Поиск по сайту

Отмена крепостного права

Похожая картина (с несколько меньшим «размахом колеба­ний») была в соседнем Тихвинском уезде с его разнообразными лесными промыслами и более высокой стоимостью земли, по­росшей лесом. Отголоски этого процесса мы находим и в сосед­нем с Тихвинским Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии, где прирезки достигли весьма необычной для столич­ной губернии цифры —4,8%.
Центральное место в работе занимал анализ вариационных рядов (распределений крестьянских наделов и платежей) до и после реформы. Для каждого уезда, губернии, каждой кате­гории крестьян благодаря компьютерному анализу была отме­чена одна и та же закономерность. До реформы в размерах крестьянских наделов и платежей существовала значительная неравномерность, разброс В показателях, неоднородность, кото­рая определялась и особенностями уездов, и формой эксплуа­тации, и существовавшей в дореформенной деревне феодальной дифференциацией, дифференциацией, порожденной в значитель­ной степени произволом местных помещиков.
В ходе реализации реформы структура крестьянских наделов в каждом уезде для каждой категории крестьян существенно из­менилась. Произошло выравнивание наделов под размер «выс­шего» для уезда и, как следствие, — сокращение диапазона их изменений (исчезли очень большие и мельчайшие наделы). На смену дореформенной дифференциации в структуре крестьян­ских наделов пришла выровненная казенная надельная система. Это г факт, который мы называем нивелировкой наделов, нахо­дит объяснение в механизме реализации реформы.
По Положению, предоставляя крестьянам «высший» размер надела, помещик получал право требовать от них «высший» размер платежей. В подавляющем большинстве случаев поме­щикам оказывалось экономически выгодно прирезать крестья* нам землю до этого высшего размера, поскольку малоценная’ земля (особенно в периферийных уездах) не могла принести зна­чительного дохода. Так же невыгодно было предоставлять кре^ стьянам землю сверх размеров «высшего» надела: помещик не мог требовать с них платежей, превышающих «высший» размер оброка. Подтягивание наделов до «высшего» размера меньше практиковалось в столичной и Псковской губерниях (где земля представляла сравнительно большую ценность либо из-за сво-
его удобного расположения, либо из-за неплохого качества) и было более распространено в Новгородской губернии (где было много малоплодородной земли). Отрезка же сверх «высшего» размера практиковалась повсеместно.
Таким образом, «прокрустово ложе» «высшего» пореформен* ного размера надела деформировало дореформенную структу­ру крестьянских наделов, которая сложилась на Северо-Запа­де на протяжении десятков и сотен лет: эта деформированная структура и явилась той отправной точкой, от которой быв­шее помещичье крестьянство двинулось по пути новых для не­го капиталистических отношений. С одной стороны, стирались старые феодальные перегородки, с другой — нарушались тра­диционные формы ведения хозяйства.7
Совершенно очевидно, что система крестьянских наделов и до, и после реформы оказывается теснейшим образом связанной с системой крестьянских платежей. Изменение структуры наде­лов коррелирует с изменением структуры платежей, а вариация средних величин наделов приводит к трансформации средних величин платежей. Как было показано в поуездных описаниях, до реформы денежную оценку издельной части повинности удо­влетворительно произвести не удается. Поэтому, так же как и в отдельных уездах и губерниях, мы остановимся на изучении платежей в оброчной дореформенной деревне и на региональ­ном уровне.
Средний размер дореформенного оброка на Северо-Западе составил 10 руб. 73 коп. в расчете на душу м.п. и 1 руб. 31 коп. на десятину удобной земли. В Псковской и Новгородской гу­берниях размеры платежей на душу были несколько ниже сред-
«Следует особо отметить тот факт, что процесс усреднения крестьян­ских наделов особенно хорошо прослеживается на губернском и уездных уровнях. Бели в уеэде один высший размер надела (обычная ситуация для северо-западных губерний), то и группировка происходит вокруг од­ного этого размера, (ряд имеет одну моду), если же в уезде было два высших размера (Петербургский, Шлиссельбургский уезды столичной i \Бсриии). ru i р\ипироька происходи! в двух интервалах (бимодальные ряды) если же мы начинаем укрупнять рассматриваемый район, то по­реформенные ряды распределения уже не имеют столь четко выраженной структуры. Это и понятно, так как вместо одвого — двух высших разме­ров надела в губернии их может быть 4-5, и, следовательно, концентрация происходит в большом количестве интервалов. На региональном уровне таких размеров 7, и строить вариационные ряды практически не имеет смысла.
