Поиск по сайту

Отмена крепостного права

5.5  дес, и это существенно повлияло на характер распределе­ния.  Из табл. 8.2 Прил.  видно, что 88,4% торопецких крестьян получили наделы, от 5 до 6 дес.   (т.е.   близкие к «высшему»). Наделы свыше 7 дес. на душу м.п. практически исчезли. Ниве­лировку крестьянских наделов отразили и новые коэффициенты вариации, которые сократились по уезду в 5 раз.
Для всего уезда новый коэффициент стал равен 0,04; для оброчных — 0,06; для барщинных — 0,04; для состоявших на сме­шанной повинности — 0,07; в «прочей» деревне — 0,08. Средний размер надела уменьшился до 5,4 дес (на 35,4%), что было наивысшим noKaJaTe/ieM для губернии. Еще больше сократи­лись наделы в оброчной деревне (до 5,5 дес, или на 49,1%), на 44,7% (до 5,2 дес.) сократились наделы в «смешанной» дерев­не, на 32,6% стали меньше наделы барщинных (средний надел — 5,4 дес), у «прочих» крестьян аналогичные цифры составили
5.6  дес, или 33,4%
Табл. 15, 16 дают представление о процессах, происходив­ших в сопоставимых селениях. Отрезки здесь составляли 37,4%, а прирезки были исключительно малы (только 0,7%), причем у крестьян на смешанной повинности и у «прочих» они отсутство­вали вообще. Эти минимальные прирезки охватывали пример­но Л 0% торопецких крестьян, что указывает на фактическое их отсутствие в каждом конкретном случае.
Средний размер платежей в оброчной торопецкой деревне со­ставлял до реформы 6 руб. 79 коп. с души м.п. и 62 коп. в расчете на десятину удобной земли. Распределение платежей (1абл. 8.3 Прил.) показывает их значительное колебание: от 1-2 руб.   до 20 руб.   и более с души и от 20-40 коп.   до 4 руб
и более в расчете на десятину. Правда, платежи свыше 9 руб. встречались в уезде исключительно редко, так же как и платежи свыше 2 руб. на дес.
После реформы высший размер платежей для уезда был уста­новлен в 8 руб. с души (при 8-рублевых платежах и 5,5 десятин­ном наделе на 1 дес. приходится 1 руб. 45 коп.). Это сказалось на характере распределения платежей после реформы: из та­бл. 8.3; 8.4 Прил. видно, что основная масса платежей (85,1%) приходится на интервал от 8 до 9 руб. с души (т.е. практически на 8 руб.) и на интервал от 1,4 до 1,6 руб. (80,5%) — в расчете на дес. Это еще раз подтверждает вывод о нивелировке размеров наделов и платежей после реформы.
Средний размер платежей после реформы составил для об­рочных 6 руб. 40 коп. с души и 1 руб. 17 коп. на дес. Таким образом, сокращение платежей составило в уезде 5,7% надушу, а в расчете на десятину они увеличились практически в два раза.
Средний размер пореформенного платежа составил по уезду в целом 7 руб. 74 коп. и в расчете на дес. 1 руб.42 коп. Для бар­щинных этот показатель составил 7 руб. 91 коп. и 1 руб. 45 коп., для состоявших на смешанной повинности—-7 руб. 61 коп. и 1 руб. 47 коп., для «прочих» —7 руб. 97 коп. и 1 руб. 43 коп.
ЧАСТЬ 3
Общие итоги
На основании анализа ситуации во всех 8 псковских уездах можно сделать выводы о характере реализации реформы 19 фе­враля 1861 г. для губернии в целом.
По сведениям дел о выкупе, накануне реформы в помещичьей деревне губернии проживало 153642 крестьянина и 1931 дворо­вый (ревизские души). А. Тройницкий по материалам 10-й ре­визии определял число крепостных крестьян в 175111 душ м.п., а число дворовых —в 9427 душ м.п. В это число у Тройниц-кого входят также крепостные люди беспоместных дворян (54 души у 25 помещиков) и помещиков, имеющих до 21 души (мел­копоместных). Последних было в губернии 671 человек с 6137 крепостными.1 Очень близкую цифру о крепостном’населении губернии дает А. Бушей: 175078 крестьян и 10009 дворовых.2
Таким образом, у нас нет основания сомневаться в точно­сти вычислений А. Тройницкого и А. Бушена (они практически дают одну и ту же цифру), а имеющееся у нас расхождение в 21,5 тыс. крестьян и 7,5 тыс. дворовых можно объяснить сле­дующими причинами. Во-первых, в дела о выкупе не попали владения мелкопоместных дворян (примерно 6 тыс. крепост­ных) и дворян, не имевших земли, во-вторых, часть крепостных (в особенности дворовых) проживали в городах и Посадах, И наконец, в фонде Главного выкупного учреждения отсутству­ет определенная часть грамот. То, что расчеты, проведенные нами, верны, свидетельствует и работа Г.М.Лейча, в которой расчет дореформенных наделов ведется на 150,5 тыс. душ кре­постных крестьян.3
Фактически мы имеем данные о 87,7% крепостных крестьян, что позволяет делать уверенные выводы и о средних значениях величин, и о вариационных рядах, и об относительных вели­чинах, выражаемых в процентах. Мы имеем хорошо сохранив­шуюся репрезентативную выборку, которая вполне позволяет решать поставленные задачи.
