Поиск по сайту

Опыт краеведческой работы

Вопрос об этнографическом составе населения Невельского уезда в связи с диалектическими особенностями местного говора, с данными истории местного края и экономическими центрами его
тяготения

Самым жизненным вопросом в настоящий момент для южных окраин Псковской земли является вопрос об этнографическом составе населения этих мест и его экономическом тяготении В последние 2 года и мы, Невельские краеведы, и наши соседи, крайузнайцы—белоруссы, были заняты и сейчас заняты объективно научным разрешением этого существенно важ ного для населения вопроса
Инбелкульт Белоруссии в последние 2 года посылал в наши места несколько экспедиций—и просто обследовательских, как, наприм., экспедиция пй^сьменников Дубовки и Бедули, и экспедиций научно-обследовательского характера, как, наприм, этнографическая экспедиция т.т. Сербова и Гриневича и диалектологическая проф.  Бузука
Мы, Невельские краеведы, по мере сил и возможности, тоже стремились разрешить этот сложный вопрос.
При разрешении первой части вопроса—об этнографическом составе населения нашего уезда—мы шли двумя путями: во-перньтх, путем тщательного изучения диалектических особенностей местного говора, во-вторых,— путем тщательного изучения фактов прошлого. При разрешении второй части вопроса—об экономических центрах тяготения, мы также шли двумя путями,—во-первых, путем изучения статистических данных экономического состояния нашего уезда в прошлом и настоящем, во-вторых, путем анализа настроений населения нашего уезда, отражаемых в произведениях народного творчества.
Но прежде чем вступить на путь самостоятельного разрешения этого вопроса мы сочли долгом ознакомиться со всем тем материалом, который имелся по этому вопросу в науке.
Сначала мы обратились к имеющимся историческим, этнографическим и диалектологическим картам,—и вот—что здесь мы нашли: на карте, в приложении к труду Батюшкова „Белоруссия и Литва» (исторические судьбы Северо-Западного края), издан. 1890 г.—Невельский и Себежский уезды помечены, как уезды, входившие в состав Великорусского (Московского) влияния; на карте этнографической—академика Е. Ф. Карского, составленной в 1917 г, северная граница белорусского племени и языка проходит по самым южным частям уездов Опочецкого, Великолуцкого и Торопец-кого, включая полностью, таким образом, в состав Белоруссии Невельский и Себежский уезды; На диалектологической карте русского языка в Европе, составленной в 1914 г членами Московской диадектологич. комис.—Н. Н. Дур-
ново, Н. Н. Соколовым и Д. Н. Ушаковым (изд. Русского географического общества. Петроград 1914 г.), северные границы белорусского языка проходят уже значительно южнее, нежели граница, проводимая Карским, а именно: по бывшим границам Псковской и Витебской губ ; при чем составители обеих последних карт указывают, что границы ими проводятся „примерно» *)> „условно» 2) .приблизительно» и что близостью переходных говоров с северо-великорусской основой и говоров с белорусской основой затрудняется более точное определение границы 3).
Затем мы обратились к специально научным и др. трудам, затрагивающим этот вопрос, и здесь нашли еще большие разнообразия в ответах. Известный автор „Статистического обозрения России» ДеЛиврон заявляет, что всю Псковскую губернию можно отнести к Белоруссии, за исключением уездов Холмского, Торопецкого и Великолуцкого 4).
Один из выдающихся русских славистов в прошлом, сам уроженец Псковской губ., П. И. Прейс 5), говорит: к чистейшему белорусскому наречию принадлежит Псковское наречие: оно менее испещрено заимствованиями из польского: его отличия, сравнительно с великорусским, заключаются главнейше в следующем: вм. д, т, г, ло, $>, в—Псковский — дз, ц, тц, h, yo (во), и, у (из рукописных  заметок, хранящихся у В. И. Ломанского) 6).
Самый компетентный исследователь Белоруссии,—Е Ф. Карский, против такого расширения границ белорусского языка. Он ясно дает понять в своем труде „Велоруссы», что проводимая им на карте северная граница Белоруссии имеет условный характер. „Говоры Юга-Псковской губ. и тип населения при беглом личном знакомстве произвели на меня впечатление великоруссов. Дзеканье в некоторых местах действительно наблюдается, но из того только считать речь белорусской я не решаюсь, так как свистящее произношение мягких „д» и „т» кое-где можно встречать и в др. местах Великоруссии»  7).
Академик Шахматов с видимым колебанием склоняется к признанию границы, проводимой Карским: „говор южных уездов Псковской губ.— Великолуцкого, Опочецкого, Холмского, Торопецкого можно причислить к белорусским, хотя и здесь встречаются черты, заимствованные из северовеликорусского наречия: цоканье, произношение гг», как латинского   „g». 8)
