Поиск по сайту

Отмена крепостного права

Фактически первыми и до недавнего времени единственны­ми обстоятельными исследованиями крестьянского вопроса в Псковской губернии были работы Г. М. Дейча,4 составившие впоследствии отдельные главы его обширной докторской дис­сертации, защищенной в 1962 г.5
Эти работы охватывали широкий спектр сюжетов, связанных с историей псковского крестьянства от конца XVIII в. до начала XX в. Г. М. Дейч рассматривал вопросы экономики, политики и культуры, изучал классовую борьбу и социальные потрясения в псковской деревне, результаты влияния на аграрные отношения отмены крепостного права, выкупной операции, столыпинской аграрной реформы.
В диссертационном исследовании Г. М. Дейча особый инте­рес для нас представляют две первые главы: «Псковская де­ревня накануне реформы 1861 г.» и «Подготовка, проведение и ближайшие последствия реформы 1861 г.».
Изучив обширный комплекс источников по истории псковско­го крестьянства, Г. М. Дейч пришел к выводу о том, что «Мате­риалы Редакционных комиссий»,6 хорошо известные исследова-
3Дегтярев А.Я., К а ще н ко «С. Г., Раскин Д.И, Новгородская де­ревня в реформе 1861 года. Опыт изучения с использованием ЭВМ. Л., 1989. С. 12-21; Кащенко С.Г. 1) Реформа 19 февраля 1861 года в Санкт-Петербургской губернии. Л., 1990. С. 6-18; 2) Советская историогра­фия отмены крепостного права на северо-западе России (вопросы реали­зации реформы 19 февраля 1861 г. в Новгородской губернии) // Проблемы изучения и преподавания историографии истории СССР в высшей шко­ле. Сыктывар, 1989. С. 96-101; 3) Реформа 19 февраля 18Й1 г. в Санкт-Петербургской губернии (к историографии вопроса) // Северо-Запад в аграрной истории России. Калининград, 1991. С. 4-13.
*Дейч Г.М. 1) Ближайшие последствия реформы 1861 г. в Псков­ской губернии по данным уставвых грамот // Учен. зап. Псковского пед. ин-та. Псков, 1955. Вып. IV; 2) Источники и литература по истории крестьянства в Псковской губернии в XIX и в начале XX в. Псков, 1957.
5Дейч Г.М. Крестьянство Псковской губернии во второй половине XIX и в начале XX в.: Докт. дисс. Л., 1962
Приложения к трудам Редакционных комиссий для составления положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. СПб., 1860. Т. III. С. 1-43.
телям и служившие практически единственной базой при анали­зе предреформенного состояния псковской деревни, не являются репрезентативным источником, поскольку охватывают весьма незначительную часть имений («накануне реформы в Псковской губернии из 1952 помещиков 1419, или более 72%, имели менее 100 душ», и следовательно, в эти материалы сведения о них не попали). Кроме того, он выяснил, что в этом издании были за­нижены размеры дореформенных крестьянских наделов.7
Г. М. Дейч пришел к выводу, что изучение пред- и порефор­менной ситуаций возможно только на основании дел о выкупе, основная масса которых хранится в Фонде Главного выкупного учреждения ЦГИА СССР8 (при этом он отметил, что в Госу­дарственном архиве Псковской области аналогичные докумен­ты сохранились только в небольшом количестве). 2693 выкуп­ных Дела, содержавших более 10 тыс. уставных грамот, послу­жили автору источниковой базой диссертационного исследова­ния. Таким образом, исследование Г. М. Дейча, охватившее все 8 уездов губернии, выгодно отличалось от большинства работ этого периода (по другим губерниям и регионам) и по широте источниковой базы, и, как мы увидим далее, по тщательности разработки отдельных сюжетов.
Следует, однако, отметить, что некоторые источниковедче­ские выводы автора относительно специфики псковских устав­ных грамот достаточно спорны. Так, Г. М. Дейч утверждал, что местные уставные грамоты разнообразны по содержанию и по­этому плохо поддаются группировке и анализу.9 На наш взгляд, формуляры псковских уставных грамот особенно не отличались от формуляров аналогичных документов в соседних губерни­ях (Санкт-Петербургской и Новгородской), которые удалось успешно формализовать и обработать.
Указывая на трудность изучения этих документов, автор от­мечал, что в своей работе он использовал фактически не сами уставные грамоты, а так называемые «Докладные записки» о выкупе, в которых данные уставных грамот суммировались.10
7К сожайению, до сих пор многие исследователи продолжают некри­тически использовать сведения, содержащиеся в атом источнике.
8В настоящее время Российский Государственный исторический архив (далее в тексте — РГИА).
