнографического контекста традиции заставляют обратить внимание на многие факты, свидетельствующие о тесной связи лириче­ских и хороводных песен с художественной систе­мой фольклорных жанров, относящихся к кален­дарной обрядности. Их значение характеризуется не только целым рядом особых обстоятельств, (вре-
мя и место звучания песен, состав участников, ма­нера исполнения), но и собственным образно-смыс­ловым, функциональным содержанием. Лириче­ские и балладные песни имеют строгую приурочен­ность к определенному периоду календарного цик­ла — весенним праздникам, а именно к масленичной и пасхальной неделям, их пели вне дома — на улице, на возвышенных местах (на горках, на сугробах), они звучали у масленичного костра. Пели их обяза­тельно «артелью», причем только женской, пение сопровождалось движением (шествия по улице на масленой и пасхальной неделях) или «стоянием» на горках, где-нибудь в центре деревни, у масленично­го костра. Для исполнения типичны насыщенный тембр звучания, яркая, динамичная подача звука.
В ряду особенностей стиля отметим большую роль малообъемных звукорядов (так называемые «квартовые» песни), трихордовые попевочные об­разования, интонационное родство с плачевой культурой, осознаваемое самими исполнителями. Так, о песне «Отдавала меня матушка» в д. Лисье (Печ. район) отозвались следующим образом: «Петь — почти что голосить». Образно-поэтический ряд также восходит к сфере «жалей», содержит мо­тивы «утраченной воли», «потерянной девичьей красы», «разлуки», «заросшей невозвратной до­рожки», «девушки-птицы», «жалоб о несчастной женской доле» — то есть те мотивы, которые тесней­шим образом связаны с образной сферой причита­ний, что, в свою очередь, свидетельствует о роли культа предков в формах фольклора, приурочен­ных к календарным праздникам.
Особого внимания заслуживают припевки на «полевой голос» (припевание пары), исполняемые во время навозных толок и других полевых работ, а также на молодежных вечёрках. Это яркая специфи­ческая традиция, центром которой является Пал-кинский район. Наиболее архаический характер имеют эти музыкальные формы в Качановской, Но-воуситовской, Родовской волостях Палкинского района, Линовской волости Пыталовского района. Есть напевы, характерные только для полевых опе-ваний (см. «Образцы календарно-обрядовых песен и припевок», № 12 ), но есть и напевы, идентичные свадебным опевальным («скучным») песням,8 что подчеркивает их обрядовый смысл, связанный с культом плодородия. В Палкинской и Васильевской волостях такого рода припевания пары (на толоках, вечёрках, на свадьбе) звучат на обычный в этих ме­стах свадебный напев (см. «Образцы напевов и тек-тов свадебных обрядовых песен и припевок», № 8).
Другие календарные обычаи и обряды на этой территории не имеют специальных музыкально-по­этических форм.
Во время гуляний, ярмарок, престольных празд­ников всегда звучала инструментальная музыка — и
более всего, гармонная игра, которая сопровождала пляски, пение частушек, а также «ломанье», драки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Северный регион.
  • Районирование и климат
  • Интересное