Поиск по сайту

Песенные и инструментальные традиции

И после — от стол, нада так [мыть]. Вот пусть — так углы, и начинаишь так — сначала идёшь как вроде бы ат сябя, вот так, по сталу ведёшь, с ков­шичка вады пачерпнёшь. Заходишь к углу, ведёшь до этава угла и гаварйшь: "Ва имя Атца и Сына и Святова Духа. Аминь!". Штобы крест палучйлса. Теперь с этай стараны, тоже: "Ва имя Атца и Сына и Святова Духа. Аминь!". Второй раз оттуда ве­дёшь по столу: "Ва имя Атца и Сына и Святова Ду­ха. Аминь!". Третий так. Ну и третий тоже так же кресты сдёлаишь. И помоишь также с ковшикам этай вадйчкай двярную ручку. И тоже, моешь [и го­воришь три раза]: "Ва имя Атца и Сына и Святова Духа. Аминь!"» (Гд., Полна 4681-39).
«Этой водой нада спрыснуть на коровку. Я ко­ров часто спрыскываю. Как войдёшь [в хлев], в рот возьмёшь — и всю корову акатишь, нёскалька раз спрыскаишь. Другой раз хорошо, штоб ана стрях­нулась — гаварйли бабки. А потом, што астанетца в ковшике вада (эта называетца "питникй" в дверях -петли) и наиспашку выльешь эту воду. Вот так — ат себя. <…> Так и человека можна спрыскивать — то-жа так же» (Гд., Полна 4681-39).
Остатки целебной воды выливали с приговором:
«Все упёки, сурёки —
На пустой лес, на сухую асйну!»
(Гд., Полна 4681-06).
Оградиться от «сглаза», «от суреков» можно было и другим способом: «Лицо, кагда утрам [умы­ваетесь], то старайтесь памытьца и рубашкай сваей вытереть — низам, тыльнай стараной, изнаначнай» (Гд., Полна 4682-39).
В народе считали, что многие болезни насыла­ются колдунами. С этим связано множество были-чек. Лечить болезнь «красаву» или «веснуху» («ти­хое помешательство»), насланную колдуньей, На­дежда Ильинична Карасева научилась от «бабки». «Я хадйла за бабкай. Бабка пришла, вот ана эти стишки читала и паджигала этай свёчичкай. А свё-чичкай тоже так нада — "тись-тись-тись", штобы да-транутца временам до тела. Да, и три дня не мыть-ца. Не смывать, но лицо-та можна, а тут — ня мыть-ца» (Гд., Полна 4681-30).
Заговоры, помогающие от этой болезни (см. №№ 15, 16), читались трижды. Произнесение сопро­вождалось легким прикосновением зажженной спич­кой, а затем свечкой к родинкам на теле больного (сначала — на груди, затем — на спине). «Нада прижи­гать спйчичкай. И после ищё нада брать свечку, ко­торая стайт над покойникам — на гроби гарят. Сначала — спйчичкам, а потом — свёчкай [дотронуть­ся], и гаварйть» (Гд., Полна 4681-23). После этого свечу ставили на порог и трижды поворачивались
вокруг себя, пронося над свечой ногу. В конце лече­ния нюхали запах подпаленных волос. «И нада воло-сак так ищё немножка [поджечь] свёчичкай — и ню-хать-от этат запах. Потом взять эту свёчичку, пёрид парогам (дверь закрыть), паставить, капнуть воска, паставить и от так абайтй три раза. И вот тагда, правда, када обойдёшь, тагда вот волосак [жечь], шоб нюхать. Эта болезнь бываит в жизни, бываит -тихая помешательства» (Гд., Полна 4681-23).
Много заговоров было связано с лечением дет­ских болезней. «Испуг», «исполох» («кагда рибя-тйшки вот такие — кривлястыи») бывает у ребенка «от гажей болезни, от такой, вот эта — "перявйв", "перялёг"». «Бывая, што он так — вот так весь, бы­вает, изгибаетца, то и глазки закатыват. Кагда эта бальнйна — глазки закатыват» (Гд., Полна 4682-08). В этом случае «утрам, до восхода сонца, а вечерам — до захода сонца» выходили с ребенком на руках «на крыльцо, где нет паталка», и говорили «сти­шок» — шептали на ребенка.
Чтобы ребенок спокойно спал, его на вечерней заре подносили к окошку в избе. «Тут прахладно -плита топитца, окна атпатявают. Подойдёшь с ма­леньким, потрёшь эты стёкла и по лицу яму этай ["паром"] памажишь, што атдаст Сон и Дрёму» (Гд., Полна 4683-35). В этот момент трижды произ­носили заговор «Две липы — два братца». Интерес­ны наблюдения заговорщицы по поводу поэтичес­ких особенностей этого текста: «Это, главно дела, всё паперёк [говорится]. Эта — липы жёнскава рода, а палучаетца ана: две липы — два братца, а стёклы -сястрйцы» (Гд., Полна 4683-34). Ключевым обра­зом-символом заговоров на сон ребенка является «Зоренька-зарйца» (Пл., Замошье 4138-06), «Зара-зараснйца, красная дявйца» (Гд., Каменка 3127-55), «Девица» (Гд., Заклинье 4677-22).
