Поиск по сайту

Округ Абрене в исторической ретроспективе

В истории латвийско-русского порубежья было два округа с названием Абрене.

Рене в узком смысле — маленький замковый округ в земле Адзеле, в широком смыс— административная единица (округ) Латвийской Республики, существовавшая под :им названием с 1938 по 1944 г. Обычно интерес к истории этих мест связан со споли о территориальной принадлежности района от нынешней российско-латвийской границы до Утрой и Лады.
Естественно, что данный внешний аспект влияет на научное внимание к этому региону. Хотя и без подобных конъюнктурных соображений район интересен для историков и мало изучен.
Первый раз округ с таким названием упомянут в грамоте, датируемой 1224 г., о разделе только что покоренных крестоносцами латгальских земель Талава и Адзеле. Тогда четыре округа земли Адзеле: Березне, Порнуве (или Пурнова), Абрене и Абелен — получил Рижский епископ. Три последних округа как раз и составили основу Абрене-
кого округа XX в. Ордену меченосцев достался округ Алуксне, где позже построили замок Мариенбург, и округ с центром в нынешней Гауене, называвшейся в Ливонское время -Адзель1.
Первый вопрос, возникающий в связи с данной территорией, — почему в «Хронике Ливонии» Генриха упоминается только Талава (Толова), а в Новгородской летописи — только Адзеле в форме «Очела»2. Вполне вероятно, как полагает Э.Мугуревичс, что складывавшееся в начале XIII в. на территории северных латгалов государственное образование включало в свои границы и Талаву, и Адзеле3. Поэтому каждый из источников называл весь этот район так, как ему было известно. Хотя объяснить отсутствие Талавы в летописи можно, видимо, и тем, что сбор дани и крещение населения здесь проводили не новгородцы, а псковичи. Хронист же из окружения епископа Рижского Альберта молчит об Адзеле, так как подчинение этой земли, проходившее, qqeBiwHO, более спокойно, чем покорение Талавы, проводили только меченосцы без участия отрядов епископа Поэтому Орден и получил лучшую часть земли Адзеле. К тому же в отдаленные области, доставшиеся епископу, его люди реально могли добраться уже позже написания хроники.
Зато хронист сообщает другой важный факт: заявив о своем политическом господстве над Талавой (включая, очевидно, и Адзеле), епископ Альберт и меченосцы сохранили за псковичами право на сбор там дани. И если заходить в центральные районы Ливонии русские сборщики дани не решались, то в окрайные земли походы продолжались и в конце XIII в.4 и, возможно, позднее.
Закрепленное договором двойное подчинение данных округов определило спорность этой территории и в последующие века.
Что же представляли собой отошедшие к епископы округа?
Ландшафт и территория. Определить местонахождение интересующих нас округов позволяют сохранившиеся до настоящего времени в Латгалии (Балвский район) населенные пункты с аналогичными названиями: Пурнове (на р. Лиепна к северу от г. Виляка), Абрини или Абрики (к северу от н.п. Балтинава), Обелен (к югу от Балтина-вы). Подтверждение дают и немногочисленные археологические данные — в основном это случайные находки. Есть также городища, которые предварительно отождествляют с центрами округов Абрене и Абеле, но они не исследованы5. Изучение затрудняется сильной заболоченностью и лесистостью местности. О ландшафте свидетельствуют и названия округов. Пурнове — от корневой основы-purv, — «болото»’. «Абрене», согласно ККарулису, следует понимать как некий природный резервуар, заполняющийся водой или накапливающий влагу: озеро, заливной луг и т.п. Названия с корнем -abr, несущим такое этимологическое значение, вообще нередки в Латвии. Полный «тезка» — озеро Арбене — находится на границе нынешних Рижского и Цесисского районов6. Известна по источникам деревня Абрицкая в Лудзенском уезде7. Очевидно, тот же корень имеет известное в псковском областном говоре слово «Абрец» — колючее болотное растение8.
Достаточно подробное представление о данной территории дают источники последующих веков. Согласно материалам генерального межевания 1784 г. по Латгалии, опубликованным Б.Брежго, на землях имения Мариенгаузен (Виляка) Витебской губернии, охватывавших территорию названных древних округов, находилось около 320 деревень, занимавших в общей сложности площадь 889 десятин и имевших 933 двора. То есть речь идет о малодворках — в среднем по 2-3 хозяйства. Территория владения была пересечена многочисленными озерами, ручьями и речками бассейна р. Великой и представляла собой в большой мере либо заболоченную местность с вкраплением сухих лесных участков, либо лесные массивы с заболоченными участками. Селения рас-