Не принимают границы Карского и составители „Очерка русской диалектологии»—Н. Н. Дурново, Н. Н. Соколов и Д Н. Ушаков. „На карте проф. Карского, говорят они, эта граница проведена севернее, по южным уездам Псковской и по Осташковскому Тверской, а у нас она проводится согласно наблюдениям Соколова, по границе (быв.) Витебской и Смоленской губ. с одной’ стороны—и Псковской и Тверской с другой, так как, по наблюдениям Соколова, говоры южных частей Опочецкого, Великолуцкого, Торопепкого и Осташковского уездов не представляют существенных отличий от говоров северных частей тех же уездов и по своим чертам должны быть отнесены к северо-великорусским 9). Но и от этой „своей» границы нераз отступают к югу составители „Очерка русской диалектологии» в своем очерке: наприм., на стр. 36 они, перечисляя северо-велико-русские говоры с белорусским наслоением, заявляют; „сюда же следует причислить, повидимому, говоры самых северных частей Витебской и Смоленской губерний, примыкающих к Псковской и Тверской». Тоже на стр. 17.
Не признает границы, проводимой Карским на севере Белоруссии, ег Д. Анучин, автор одной из последних статей „К вопросу о Белорусской территории». ‘)
„Говоря о сплошной и бесспорной территории, мы не можем принимать во внимание островов и мелких разветвлений белорусской народности, занимающих только окраины губерний и насчитывающих по несколько ч!от или тысяч, самое большое по 2—3 десятков тысяч белорусского народа.
Для некоторых из этих окрайных губерний Карский, не обладая достаточными статистическими сведениями, предполагает большее число бело-руссов, чем оно приводится в официальных источниках, не представляя доказательств в пользу своего мнения. Поэтому мне представляется, что’ необходимо исключить губернии с малым числом белоруссов—не только такие, как Харьковскую, Курскую, Московскую, но и Калужскую, Орловскую, Тверскую, Псковскую и др.». 2)
Но решительно выступает против мнения Карского, которое собственно легло в основу обще-принятого мнения в данном вопросе, последний Псковский исследователь Н. Соколов в своем труде „Говоры Псковской губ.», который он готовил к XIV Археологическому съезду, имевшему состояться в Пскове в 1914 г, но не состоявшемуся.
„Я не могу не упомянуть, что до своей поездки в 1911 г. по южным уейдам Псковской губ, я придерживался обще-принятого мнения, что бело русские говоры начинаются уже  в южных частях Опочецкого, Великолуц-кого, Торопецкого уездов. Но прислушиваясь к говору крестьян этой местности, я пришел к заключению, что это мнение неосновательно. Так говор южных частей этих   уездов, во-первых, сохраняет  облик переходных гово ров на северо-великорусской основе,   а во-вторых, он не имеет каких-либо лишних белорусских черт в сравнении с северными частями этих уездов».
И раньше: „Весь юг Псковской губ. (Торопецк., Великолуцк., Опочец-кий уезды) граничит с Невельским, Себежским и Велижским уездами Витеб ской губ. В этих уездах отмечены белорусские говоры, но, к сожалению, нет ни одного пограничного с Псковской губ. пункта, который был бы известен в диалектическом отношении. Поэтому мы не можем с уверенностью сказать, начинаются ли белорусские говоры сразу или немного отступя от этой границы. На основании тех отдельных случаев, когда мне приходилось встречаться при проезде по югу Псковской губ. с жителями пограничных местностей Себежского и Невельского уезда, я сказал бы, что ПскоВскшЭгтеввр_лродолжается несколько и заграницей». 3)
Какие же выводы можно—сделать из вышеприведенных мнений?
а)  Твердо • установленных  и   научно   обоснованных   этнографических границ между северо-великорусскими говорами-л-^Белорусскими в наших местах нет;
б)  мнения  ученых исследователей в этом вопросе расходятся почцш-чине   существования   таких   переходных   и   смешанных говоров, которые
-могут   быть   с   равным   основанием   причислены и к одному и к другому наречию;
в)   существующие этнографические и др. карты носят условный, приблизительный характер,
г)  Невельский,   Себежский  и  Велижский  уезд** мало обследованы в втнографическом оаношении.
‘) Курс белоруссоведения. Москва 1918—-20 г.г. стр. 96.
¦) Д. Анучин—Курс белоруссоведения. Москва 1918 и 1920 г. стр. 98.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Из истории псковских говоров
  • Славяне, финны, балты и скандинавы на северо-западе европейской России
  • Население и природа
  • Отражение быта в речи псковских крестьян
  • Интересное