Чтобы вылечить грыжу у маленького ребенка, сначала читали молитву «Отче наш». «Нада взять распашоначку — не изнаначнай староной, а верхней палажйть, например, в пупке и закусывать, и га­варйть. Пагаварйшь, закусишь апять эта места и за-амйнишь» (Гд., Полна 4681-27). Произнося заговор на грыжу, водили указательным пальцем «против солнца» и «закусывали», «заплёвывали», «заамйни-вали» (Стр., Задорье 3146-10).
В фольклорной традиции бытовали также заго­воры, относящиеся к лечению домашнего скота, в основном, коров. Некоторые из них могли обслу­живать как лечение человека, так и животного.
Чтобы вывести бородавки на вымени коровы, нужно было взять с трех «конёвьих» копыт земель­ки, «снежка», обтереть соски и сказать заговор:
«Как конёвьи копыты чистые, Так бы и соски у карбвушки [Зорьки] были чистый»
(Гд., Полна 4683-22).
Если корова доилась кровью, практиковались такие действия: «Нада взять в сковараду красных углей, к коровы прийти, сделать у ней самый низ хваста колечкам. И вот с това саска, который доит-ца кровью, дайть пряма, штоб на эти — на раскалён­ный угли. С хваста сделана колечка, и в эту дырач-ку (в эта калёчка) [надо] дайть на раскалённый уг­ли. Тоже перяходит» (Гд., Полна 4682-02).
В случае, если молоко у коровы становилось горьким, в «Чистый четверг» рекомендовали де­лать следующее: «Надо сорвать с трёх кустов мож­жевельника па веточки, с трёх палей са ржаных — по , камешку, накипятить водички и эта всё положить в падойник, кипятком налить, и патом в этот кипяток опустить этих три камешка. Камешки-то надо рас­калить, камешки-то надо раскалённы агнём [брать] и тогда их в воду положить. Иль в печки, или в пли­ту положить, когда топитца, на углях, на красных, штобы они были красны. <…> Вот так попарить [подойник]» (Гд., Полна 4683-04).
Если пропадала сметана на молоке, поступали так: «Идёшь доить, пригатавливашь: поставлю бан­ки, бярёшь цадйлку и два ножика. Всё это пригато-вишь, падоишь, и тогда прямо через парог надо по­цедить, ножики сделать [крест-накрест], штоба на­шлась смятана. Главно дело — лить надо через этот крест» (Гд., Полна 4683-04).
Встречаются заговоры, связанные с профилак­тикой возможных недугов и оберегом человека. Чтобы человека не укусила змея, произносили за­говор, в котором обращались за помощью к свя­тым: «Ивана-спасителя» просили спасти от гада, а «Дарью святую» — очистить дорогу (Гд., Чернёво 4676-23).
Специальные заговоры произносились утром — перед тем как выйти на улицу, в путь, чтобы все было благополучно в течение дня.
Наиболее часто ЗАГОВОРЫ-ОБЕРЕГИ были связаны с домашней скотиной. Чтобы только что отелившаяся корова не брыкалась при первой дой­ке («штобы корова стаяла хорошо»), три раза про­износили короткую заговорную формулу:
«Хватит дявйца — давай маладйца!»
(Гд., Полна 4681-40).
Функционирование заговоров тесно смыкается с ритуальной практикой тех дней календаря, кото­рые связаны с представлениями о колдовстве и, со­ответственно, с необходимостью оберега человека и скотины от колдовских чар. Это — «Чистый чет­верг», Егорьев день, Иванов день, Покров.
«Вот падпирают [ворота от колдунов] на Велй-кый четверг. Патом какие праздники? Егорий, Иван и Покров. Вот на зти на четыре праздника падпираютца ворота асйнавым клйньем» (Гд., Пол­на 4682-17). Делали это обязательно к ночи или но­чью. «Ночь штобы стаяли, патаму што, кагда эти
делают (как их назвать?) — калдуны, анй делают толька ночью» (Гд., Полна 4682-17).
На Пасху «кормили дворового». «Разговляютца этай Паскай. Отрежу[т] и дворовому снясу[т] в уго­лок, штобы скатана б не съела. А прйду[т] — сьёде-на. В уголок положишь, и вот:
Дворавйк-Дворавбй, хозяин Домовой, Вот тебе выпить, закусить, Толька кармй маю живбтнаю»
(Гд., Подолешье 3141-33).
В Егорьев день заговоры читали, когда обходи­ли скотину на дворе, в момент выгона скотины на поле, во время обхода в поле. «Када выгонят вон, тада ришето поставят, иконку поставя[т], и потом пойдут кругом скатйны. И читаю[т], штобы:
От змея бягучево, От волка блягучево»
(Гд., Каменка 3127-51).
В ночь на Иванов день хозяйка подпирала дверь хлева тремя осиновыми клиньями, чтобы колдуны не смогли испортить скотину; на каждый из них она произносила заговор. «Сделать три кли­нышка, асйнавых, сырых, и падпирать ворбты на­да, к которы[м] выходит скот — входит и выходит. Ставишь клйнышик адйн и гаварйшь:
Падпираю ворбты асйнавым клйнам
Ат калдуна, ат каддунйцы,
Ат желёзнай зубйцы.
Штобы ни атнимали ни малака, ни кбр(о)ма,
А отняли бы ат осйнавай кары сок.
Аминь!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Северный регион.
  • Районирование и климат
  • Интересное