него уровня и практически равны (9,74 и 9,77 руб. соответствен­но). В столичной губернии средний размер платежей был на­много выше— 14 руб. 04 коп. с души.
Наибольшие размеры оброка платили крестьяне группы цен­тральных уездов, начиная от Петербургского, Петергофского, Шлиссельбургского до Новгородского и Старорусского (рис.14).
Как показал анализ на уровне отдельных губерний, размер дореформенных платежей на душу м.п. является своеобразным индикатором уровня развития уезда. Это подтверждается и в рамках региона в цел^мр. все упомянутые уезды были относи­тельно хорошо развиты Щ экономическом плане, здесь удачно сочетались земледельЧ&Сзкие Занятия и крестьянские промыслы. В оброчных губерниях этой зоны помещики объективно могли установить высокие платежи. Малые размеры оброков наблю­дались у крестьян, проживавших в земледельческих (в основном барщинных) уездах Псковской губернии и на периферии Новго­родской губернии, где они свидетельствовали о малой доходно­сти крестьянских хозяйств.
При исрссчс!с мопипиос|сй на десятину удобной земли наи-нысший пока м юль (около 1 руб 40 коп) был в столичной и Псковской губерниях, в Новгородской губернии он был не­сколько ниже— 1 руб. 20 коп. Зона наивысших размеров пла­тежей в расчете на десятину охватывает примерно ту же цен­тральную часть региона, а также несколько псковских уздов, расположенных недалеко от губернского города (рис. 15).
После реформы средний размер платежей на душу м.п. (как это было в,.каждом убЗде и губернии) сократился в регионе до 8,14 руб., или на 24,1%. Процесс этот подробно описан в тек­сте исследования и останавливаться на нем повторно не име­ет смысла. Следует, однако, напомнить, что важнейший пока­затель, позволяющий соразмерить два параллельных процесса (сокращений наделов и платежей), величина платежей, прихо­дившихся на десятину удобной земли, Bbijjoc после реформы до 1 руб. 52 когЛ, или на 16%. По сути дела, это означает, что сокращение в ходе реформы крестьянских надеаов шло более интенсивно, чем сокращение крестьянсих повинностей, И поте­ряв в общей сумме платежей, помещики региона сумели поднять «поземельную плату». К трму же после реформы они получили компенсацию и в виде отрезанной у крестьян земли, которая в дальнейшем продавалась и сдавалась в аренду тем же крестья­нам.
Вместе с тем, приводя этот факт, нельзя не напомнить о том, что реформа 1861 г оказала различное воздействие на разные i руппы крестьян, проживавших в разных уездах и испытывав­ших различные формы эсплуатации В то время, как макси­мальным изменениям подвергались наделы оброчных крестьян, наделы барщинных были подвержены им значительно меньше. Не и изменения в группе оброчных не были одинаковыми. Если в оброчных селениях земледельческого типа сокращение плате­жей сопровождалось отрезкой земли, то в промысловых селени­ях наблюдалась даже некоторая п*рирезка последней.
Новые экономические условия, в целом тяжело сказавшие­ся на крестьянстве губерний, вели к разорению слабых земле­дельческих хозяйств и в то же время приводили к укреплению в последующий период экономически сильной промысловой де­ревни.
Крестьянская реформа 1861 г. во многом определила пути дальнейшего развития северо-западной деревни на длительный, более чем полувековой период.
Леформированная и значительно сокращенная надельная си­стема не могла обеспечить прожиточного минимума и предопре­делила распространение арендных отношений, что привело в скором времени к необходимости приобретения земли крестья­нами как через Крестьянский банк, так и путем частных сделок.
С развитием в стране новой ситуации стали действовать и новые демографические законы, которые привели к значитель­ному росту сельского Населения. По расчетам А. М. Анфимова, средний ежегодный прирост населения в основных и заселяв­шихся районах Европейской России в 1858-1897 гг< составлял 962 тыс. человек и почти втрое превышал соответствующий по­казатель за 1795-1857 гг.8
Очевидно, что роет крестьянского населения при фактически фиксированной реформой 1861 г. площади наделЬИой земли вел к неуклонному снижению средних размеров Крестьянских наде­лов.
В целом по региону менее Чем за 20 лет сокращение величи­ны надела на душу м.п. составило 15,1% (Петербургская губер­ния—11,3%, Новгородская—15,2, Псковская—17,6%).9

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Земская публицистика
  • Изменение границ Псковской земли
  • Интересное