Поиск по сайту

Памяти проф. И. Е. Евсеева

(Биографический очерк).
Имя проф. Ивана Евсеевича «Евсеева известно в научной литераторе не только в России, но и за границей. Его исследования, выводы и мнения в области изучения древних рукописей и библейских текстов стали прочным достоянием науки. Об отдельных его трудах уже имеется значительная литература, но до настоящего времени его личность в целом оставалась без освещения. Только в академических и энциклопедических изданиях можно найти ею curriculum vitae. Такой пробел объясняется полной неожиданностью его смерти.
К 53 годам жизни, когда И. Е. настигла смерть, он только что достиг расцвета сил в своей деятельности.
Для полной лаучной характеристики И. Е еще не настало время, т. к. научное наследств о его еще не достаточно изучено. Но преимущество современников в том и заключается, что они обладают богатством ллчных воспоминаний и впечатлений о данном лице. Московские ученые в этом отношении подали нам прекрасный пример: на научных собраниях, посвященных яачяти И.’Б, сотрудники его по исследованиям (ак. Соболевский, проф. Михайлов, Сперанский, Тарабрин) уже делились своими воспоминаниями о ном. Было бы желательно, в целях\ полноты освещения личности И. Е, иметь отзывы и воспоминания о нем всех, знавших его при жизни И тем бочлее это сделать необходимо, т. к. сам П. Е. не оставил нам ни своей автобиографии, ни дневников.
Не претендуя ни на научность характеристики, ни на полноту сведений об И Е , данный очерке восстанавливает его облик, как ои запечатлелся в наших личных и семейных воспоминаниях.
Детство И. Е. прошло в типичной  старообрядческой   крестьянской  семье,   носившей по
имени одного иа дедов лрозвание Савенковых. Это было вскоре после   освобождения крестьян
от барщины ‘ Родился П. Е. в 146N году 3 августа в 5 верстах   от   деревни Чуравины-Низы,
Островского у.. Псковск. губ., в которой он и жил в детстве и в которой находилась   началь-
.ная школа.
Неприятно было старикач-крепковерам отпускать своею любимца в „мирскую школу», но ребенок проявил такую жажду к учению и обнаружил такие способности, переняв грамоту уг школьников, что его раньше1 времени привели к учителю. Учитель, восхищенный его успе хами, стал j t оваривать его родителей, чтобы они отпустили его л читься дальше. Родители согласились пока оставите его, по окончании школы, в ней ле еще на юд, в виду его мало-летстна. В течение отого года (1878—19) по утрам он помогал заниматься учителю в школе, а но вечерам писарю в волостной .котаюре. Осенью 1879 г»да И. Е* поступил в Псковское духовное училище, как единственно доступную школу для податного сословия.
Пройдя и отличиями полный курс „на попа», т.е. духовное }чилище и семинарию, И.Е. почувствовал непобедимую потребность в высшем образовании Но дорога в университет была закрыта   и И. Е. поступает в Петербургскую духовную академию.
Научная атмосфера, в которую он погрузился, окончательно определила его будущее— он решнд, посвятить себя исключительно пауке Знание древние п новых явыков и склонность к- филологическим наблюдениям побудили его специализироваться в области филологии.
Юношеские взгляды й. Е. были овеяны духом современны^ ему беллетристов-народников Его любимцами были: Решетников, Г   >спенский и Златовратский.
Под влиянием проф.. В  И. Ламанского, И. Е  применил свои   симпатии   к этнографиче ckhvi наблюдениям и неследовавиян. Он собирает материал   для   местного  словаря  Псковской губернии и народные песни, исследует особенности народного   говора.   Этими же   симпатиями определяются в дальнейшем темы его филблогических и археологических розысками.
Заинтересовавшись судьбой славян,, И. Е. изучает сербский и болгарский языки, входит в тесное общение с кружком студентов-славян, переводившвх на свои языки русских писателей
В области своих научных исследований И. Е. никогда не замыкался в рамках национальных интересов. Как филолог, он, естественно, обнимал в своих работах общие интересы вс^й славянской культуры.
В области своей специальности — славянской филологии—И Е. имел авторитетнейшего руководителя в лице В. И, -Жамааского, но истинным вдохновителем его ученых трудов остаяси В. В. Болотов. > своив себе „Водотовский» культ науки, И. Е. не боялся категорической постановки вопроса, не стеснялся кропотливостью подготовительной черной работы. В интересах научной истины, он готов был исправлять свои ошибки, сколько бы труда для этого ни понадобилось.
Его иервая большая работа, кандидатская диссертация, открыла ему, что для его целей иало тех материалов, какие имеются в русских библиотеках. И он в 1895 году получает командировку ла ближний   Восток  .для   изучения имеющихся там рукописей. Это путешествие дало
ему богатый материал: он ознакомился со всеми рукописными богатствами А фона, Константинополя, Египта, Палестины и Сирии. В 1897 году он печатает „Книгу пророка Исайи в древне славянском переводе», а в 1905 году „Книгу пророка Даниила».
С этим моментом совпадает приглашение его на профессорскую кафедру в Цетерб^р -скую духовную академию.
И. Е. находит в Петербурге поддержку своим стремлениям. Он обращается в исследователям текста в других академиях и университетах за помощью, предлагает всем наличный специалистам в этой области приняться за общую работу над восстановлением-старославянское текста. Его проект был утвержден и „Комиссия по изданию славянской библии» с 191 «у го.1*1-приступила с помощью Академии наук к деятельности.
Руководимая И. Е. комиссия успела в непродолжительное время подготовить «к издание несколько виа/сков, печатание которых было задержано лишь типографскими   затоуднениями. возникшими в виду военного времени, как, например, отсутствие славянского   и   иноетранн-шрифтов.
В связи с работой над старо-славянскими текстами находится приглашение его в 101*.» г. Геттингенским королевским библейским обществом для редакции славянских текстов в униве} -сальном издании Библии. А русская Академия Наук ивбрала   его   своим членом-корреспондентом. Молодые русские слависты почерпали в общении с ним новые сплы и новые   задачи д.». своих работ.
И. Е. своим научным аппаратом пользовался в области своей научной специальноат-, но переносил его с такою же плодотворностью, и в другие научные области. Такое расширение-сферы его занятий вызывалось условиями жизни в провинции до его избрания на профессор -о.кую кафедру.
Проработав пять лет по окончании курса духовной академии в ее библиотеке (1893—1898 , И. Е.’последовательно перекочевывает в качестве педагога в Москву, потом —в Каменед-Пг^ дольск и, наконец, в Орел (Д898—1906). Москва подготовила его к научной работе „на местах в провинции. Почему в различных углах России (в Подольской, Орловской и впоследствии t Псковской губерниях) и удалось насадить кружки, объединенные научным интересом к свое»*1 прошлому или настоящему.
Умер И. Е. 4 августа 1921 г. и Порхове, где он провел последние годы   жизни.   Там открыл народный университет, читал цикл лекций о Л. Толстом   и   Достоевском,  „ Общество изучения местного края»

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Исторический обзор изучения Псковского края.
  • Краеведческие учреждения в Псковской губернии.
  • Талабские острова
  • Сборник дореволюционных публикаций
  • Интересное