Поиск по сайту

Песенные и инструментальные традиции

ТРАДИЦИОННОЕ УГОЩЕНИЕ на свадьбах: пиво, стоящее в ведрах на столе и накрытое плат­ками, «красный» (клюквенный) кисель, пироги с морковкой, холодцы, три каши — гречневая, пшен­ная и перловая.59 Подавали несколько перемен блюд. «Пёрва самовары грели, чай пили. Чай на-ливаю[т] пёрва-наперва. Чатыре-пять самоваров согреешь и пёрва по чашке наливали. А потом щи ставя[т] на стол, обшею миску бальшую. А потом там рыбу на закуску принясу[т], картошку тушё-наю, пирагй нося[т] целиком, поднося[т], на стол ставя[т], бальшйе» (Гд., Чудская Рудница 3118-29). Жениха и невесту угощали патокой в мисках и за­мечали, кто съест быстрее. По рассказам, это дела­ли для того, чтобы молодые не ленились (Пл., За­полье 4176-19).
В качестве выкупа на свадебное застолье све­кровь выносила бабам «ПОХВАЛЬНЫЙ ПИРОГ», чтобы они не хаяли невесту. В ответ женщины сту­чали пирогом о балку дома, и если он был недоста­точно сдобный и не разваливался, кричали: «Балка ломится, пирог не копится!». Если же пирог был хо­роший, то его хвалили, разламывали на куски и угощались.60
Мать невесты подавала «брату» жениха яични­цу. Девушки крали ее и также требовали выкупа.61
Молодая разносила гостям чай: сначала нали­вала свекрови, потом остальным гостям; за это мо­лодых супругов одаривали деньгами (Гд., Большое Скородно 3305-07).
Во время свадебного застолья на улице собира­лись деревенские мужики и устраивали стрельбу из ружей и винтовок, их угощали вином. «Кагда к же­ниху приеду[т], сёду[т] за стол, пад кажным углом стряляли с винтовак. Как толька садятца яны, так: "Раз! Раз! Раз!" Вот эта была примета тбжа. На ули­цы стреляли-та, под углам. Маладыи садятца здёся за стол, а там стреляли под углам. Мажукй скопят-ца, в каво ружьевье е[сть]. Всё ровно хто — без­различна, с деревни мужики. А (й)им за эта вина даю[т], вот аны и выпиваю[т] этака вино мужики этакие. Анй за этым и йду[т], штоб (й)им бы дали» (Гд.,Желча 3133-32).
На свадебном застолье дружка (или крестный) РАСКРЫВАЛ МОЛОДУЮ. Молодая приезжала от венца, покрытая белым платком или браной ска­тертью. Рассказывали, что «в старину» молодую не открывали, пока пара не повенчается в церкви, и так могли подменить невесту (Стр., Зарябинка 3126-22). Дружка «раскрывал молодую» при помо­щи кнута, поднимая и накручивая платок или шаль на кнутовище. Сняв платок, он спрашивал: «Хоро­ша ли молода?» — а ему в ответ кричали: «Хороша!» — или: «Хороша молода!». В ответ за похвальбу гос­тей одаривали, а молодых «здымали "на ура!"». За­тем свекровь надевала невестке повойник.62
На застолье невеста одаривала женихову род­ню: делала подарки свекру и свекрови, крестной матери жениха (Пл., Ореховно 4179-05). Основны­ми подарками были пояса, полотенца; свекру неве­ста дарила рубашку, свекрови — кофту (Гд., Купко-во 4672-19). «Невеста далжна падарйть свёкру, свек­ровы, заловки. И кагда придет свадьба, далжна ни-вёста убвизать всех пайсам чёриз плечо. Ткали такй пайса, а поисам далжна ана всех убвязать. Не ана, канёшна, там — тётка или там хто. Дружки — чёриз плечо палатёнца, а [остальным] — паясочик» (Гд., Зигоска 3307-33). Тетушка или крестная невесты одаривала новую родню — трясла связкой поясов и приговаривала: «Наша молода не спала, не дрема­ла, всё дары пакупала!» (Гд., Усадище 3295-18).
Интересен обряд ВЫКУПА ПИВА на свадеб­ном застолье. «Ставили ведро пива на стол, и она платком завязывала. <…> Платок и пояс обвяжу[т]. Это невеста всё выкупала» (Гд., Низовицы 3134-73). Когда свекровь ставила ведро с пивом на стол, она приговаривала: «Наша б молода не спала, не дре­мала, всё б дары закупала!» (Гд., Полна 4669-21).
Гости рассаживались за столом, и женщины на­чинали петь свадебные песни — «опевать», «упя-вать» застолицу. Прежде чем начать петь песни, у жениха спрашивали разрешения: «Дорогой князь,
разрешите вас повеселить?» (Гд., Полна 4669-21). Опевали не только молодых, но и всех гостей на свадьбе — «вкруговую» (Пл., Кошелевицы 4135-15). «Сидят вси за стадом и все па очереди каждаму па-ю[т] песню. Тут уже в нас свой хор был, атдёльна. И деньги нам платили — паложим в стакан и бряко-чим, штоба брякатала всё, и платочкам махаим» (Гд., Озерцы 3306-14). Гости с невестиной и женихо­вой стороны «перепевались песнями», где каждая из сторон себя нахваливала.
В качестве первой песни, исполняемой на засто­лье и адресованной молодым, в разных деревнях могли звучать: «Синее моречко сколыхнулося», «Поотлётала лебёдушка», «Благослови-ка, Госпо­ди, нам игру заигрывать». Последними невесте пе­ли «Ты, река ли моя, речушка», «Земляничина-яго­да», «Наша Ирушка садом шла», жениху — «Мята моя, мята, мята зеленая».63
