Поиск по сайту

Отмена крепостного права

13Тро йницкийА. Крепостное население России по 10-й народной пе­реписи. СПб, 1861. С. 45.
14Там же. С. 70.
обходимым проведение «реконструкции» методики расчетов.
Схема исследования Г.М.Дейча состояла в том, что по ка­ждому из 8 псковских уездов рассчитывалось общее число тя­глых крестьян, для которых определялись средние размеры до-и пореформенных наделов. При этом сравнивались суммарные количества крестьянской земли до и после реформы, а разность этих показателей (в дес. и %) давала величину «отрезки». На­пример, в Великолукском уезде до реформы у крестьян было 102121 дес. земли, после реформы — 86226 дес, разность («от­резка») составляла 17843 дес, или 17,5% (процент, очевидно, получается при делении 17843 на 102121).15 На этом простом примере, возможно, не стоило останавливаться, если бы не не­которые настораживающие рассуждения, где автор говорит о том, что в ряде имений Великолукского уезда отрезки состави­ли более 100% (как известно, более ста процентов земли отре­зать нельзя).16 Многочисленные примеры «отрезки более 100%» приводились Г. М.Дейчем и по другим уездам.17 Хотелось бы считать, что это досадное недоразумение, которое никак не по­влияло на расчеты других процентных показателей в работе.
С другой стороны, те 17,5%, которые были получены Г.М.Дей­чем в Великолуском уезде, на самом деле не являются процен­том «отрезки» в общепринятом смысле слова. Это процент из­менения, который складывается в каждом уезде из отрезки и прирезки. Если бы в Псковской губернии производилась толь­ко отрезка, то эти проценты совпадали бы, однако, как это по­казывал сам автор, в губернии наблюдались и сравнительно небольшие прирезки земли, игнорировать которые нельзя.
Для нас чрезвычайно интересна попытка Г. М. Дейча опреде­лить структуру крестьянских наделов после реформы (к сожа­лению «до реформы» такие расчеты не сделаны). Были получе­ны весьма важные показатели: число душ м.п (в абсолютных величинах и в %), которые получили наделы более «нормы», равные ей и менее. Следует при этом заметить, что под «нор­мой» автор понимал так называемый «высший пореформенный размер надела». Фактически эти группировки — прообраз тех вариационных рядов, которые были получены нами при помощи компьютера в настоящей работе и в аналогичных исследовани-
15Дейч Г.М. Крестьянство Псковской губернии… С. 321.
16Там же. С. 322.
17Там же. С. 328, 331, 338, 341, 343, 346.,
ях по Новгородской и Санкт-Петербургской губерниям. Однако отсутствие представления о детальной дореформенной структу­ре наделов не позволяло судить о степени и механизме ее дефор­мации, что является весьма существенным.
При’анализе величин «отрезки-прирезки» Г.М.Дейча инте­ресовало прежде всего, какое количество крестьян получило из­мененные (в ту или иную сторону) наделы и у какого числа быв­ших крепостных они остались без изменения. Полученные пока­затели позволяют судить о «ширине» охвата этими процессами крестьянской массы, они могут удачно дополнить сведения о размерах прирезки и отрезки, которые, к сожалению, рассчита­ны не были.
Практически не были рассмотрены в работе и крестьянские платежи, не выяснена их структура (средние размеры оброка до и после реформы, их изменение в расчете на душу м.п. и на дес. удобной земли). Таким образом, для получения сопоста­вимых показателей по северо-западным губерниям (которые в свое время были рассчитаны нами), следовало провести боль­шое количество дополнительных вычислений, для которых ре­зультаты Г. М. Дейча служили лишь ориентирами, своего рода контрольными точками.
Вместе с тем в диссертационном исследовании Г. М. Дейча Имеется огромный фактический материал, который показыва­ет живую ткань процесса и прекрасно объясняет тот высокий накал социальной борьбы в псковской деревне, который наблю­дался в до- и пореформенный периоды. На наш взгляд, это луч­шие страницы диссертационного исследования Г. М. Дейча, ко­торые мы постарались дополнить рядами распределений и ста­тистическими показателями.
Еще одним преимуществом работы Г.М.Дейча являются ее широкие хронологические рамки. Автор хорошо знает матери­ал не только середины XIX в., но и XVIII в. и начала XX в. Это позволило ему рассмотреть процессы, происходившие в Псков­ской деревне, в динамике (что не удается сделать на основании анализа одних дел о выкупе и статистических работ второй по­ловины XIX1 в.).
