Поиск по сайту

Отмена крепостного права

Примеров этому много в каждой из губерний. Похожая си­туация складывалась в Царскосельском, Новоладожском, Ям-бургском, Лужском уездах С.-Петербургской губернии; анало­гичная закономерность наблюдается здесь даже внутри одного уезда. Т^ак, в пределах 25-верстной подстоличной зоны в Шлис-сельбургском уезде, где было много возможностей для промы­словых занятий, наделы оброчных крестьян уступали наделам барщинных, на окраинах же уезда, имевших более выраженный земледельческий характер, ситуация была диаметрально про­тивоположной В 6 из 8 земледельческих псковских уездов на­делы оброчных были больше наделов барщинных крестьян, про­мысловые занятия были нмражены здесь Весьма слабо Наибо­лее отчетливо проявилась эта тенденция в Новгородской гу­бернии в’Старорусском, Демянском, Новгородском уездах с развитым, по местным меркам, земледелием наделы оброчных крестьян превосходили размеры наделов барщинных. 6 Чере­повецком уезде наделы барщинных были много крупнее наделов оброчных крестьян, преимущественно занимавшихся обработ­кой железа. Такое же положение было в Белозерском уезде, где оброчные хозяйства поддерживались отхожими промыслами, а барщинные были теснее привязаны к земле  На наш взгляд, про-
5Этот факт вполне объясним, так как среди оброчных крестьян при­мерно половина проживала в Новгородской губернии, именно здесь бы­ли самые высокие наделы оброчных, и средний показатель размера на­дела в оброчной деревне региона в целом относительно вырос. Около половины барщинных крестьян жило в Псковской губернии, где были са­мые низкие средние размеры наделов у барщинных крестьян, поетому по Северо-Западу в целом средний размер наделов у барщинных относи­тельно уменьшился Соответственно и разность между средними вели­чинами по региону выросла по сравнению с губернскими показателями, достигнув 14%.
являющаяся в каждой из губерний и в регионе в целом резуль­тирующая тенденция — преобладание средних размеров наде­лов оброчных крестьян—свидетельствует о значительной ро­ли, которую играло земледелие в экономике оброчной деревни и всего региона в целом.
С приведением в действие документов, регламентировавших ход реализации реформы 19 февраля 1861 г., крестьянская на­дельная система на Северо-Западе была сильнейшим образом деформирована. Причем деформация эта проходила как бы на двух уровнях: во-первых, она была «запрограммирована» в центре той системы «высших» размеров наделов, которая была установлена Местными положениями, а, во-вторых, «откоррек­тирована» помещиками на местах, в результате чего измени­лась структура крестьянских наделов и резко сократилось об­щее количество земли, находившейся в пользовании крестьян.
В северо-западных губерниях существовало значительное разнообразие в «высших» размерах наделов (рис. 10).
Действительно, имеется 7 видов таких размеров от 3,25 дес. на душу м.п. в 25-верстной подстоличной зоне до более чем вдвое превышавшего этот размер 7-десятинного надела на севе­ро-восточной окраине Новгородской губернии (в Белозерском и Кирилловском уездах). Это разнообразие отражает ту реально существовавшую многовариантную ситуацию с дореформенны­ми крестьянскими Наделами, которая сложилась в регионе.
Практика реализации реформы, как это было показано в на­стоящей работе для каждого из 27 уездов, приводила к «под­тягиванию» среднего пореформенного размера надела к «выс­шему» и, следовательно, все те потери в размерах наделов, ко-юрые понесло северо-западное крестьянство, были фактически заложены в систему «высших» наделов, которые изначально (даже в своем «высшем» значении) были много меньше реаль­но существовавших. Каким бы ни был этот «высший» надел, он практически всегда оказывался ниже реально суцествующе-го, что неотвратимо приводило к отрезке земли в случаях про­ведения реформы в соответствии с установленными нормами. Нормы эти в основном выполнялись и, следовательно, система­тически отрезалась крестьянская земля.