Свадебные песни и припевки исполнялись с пляской: «с припляхом», «с кичкам», «кичат», «тра-потёнь идёт», когда пляшут. Для Гдовского района особенно характерны круговые пляски: «вкруго­вую», «вокруг столов», «в круг».64 «Все — в круг. Хоть две выйдут плясать, потом три выйдут. А тут и начнут плясать все. Пают и пляшут, приплясыва­ют, кичат. Кагда деньги-та паложут в стакан, так стаканам брякочут, там мёлачь — "Спасйба" пают, приплясывают. Столы стоят, а тут, в сирядйни по­ла, должно быть, толька хто паёт песни» (Гд., Зиго-ска 3307-33). ПЕВИЦ НАДЕЛЯЛИ медными день­гами, мелочью. Сложив их в стакан, в рюмку, пе-сельницы звенели ими в ритме плясового движения. В Плюсском районе женщины просили деньги, при­плясывая с пустым подойником (Пл., Берёзицы 4156-24). Типические черты плясового движения связаны с приставным обрядовым шагом, прито­пом-втаптыванием, прискоком, ритмизованными взмахами руками.
Большая часть песен, звучащих на свадебном застолье, была связана с припеванием жениха и не­весты, величанием семейных брачных пар — гостей на свадьбе. Каждая из «припетых» пар должна бы­ла целоваться через стол. После исполнения при­певки гость просил показать: «Товар на лицо!» — и ему подводили «припетую» девушку, которую он обязан был угостить. Всякого, кто отлучился из-за стола, «здымали "на ура!"» и заставляли платить деньги. Свадьба продолжалась до тех пор, пока не «опоют» всех гостей.65
Встречается единичное упоминание о ряженых на свадьбе, которые скакали, прыгали, могли по­драться (Стр., Могутово 3141-16).
На окончание свадебного застолья гостям пода­вали «яйшню», гречневую или пшенную кашу, ки­сель.66 Когда хозяйка ставила горшок с кашей на стол, дружка хлестал кнутом и приговаривал: «На-
пивайтесь, наедайтесь, в путь-дорожку собирай’ тесь!» — оглашая тем самым, что свадебное застолье подходит к концу (Гд., Чудская Рудница 3118-49).
В конце застолья молодая покрывала кашу тка­нью или платком. «Она [невеста] покупала мануфак­туры и накрывала стол. Это кашу накрывать бь’ша мода» (Гд., Низовицы 3134-73). Кашу выкупали -кидали на нее деньги и кричали: «Моя каша!» (Пл., Крошнево 4151-01). Затем свекровь снимала полот­но с деньгами и плясала с ним. В одном случае вы­куп каши был приурочен к началу праздничного за­столья (Пл., Староверский Луг 4164-04). В заключе­ние застолья ДЕВУШКИ ПЛЯСАЛИ С «КРАСбЙ» — опевали «красу». Звучала последняя свадебная песня «Красота ли моя, красота», после которой на­чиналось молодежное гулянье. «[Когда] расходйтца нада, всих опёили, тагда маладым пели песню: "Ты краса ли моя, красынька". <…> "Красу" бяру[т] дев­ки в руку и кругом пляшу[т] с этай "кросой". По­следняя песня, яю и паю[т] — маладым. Эта уже атси-дят сталы-та, так уж пад самый конец. Бывала ведь, кругом апявали-та. Вот всих опёю[т], тагда "Краса ли мая, красынька"» (Гд., Желча 3133-32).
Гулянье после женихова стола проходило в от­купленной избе или на улице, с гармонями. «На вё-чар шли гулять, а патом уже спать пайдут» (Гд., Юшкино 3307-27). Гулянье могло длиться всю ночь.67
ДРУЖКА ВЕЛ МОЛОДЫХ СПАТЬ, крестя дорогу кнутом. В спальню молодоженам ставили мешок ячменного зерна (Стр., Замошье 3144-24). Молодая разувала мужа. «Как в пёрву-та ночь ла-жйтца мужик спать и накладё[т] в сапог дёняг, и за­ставляя^] жёнку разувать ноги. Прйду[т] на кра-вать-та спать лажйтца, и разувая [молодая]. А дру­гая ничёво не зная. Ну, разуя — вот, деньги там, в са­погах. И ана патом убирая эты деньги. Тётка Лиса мне рассказывала — кагда ана за дядю Ивана вышла замуж, вот она и гав[о]рйт, за занавесу пашлй, он, гаворйт, сел на кравать-та, и я, гаворйт, села. Он говоря: "Разуй мне ноги". Она говоря: "Ой-ой! За­ставляя меня ноги разувать". Я, говорит, разула, и там посыпалася мелочь, накладена мелочь» (Гд., Чернёво 3301-41).
ВТОРОЙ ДЕНЬ СВАДЬБЫ. «ХЛЕБИНЫ» («КАШНЫЙ СТОЛ»)
Утро после брачной ночи начиналось с того, что дружки или свекровь БУДИЛИ МОЛОДЫХ. Свекровь проверяла, «честная ли невеста» — рубаш­ку невесты выносила на подносе к гостям. Молодая одаривала свекровь.
У порога спальни или прямо у кровати молодо­женов «горшки прихадйли [бить] с деньгам» (Гд., Чёрнево 3301-41). Молодую заставляли мести пол,
16*

https://magazin-ot-sklada.ru/avtotovary/nabory-instrumentov/ наборы инструментов 108.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Воды
  • Северный регион.
  • Районирование и климат
  • Интересное