‘Тройницкий А. Крепостное население в России по 10-й народной переписи. СПб, 1861.. С. 34.
2Бушен А. Б. Статистические таблицы Российской империи. Вып. 2. СПб., 1863. С. 272.
3Дейч Г.М. Крестьянство Псковской губернии во второй половине XIX и в начале XX в.: Докт. дис. Л., 1960. С. 355.
Приведем некоторые абсолютные цифры, которые мы будем использовать в дальнейшем: до реформы имели надел 151455 крестьян, отпущено после 10-й ревизии 450 крестьян, по той или иной причине не получили надел 3972 души м.п. После отмены крепостного права в губернии стали пользоваться землей 150714 крепостных.
Компьютерный анализ позволил нам сделать новые, более точные выводы о распространении форм эксплуатации на тер­ритории губернии. Хорошо известный в историографии факт о преобладании в губернии барщины получил у нас подтвер­ждение, однако наши цифры несколько отличаются от тради­ционных. Расчеты показали, что примерно 60% псковских кре­стьян ($9,9%) исполняли барщину, 24,3% —состояли на оброке, 15,7% — находились на смешанной повинности. Лля сравнения, Г.М.Дейч в погубернской сводке приводит две цифры: 77% — барщинных и 23% — на оброке и смешанной повинности.4 Наши расхождения, видимо, вполне объяснимы различиями в мето­дике подсчетов. Действительно, как это видно из поуездных расчетов Дейча, им оценивалось число уставных грамот, в ко­торых упоминались барщинные, оброчные и состоящие на сме­шанной повинности крестьяне. Примером может служить ти­пичны^ расчет по Великолукскому уезду: из 395 уставных гра­мот в 19(4,8%) отмечен оброк, в 39 (10%) — смешанная повин­ность, в 337 (86,2%) — барщина.5 На наш взгляд, более содер­жателен не подсчет уставных грамот, а установление реального количества Душ, находившихся на той или иной форме эксплуа­тации.
В этом случае число оброчных и состоявших на смешанной повинности должно неминуемо вырасти, поскольку, как отме­чал сам Дейч, в имениях мелкопоместных помещиков преобла­дала барщина, а в более крупных — другие формы эксплуата­ции. Е9ЛИЭТ0 так, то при сравнительно небольшом числе устав­ных грамот в крупных имениях здесь проживало относительно большее число крепостных, что и делает процент оброчных и «смешанных» большим, чем это получилось у Дейча.
Наши расхождения объясняются также и тем, что мы выде­ляем четвертую группу крестьян, так называемых «прочих», часть которых исполняли барщину, часть — платили оброк, а
оставшиеся состояли на смешанной повинности. Численность «прочих» мы делили по формам эксплуатации в зависимости от пропорций, сложившихся в каждом уезде, Г. М. Дейч, види­мо, не выделял эту группу, считая таких крестьян состоявшими на смешанной повинности.
Подобные же различия просматриваются и на уездном уров­не. На рис. 1, 2, 3, 4 представлена картина распростране­ния различных форм эксплуатации в различных частях губер­нии. Здесь отчетливо выделяется группа юго-йосточных уез­дов с резким преобладанием барщины. Действительно, в Вели­колукском уезде процент оброчных достигает 91,6; в Торопец-ком — 84,8; Холмском — 63,2; в Новоржевском — 75,2. Эти уезды, а также Островский (83,1% барщинных крестьян) и определили преобладание барщины В губернии в целом.
Характерной особенностью Великолукского уезда было зна­чительное развитие хлебопашества (хлеба не только хватало для местных нужд, но он даже вывозился за пределы губернии) при практическом отсутствии льноводства. Уезд был одним Из самых «хлебородных» в губернии, здесь Также находились луч­шие луга. Великолукские помещики считали экономически вы­годным практиковать барщину, а не отпускать крестьян на за­работки. Помещики также были заинтересованы здесь в сохра­нении за собой как можно большего количества хорошей по ка­честву земли, которая должна была предоставляться оброчным крестьянам В большем количестве, чем барщинным (ср. Средний размер дореформенного надела у оброчных крестьян (6,5 дес. на душу) и у барщинных (5,2 дес).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Реформа 19 февраля 1861 г. в Псковской губернии
  • Социально-политическая жизнь Псковской губернии
  • Земская публицистика
  • Изменение границ Псковской земли
  • Интересное