полагались по берегам речек, ручьев и озер, на расчищенных участках среди лесов и на возвышенных местах среди болот — «островах»- -«sola», <ssala», что отразилось и в названиях некоторых деревень9. Район, о котором идет речь, был наименее заселенной частью Витебской губернии и оставался таким в Латвийской Республике до Второй мировой войны10.
Аналогичная ситуация наблюдалась и к востоку от нынешней границы — в Псковской земле. По наблюдениям Н.Б Шеламановой, в 1634 г., во время уточнения границы между Речью Посполитой и Россией польские комиссары отказывались ее межевать из-за сложных условий. Поэтому официальный акт — «роспись» ливонского участка границы — не был принят. Но согласно материалам, присланным в Польский приказ псковским воеводой князем Ф.П.Елецким в июне 1634 г., граница в значительной мере проходила по лесистой и болотистой («мшарине»)местности или пустошам11. Согласно атласу Псковской губернии 1838 г., большая часть приграничной полосы примерно от 4 до 8 км шириной представляла собой сочетание густых лесов и болот в разных пропорциях. В таких массивах находились немногочисленные малодворные селения12. Стоит добавить, что еще по данным 20-х годов XX в. количество болотистых мест в Яунлатгальском уезде, начинавшемся от псковского Вышгородка и простиравшегося западнее латгальского города Балвы, было в два раза больше, чем в среднем по Латвии13. Очевидно, что в XIII в. территория, идущая широкой полосой с двух сторон от теперешней границы, была очень мало освоена и трудно доступна. Соответственно с достаточной уверенностью можно сказать, что в 1224 г. границы замковых округов Пор-нуве (Пурнове), Абрене и Абеле в восточном направлении, скорее всего, вообще не были определены. Это позволило ливонским правителям еще в XIV-XV вв. претендовать на все тогда еще не освоенные или лишь незадолго до того освоенные псковичами земли по течению Кухвы, Утрой и Лады. Надо полагать, что внутренняя крестьянская колонизация в данном небольшом районе шла постоянно и с запада, и с востока. Но, судя по материалам, опубликованным Б. Брежго (для начала XVIII в.), а также по работам российских исследователей, изучавших псковские источники XV-XVII вв.,- Л.М. Марасиновой, Н.Б. Шеламановой, Б.Н. Харлашова и др. — наиболее активная колонизация здесь приходится на XVI-XVIH вв.14 Периодически происходили захваты одной из сторон земель, уже освоенных другой стороной. Например, сохранились сведения о захвате «ливонцами из Упеха» (т.е. Виляки) во втором десятилетии XVII в. лугов Никольского монастыря с Овсищского погоста Вышегородского уезда15. Граница 1634 г. (более ранние описания латгальско-псковского рубежа не известны) соответствовала границе между Витебской и Псковской губерниями в XVIII — начале XX в. и в основном совпадает с современной государственной границей, хотя в наиболее извилистой ныне средней части участка, примерно в районе древних округов Абеле и Абрене, линия границы была более плавно выгнута в восточном направлении. Например, восточнее нынешней латвийско-русской границы находятся сейчас деревни Пурвмале и Ла-узы, относившиеся в 1784 г. к Мариенгаузенскому (Вилякскому) имению Витебской губернии16.
Этническая ситуация. В интересующем нас районе на псковской стороне археологические памятники не найдены, что подтверждает версию о незаселенности этих мест в раннем средневековье, в отличие от более южных территорий, где находилась средневековая Лотыгола. О латгалах здесь свидетельствуют как археологические памятники — грунтовые латгальские могильники и курганы17, так и письменные источники. Под 1341 г. псковские летописи сообщают об убийстве русских послов в «Лоты-голе на селе на Опочьне». Несколько восточнее Опочны (или «Опочки») упоминаются княжьи села «в Изгоях»18, то есть в районе оз. Изгожко и р. Изгожки. Иначе говоря,

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Так начинался конфликт
  • Гремячая башня.
  • Роль Пскова в внутриливонской войне
  • Интересное