Поиск по сайту

Памятные места и мемориальные захоронения воинов отчизны

Я начинаю звонить Горбачеву… Пока меня соединяли с Горбачевым, Ельцин уже вел разговор с американским прези­дентом.
…Тогда же, не дожидаясь утра, мы вылетели обратно — нам предстояло ратифицировать Соглашение в парламен­тах…»
Из Соглашения об образовании СНГ:
«Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина, как государства-учредители Союза ССР, подписавшие Союзный договор 1922 г., далее именуемые вы­сокими договаривающимися сторонами, констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и как геополи­тическая реальность прекращает свое существование…
С момента подписания настоящего Соглашения на терри­ториях подписавших его государств не допускается примене­ние норм третьих государств, в том числе бывшего Союза ССР.
Деятельность органов Союза ССР на территории госу­дарств-членов Содружества прекращается…
За республику Беларусь — С. Шушкевич, В. Кебич, за РСФСР — Б. Ельцин, Г. Бурбулис, за Украину — Л. Кравчук, В. Фокин».
На встречу приглашался Назарбаев, но он долетев до Москвы почему-то дальше не двинулся.
* * *
Читая эти воспоминания можно только удивляться, на­сколько все это сделано экспромтом. Совершено событие все­ленского масштаба. Оно будет касаться сотен миллионов лю­дей. Родился документ чудовищной разрушительной силы.
12 декабря 1991 г. состоялась сессия Верховного Совета РСФСР, на которой 188 голосами при 6-ти против, 7-ми воз-
державшихся, при кворуме для принятия решения — 124, Бе­ловежское соглашение было ратифицировано, а следователь­но и денонсирован «Договор Союза СССР 1922 года».
Украина и Белоруссия сделали это еще раньше, 10 декаб­ря. Как показывают очевидцы и стенограмма, сессия прохо­дила очень бурно. Был большой шум при голосовании, зада­вали вопросы:
М. Лапшин:
«…Государства, которые денонсировали договор, находи­лись совершенно в других границах. Казахстан и Средняя Азия входили в состав РСФСР, Граница Белоруссии была чуть западнее Минской области, а Украина, мягко говоря, пред­ставляла на своей территории совсем не то, что сейчас пред­ставляет.
Не создаем ли мы фактом денонсации Союзного догово­ра основу для огромных территориальных претензий друг к другу?»
Вопрос был задан министру иностранных дел А В. Коза-реву. Тот не стал отвечать, переадресовал его С. М. Шахраю.
С. М. Шахрай заумно ответил, что денонсация Договора 1922 года не означает возврата к территориальным границам РСФСР 1922 г. и не означает территориальных претензий к другим государствам.
М. Астафьев:
«…Из глубины Беловежской Пущи можно отменить Конституцию СССР, как нам сейчас объяснили, можно отме­нить Конституцию РСФСР и нарушить президентскую клят­ву. Можно ли отменить Устав Организации Объединенных Наций?..
…Ведь туда принимают государства, а не Содружества го­сударств?»
Министр иностранных дел ответил, что нас уже призна­ли, судя по откликам, часть государств членов ООН.
С. Бабурин:
«…Насколько вы уверены, что, развалив Советский Союз, мы остановим этот развал на границах РФ и что не появится уже в каком-нибудь брянском лесу или в Уральских горах сог­лашение о том, что российские органы власти тоже не нужны и будет некое другое сообщество на месте Российской Феде­рации?..»
Министр иностранных дел А. В. Козырев констатировал, что у нас страна уже не управляемая, никто ни за что не отве­чает и поэтому Содружество — это выход из положения.
Начались прения. Слово предоставлялось тем, от кого не ожидалось «сюрпризов».
Выступили: В. Шуйков, В. Шейнис, В. Новиков, Р. Абду-латипов, М. Захаров, А. Собчак, Р. Хазбулатов, В. Миронов, которые призвали одобрить соглашение и ратифицировать. Многим не дали выступить. Были поданы поправки. Их не огласили и они не обсуждались. Голосование было объявлено поименным. Начальство явно лукавило, если не сказать боль­шего. Ложь и на этот раз сыграла провоцирующую и разруши­тельную роль.
Как на партийном активе по инерции, где голосующие не несли никакой ответственности, а соблюдали лишь форму, привыкшие делать то, что предлагало начальство, тем более поименное голосование (мало ли что?), проголосовали.