После реформы средний размер крестьянского Надела на Северо-Западе стал равен 5,23 дес. на душу м.п. (рис. 11). Это означало сокращение его по сравнению с дореформенным пери­одом на 2 дес, или на 27,7%.  Если просуммировать данные по
«сопоставимым» селениям региона (т.е. там, где и до и после реформы земля была измерена достаточно точно), то становит­ся ясным, что цифра эта складывалась из 30,8% отрезанной зе­мли и 3,0% прирезки (в «сопоставимых» селениях процент «из­менения» общего количества земли был равен 27,8). ‘ Потеря четвертой части земли (отрезки при этом составили около трети надельных площадей), без всякого сомнения, оказа­лась тяжелым ударом для крестьянства региона. Хотя в абсо­лютном выражении изменения в средних размерах наделов ва­рьировались от губернии к губернии, в процентном отношении они находились на близких уровнях: в Санкт-Петербургской гу­бернии изменение составило 33,4%, отрезка — 35,3%, прирезка — 1,9%, в Псковской- 22,7, 24,5 и 1,8%, в Новгородской — 28,5, 34,0 и 5,5% соответственно
Однако здесь можно отметить и ряд губернских особенно­стей Наивысшие в процентном отношении потери понесли кре­стьяне 6 из 8 уздов столичной губернии (отрезка более трети земли при фактически отсутствовавшей прирезке). Несколько меньше (около 1/4) земли было отрезано в Псковской губернии, и здесь прирезки практически отсутствовали. В Новгородской губернии процесс изменения крестьянских наделов шел более «энергично» (как в одну, так и в другую сторону): было отре­зано более трети надельной земли и прирезана примерно 1/20 часть.
Сравнительно немного земли (по средним губернским мер­кам) потеряли в процентном отношении крестьяне двух подсто-личных уездов — Петербургского и Шлиссельбургского. Вы­звано это было, в частности, тем, что в этих уездах размеры крестьянских наделов До реформы были самыми малыми по ре­гиону, и значительно сократить их уже было нельзя.6 Однако каждая отрезанная десятина земли под столицей (а иногда и в пределах городской черты) стоила гораздо больше, чем десяток десятин на глухих окраинах региона, потери одной стороны и приобретения другой измерялись здесь в квадратных саженях и десятках, сотнях, а иногда и тысячах рублей. Ситуация в под-гголичной зоне часто оказывается настолько своеобразной, что
6 С редкий размер надела, в Шлиссельбургском уезде до реформы был достаточно высок, однако здесь сильное искажающее влияние оказывала надельная земля большой группы «комендантских» крестьян. В тради­ционной же помещичьей шлиссельбургской деревне крестьянские наделы были невелики
плохо вписывается в сухие схемы среднестатистических пока­зателей. Подробным образом положение подстоличной губер­нии описано в соответствующих разделах нашей монографии, посвященной Санкт-Петербургской губернии.
Определенная закономерность видится в постепенном увели­чении процента отрезки при продвижении от губернских цен­тров на окраины (рис. 12). Так наивысшие проценты отрезки (35-40% и более) были в Торопецком уезде (юго-восточный угол Псковской губернии, максимально удаленный от Пскова), Гдов-ском и Лужском уездах (периферия Санкт-Петербургской гу­бернии), северных и восточных уездах Новгородской губернии (за исключением Череповецкого уезда, где сложилось особое положение). Видимо, потенциально возможный взрыв недоволь­ства в этих глухих уездах, слабо развитых не только в эконо­мическом, но и в социально-политическом отношении, меньше тревожил и творцов реформы, и местных помещиков.
Как уже отмечалось, прирезка в северо-западных губерниях многократно (за редким исключением) уступала величине от­резки. Практически она отсутствовала в 5 из 8 псковских и 6 из 8 петербургских уездов, минимальной была она в земледельче­ских новгородских уездах (рис. 13).
Более высокий процент прирезки мы наблюдаем в уездах, не­посредственно граничивших с губернскими городами (Псков­ском, Новгородском, Шлиссельбургском). И наконец, в 4 нов­городских уездах (Тихвинском, Белозерском, Кирилловском и особенно в Череповецком) процент прирезки оказался более значительным, чем это встречалось обычно.
Для объяснения этого процесса можно рассмотреть Чере­повецкий уезд. ‘Здесь величина изменения крестьянских наде­лов Составила только 6,2%, но за этой мало выразительной ци­фрой скрываются отрезки 29,8% земли и прирезка, составляв­шая 23,6%. Как было показано при поуездном анализе, «винов­ницей» этого является оброчная череповецкая деревня. В ши­роко распространенных здесь оброчных селениях «промысло­вого» типа наблюдается прирезка,’ Составившая треть от до­реформенного размера, и примерно такая же отрезка была в оброчных селениях «земледельческого» типа. Таким образом, части оброчных крестьян, практически не занимавшихся земле­делием, земля прирезалась с целью повышения размера оброка. Эта зачастую ненужная крестьянам земля становилась допол­нительным тормозом в развитии крестьянского хозяйства.    У
тех же крестьян, для которых земля была средством к суще­ствованию, она отрезалась почти на треть.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Земская публицистика
  • Изменение границ Псковской земли
  • Интересное