Весьма важным представляется в работе и ряд частных сю­жетов, имевших для Псковской губернии особое значение. Так, Г. М. Дейч проанализировал распространение различных форм барщинной повинности (правда, это не нашло выражения в де­нежной оценке барщины—задача, которую вряд ли можно ре-
шить вообще), тщательно рассмотрел факты применения 20-й статьи Местного положения, разрешающей помещику «удержи­вать в своем непосредственном распоряжении до одной трети общей совокупности удобных’ земель», когда в его распоряже­нии оставалось менее трети угодий (анализ применения статьи 20-й до сегодняшнего дня остается образцом вдумчивого ана­литического отношения к источнику), случаи получения кре­стьянами «дарственных наделов», выкупа крестьянских усадеб и т.д.
В работе Г. М. Дейча рассматривались и отдаленные послед­ствия реформы, наметившиеся в ходе выкупной операции, что завершало общую картину тех громадных изменений, которые произошли в бывшей помещичьей деревне в 60-80-х годах XIX в.
К сожалению, на результаты исследования Г. М. Дейча обра­тили внимание с большим опозданием.
В исследованиях 60-х годов обычно приводилась Прочно во­шедшая в научный оборот цифра—процентное изменение в ко­личестве крестьянской земли, составлявшая, по мнению иссле­дователей, примерно 10%.18 Во второй половине 70-х годов эта цифра постепенно заменяется другой — 20%, полученной на основании анализа уставных грамот. Так, авторы коллективной монографии «Революционная ситуация в России в середине XIX века» (М., 1978. С. 211) привели ее параллельно с традицион­ной.
На наш взгляд, исследование Г. М.Дейча, выполненное, для своего времени на достаточно высоком научном уровне, не­сколько снизило интерес исследователей к продолжению работ в этом направлении.
Только к середине 80-х годов на страницах сборников «Севе­ро-Запад в аграрной истории России» появились статьи В. Н. Никулина, посвященные вопросам, связанным с дворян­ским землевладением в Псковской губернии и на Северо-Западе в целом в пореформенный период, эволюции помещичьего хо­зяйства,  некоторым вопросам подготовки  реформ 60-х годов
18П. А.За-йончковский называет цифру—9,1 % (Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М-, 1968. С. 240), авторы Истории России с древнейших времен до наших дней. Т. V. М., 1968. С. 82 на картограмме, показывающей изменение размеров наделов, отметили тер­риторию губернии штриховкой, соответствующей уменьшению надела на величину до 10%.
XIX в.19 Эти статьи представляют интерес тем, что рассма­тривают проблему с другой, малоизученной стороны. Автор старается найти ответ на вопрос, как, каким образом отрази­лась реформа 19 февраля 1861 г. уже не на крестьянском, а на помещечьем Землевладении.
И наконец, при анализе предреформенной ситуации в губер­нии значительный интерес представляет глава VII уже упоми­навшейся выше коллективной монографии «История крестьян­ства Северо-Запада России», в которой И. М. Бобович рассма­тривает демографическую ситуацию, в северо-западной дерев­не накануне реформы, сельскохозяйственное производство и крестьянские промыслы, эономический строй крестьянского хо­зяйства в предреформенный период.
Рассматривая сложившуюся историографичесую ситуацию, можно отметить, что анализ результатов крестьянской рефор­мы в Псковской губернии, проведенный в 60-х годах в работах Г. М. Лейча, уже не мог удовлетворить исследователей, зани­мавшихся данной проблемой в рамках Северо-Запада. Ланные по Псковской губернии оказались несопоставимыми с цифро­вым материалом, полученным в результате компьютерных рас­четов по Новгородской и Санкт-Петербургской губерниям. Они требовали не только уточнения (а в ряде случаев и исправле­ния), но и введения в научный оборот целого ряда принципиаль­но новых показателей, отражающих структуру до- и порефор­менных наделов и платежей, степень деформации этих структур в ходе реформы.
»Никулин В.Н. 1) Реформы 60-х годов XIX века в северо-западных губерниях России // Северо-Запад в аграрной истории России / Под ред. Г.П.Жидкова. Калининград, 1986. С. 46-50; 2) Помещичье хозяй­ство Псковской губернии в пореформенный период // Северо-Запад в аграрной истории России / Под ред. Г.П.Жидкова. Калининград, 1987. С. 69-76; 3) Помещичье хозяйство северо-западных губерний в порефор­менный период // Северо-Запад в аграрной истории России / Под ред. Г.П.Жидкова. Калининград, 1991. С. 79-87.
ГЛАВА 2
ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ РЕАЛИЗАЦИИ
РЕФОРМЫ 19 ФЕВРАЛЯ 1861 ГОДА
В ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Земская публицистика
  • Изменение границ Псковской земли
  • Интересное