13 декабря 1991 г. в Ашхабаде состоялась встреча глав го­сударств Средней Азии и Казахстана. Возмущению лидеров этих государств не было предела. Предложение Кравчука просто «присоединиться» было с ходу и самым категоричес­ким образом отвергнуто. Ельцин, Кравчук и Шушкевич не были заинтересованы в громком скандале, который бы под-• черкнул неустойчивость «Содружества», создал впечатление, что оно разваливается прямо на глазах. Компромисс нашли быстро: Ельцин, Кравчук и Шушкевич согласились приле­теть в Алма-Ату для подписания «обновленного» Содружест­ва с расширенным списком «учредителей», а среднеазиатские лидеры согласились не приглашать на эту встречу Горбачева.
Однако М. Горбачев пытался как-то присоединиться к этому процессу. Написал послание, в котором даже согласил­ся Союз, предлагаемый им, назвать Содружеством и предло­жил именовать его «Содружество Европейских и Азиатских государств» (СЕАГ).
Первое сообщение о результатах встречи в Алма-Ате было передано Интерфаксом. В нем говорилось:
21 декабря 1991 г. в полдень по московскому времени, за закрытыми дверями, руководители одиннадцати суверенных
государств на встрече в Алма-Ате достигли договоренности о прекращении существования СССР.
Чуть позже пришла экспресс-информация № 5:
«Лидеры 11 суверенных республик, образовавших Содру­жество Независимых Государств, приняли обращение к Пре­зиденту СССР Михаилу Горбачеву, в котором уведомляют его о прекращении существования Советского Союза и институ­та президенгства СССР. В обращении главы Независимых Го­сударств благодарят М. Горбачева за его большой положи­тельный вклад».
После подписания декларации состоялся банкет.
25 декабря 1991 г. вышел Указ Президента СССР № 3162 «О сложении Президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР и упра­зднении Совета Обороны при Президенте СССР».
В этот же день М. Горбачев выступил с заявлением, где объявил всему народу о прекращении своей деятельности на посту Президента СССР. Когда он читал свое заявление был спущен государственный флаг СССР над Кремлем. Улыбаю­щийся Г. Бурбулис подошел и несколько раз сильно дернул за трос, чтобы и его не забыли запечатлеть на фоне этого исто­рического события. Через несколько минут на флагштоке Кремля уже поласкался на ветру бело-сине-красный россий­ский флаг.
Вместо могучего, влиятельного и полнокровного СССР, удерживающего мир в состоянии геополитического равнове­сия, возникло аморфное, недееспособное СНГ, которое так и не обрело свою форму.
Знакомясь с декабрьскими событиями 1991 г. в первую очередь хочется сказать, что вершились дела большие, судь­боносные для сотен миллионов людей очень поспешно и, можно сказать, безответственно, но с другой стороны все это было следствием и вытекало с той разрушительной полити­ческой деятельности, которая была уже проведена М. С. Гор­бачевым, Б. Н. Ельциным и их окружением в период «пере­стройки». Деятельность из сферы экономической была пере­ведена в сферу политическую, преследовала единственную цель — сломать систему государственной власти, изменить
строй. Достаточно вспомнить идею М. Горбачева о создании обновленного Союза. Принимаемые декларации о суверени­тете и верховенстве республиканских законов над союзными ничего не оставляли для Центра и обрекали развал Союза ССР, как государства.
Главным разрушительным документом была принятая на I Съезде народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. «Декла­рация о государственном суверенитете Российской Совет­ской Федеративной Социалистической Республики». В пос­ледующем этот день был объявлен «Днем независимости», го­сударственным праздником. До сих пор непонятно, незави­симости от кого? Поскольку РСФСР была государствообразу-ющей республикой в СССР, многие государственные функ­ции республики совмещались с функциями СССР, Деклара­ция означала выход из СССР, а фактически его развал.
В пятой статье этой «Декларации» есть такое положение: «Верховенство Конституции РСФСР и законов РСФСР; действие актов Союза СССР, вступающих в противоречие "с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Респуб­ликой на своей территории…» Кто кого судит? Принятое на этом же съезде «Постановление о разграничении функций управления организациями на территории РСФСР (Основа нового Союзного договора)».
23 июня 1990 г., ничего не оставляло для Союза, как госу­дарства.
В постановлении ст. 9 предписывается Совету Министров РСФСР приступить к решению организационных вопросов управления с Союзом, который с принятием «Декларации» существует лишь фиктивно, не имеет никакой власти на тер­ритории РСФСР.
Этим постановлением центральные органы власти были, практически, лишены функций управления или ликвидиро­вались вообще. Союз, как государство уже невозможно было иметь, только содружество, к чему и пришли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Холмский район.
  • Ульянов, но не Ленин.
  • Так начинался конфликт
  • Северо-восточный регион
  • Интересное