9ДеЙчГ.М. Крестьянство Псковской губернии… С. 9.
‘»Подробнее об атом документе см.: Дегтярев А. Я., Кащенко С. Г., Раскин Д.И. Новгородская деревня в реформе…  С. 27-28.
Между тем изучение «Докладных записок», на наш взгляд, мо­жет служить скорее для уточнения исходных документов, по­скольку составлялись они гораздо позже, чем уставные грамо­ты (в 70-80-е годы XIX в.). При чтении «Докладных записок» ускользают из поля зрения и многие существенные детали (дви­жение населения после 10-й ревизии, перемещение крестьян из одного селения в другое, описательные характеристики доре­форменных земельных наделов и т.д.), что, в конечном счете, приводит к определенным искажениям результатов.
Остановимся на некоторых примерах. При детальном поуезд-ном анализе последствий реформы, вычисляя средние размеры наделов крестьян, Г.М.Дейч делит суммарные количества зе­мли (до и после реформы) на одно и то же число душ м.п. (муж­ского пола). Вместе с тем число наделенных землей крестьян до и после реформы было неодинаковым (это позволяют устано­вить первичные данные, которых нет в «Докладной записке»), и, следовательно, в средние размеры наделов необходимо вносить определенные коррективы. Нигде в работе не рассматривает­ся и вопрос о качестве дореформенной земли, о возможности вычленения из общих цифр дореформенного надела неудобных участков. Действительно, для Псковской губернии провести такую работу чрезвычайно трудно даже на основании материа­лов уставных грамот (не удалось в полной мере сделать это и в нашей работе), однако источниковедческий анализ был крайне важен.
Главной особенностью помещечьей деревни Псковской гу­бернии, по мнению автора, было то, что в ней к середине XIX в. решительно преобладала барщина. Это действительно выделя­ло губернию среди других нечерноземных внутренних губерний России. Г. М. Дейч ввел в научный оборот новые данные о со­отношении барщины, оброка и смешанной формы эксплуатации. По его расчетам, 77% крестьян исполняли барщину, а 23% со­стояли либо на оброке, либо на смешанной эксплуатации. Без­условно, эти цифры были более точными по сравнению с извест­ными ранее (сам факт преобладания барщины в губернии был хорошо известен), однако и они могли рассматриваться только как первое приближение к реальной величине. Дело в том, что при уездном анализе Г.М.Дейч для получения данных о рас­пространении той или иной формы эксплуатации пользовался следующим приемом: определял не процент крестьян, а про­цент уставных грамот, в которых упоминались оброчные, бар-
щинные или состоявшие на смешанной повинности крестьяне.11 Очевидно, что это два разных, хотя и сравнительно близких по своей величине показателя.
Объясняя факт преобладания барщины, автор справедливо указывает на слабое развитие промышленности в губернии, за­труднявшее крестьянский отход в города, на преобладание мел­копоместных дворян, предпочитавших держать своих крестьян на барщине, а также на относительно высокие цены на сельско­хозяйственные продукты, что стимулировало ведение помещи­ками собственных хозяйств.12
Здесь с автором можно не согласиться только в деталях. Та категория помещиков, которых обычно называют мелкопомест­ными (т.е. владевшими менее чем 21 душой м.п.), не преобла­дала в губернии. По данным А. Тройницкого (которыми поль­зовался в диссертации Г. М. Лейч), таких помещиков было в гу­бернии только 671 (из 1952), или 34%. Причем у них было лишь 6137 крестьян (примерно 3,3% от общего числа крепостных).13 Таким образом, эта категория помещиков могла оказать весьма слабое влияние на степень распространения барщины. Скорее всего, автор имел в виду небольшое число помещиков, обла­давших значительным числом крестьян (100 душ и более), од­нако любопытно, что Псковская губерния, например, превос­ходила по этому показателю оброчную столичную губернию. По данным А. Тройницкого, по населенности помещечьих име­ний Псковская губерния находилась на 24-м месте в империи (в среднем 94 ревизские души в имении), в то время как сто­личная Санкт-Петербургская располагалась на 30-м месте (81 душа м.п.), а оброчная Новгородская губерния—на 42-м месте (только 47 душ м.п.).14
Особый интерес для нас представляет методика изучения крестьянских наделов и платежей, использованная в работе Г.М.Лейча. К сожалению, автор не остановился специально на технике вычислений приводимых показателей, и в некоторых случаях это вызывает определенные затруднения и делает не-
«ДейчГ.М. Крестьянство Псковской губернии… С. 312,327,340, 345 и др.
12Дейч Г. М. Крестьянство Псковской губернии… Автореф. докт. дисс. С. 5.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Земская публицистика
  • Изменение границ Псковской земли
  • Интересное