Поиск по сайту

Очерки социально-культурной жизни

Осенью 1923 г. Наркомпрос обратился ко всем губоно с циркуляр­ным предложением «принять все зависящие от него меры» к созданию таких органов и учреждений, где их еще не было. В Псковской губернии губоно и органы надзора за законностью посчитали наиболее подхо­дящей мерой организацию реформаториума; «Это особый тип детдома, устраиваемый для морально дефективных детей в сильной степени, т.е. убийц, грабителей, рецидивистов и т. д.». На съезде заведующих отделами социального воспитания губернии в мае 1923 г., где этот вопрос детально обсуждался, было признано необходимым открытие реформаториума в Пскове вместимостью не менее 50 человек. «Выше­указанный тип учреждения должен преследовать две цели: 1) изоляцию подростков от неправильного пути и 2) исправление их посредством медико-педагогического воздействия и организации трудовой обстанов­ки вокруг них, — разъясняла Комиссия по делам несовершеннолетних. — Поэтому реформаториум должен быть устроен по типу учебно-воспитательного учреждения, где с правонарушителями должна вес­тись энергичная работа учебно-воспитательного характера, для чего приглашаются опытные педагоги-специалисты. Там же должен посто­янно работать врач-психолог. В реформаториуме также необходимы мастерские, хотя бы столярные и сапожные, где под руководством опытных руководителей могли бы обучаться ремеслу. Огромную пользу принесет наличие участка земли для сельскохозяйственных работ. Если невозможно отвести участок рядом с реформаториумом, отвести за городом, куда бы в летнее время могли выезжать на сельхозработы. Нужны предупредительные меры, чтобы воспитанники не могли убежать. Для этого целесообразно избрать местом реформато-
риума при исправдоме, организовав специальное отделение, где есть соответствующие преграды и изолированное помещение, или же изолированное от города помещение, вроде Мирожского монастыря Наказаниями в реформаториуме могут служить только меры медико-педагогического воздействия». Комиссия полагала, что «только при наличии подобного учреждения в Пскове борьба о детской преступ­ностью пойдет на убыль». Но тогда, в 1923 г., это дело посчитали слишком дорогостоящим (требовалось 20 тыс. золотых рублей), и вопрос на некоторое время с повестки дня был снят. Но рост детской преступности обратил внимание прокуратуры, потребовавшей от Комиссии по делам йесовершеннолетних принять самые серьезные меры. К тому же 3 января 1924 г. ВЦИК разослал на места предписание с требованием поспешить с созданием «стационарных учреждений, приемников и домов для морально-дефективных детей».
Губоно уже с конца 1923 г. направлял несовершеннолетних преступников, с согласия прокурора, непосредственно в губернский исправдом, где для них была выделена особая камера. В январе 1924 г. в ней содержались 15 несовершеннолетних в возрасте старше 14 лет, Переданных Комиссией в распоряжение суда. Гобоно выделял для них пайки, обувь и одежду, для проведения учебно-воспитательной работы был назначен педагогторганизатор. Образовался, таким образом, как бы «реформаториум в миниатюре». С подобным исходом примирились, а открытие такого «реформаториума» как бы узаконилось, хотя «условия, в которых находятся эти несовершеннолетние, — отмечал зав. губоно Э. М. Экштейн, — всё же столь тяжелы, что их необходимо срочно видоизменить…».
В январе 1924 г. по инициативе губоно для обследования создав­шегося положения была создана комиссия из представителей губсуда. губпрокуратуры, губоно и начальника исправдома, которая нашла, что несовершеннолетние содержатся в исправдоме в ужасных условиях: «Отведенная для них камера сыра и холодна, наличие воздуха там достаточно для содержания не более 5 человек, а содержится 15 Несмотря на то что содержатся они в отдельной камере, они постоянное Соприкасаются со взрослыми преступниками, которые окончательно разлагают их в моральном отношении». Поэтому комиссия пришла к выводу, что «означенных несовершеннолетних необходимо срочно изъять из гитдома, образовав для них специальное детское учреждение — реформаториум».
Пленум губсуда 23 января 1924 г. согласился с этим мнением.
Проведенным в начале февраля 1924 г. новым обследованием было установлено, что в специальной камере исправдома содержится 9 подростков, еще несколько их размещались вместе со взрослыми. Жалоб со стороны их на условия содержания ие последовало, ио нежелательные явления все же имели место. Так, 3 февраля по причине недопущения в театр гитдома несовершеннолетние учинили скандал («подняли шум, возию и бросались чем попало в дверь камеры, вследствие чего надзиратель окатил их холодной водой»), несколько раньше двое несовершеннолетних, требуя скорейшего рассмотрения их дел в суде, объявили голодовку. На предложение председателя комиссии Гоияева отвести для них в помещении исправдома две камеры и собрать всех вместе начальник гитдома «резко ответил, что хотя это предписание он и получил, ио провести его в исполнение ие намерен, т. к. в гитдоме вместо 350 человек содержится свыше 1 тыс. Поэтому он в интересах несовершеннолетних заключенных ие намерен стеснять взрослых, какие бы предписания ни последовали, и впредь ии одного несовершеннолетнего в гитдом ие примет, скорее откажется от должности, чем пойдет иа такого рода уступки». Это стало еще одним поводом для того, чтобы заняться созданием специального детского учреждения^
Осмотрев наиболее подходящие для создания реформаториума здания в городе, губоио остановился иа том, которое по всем данным более всего соответствовало необходимым требованиям. Это был дом № 41 по Первомайской (бывшей Образской) улице, где до революции помещался Воспитательный дом. Дом этот кроме основного двухэтаж­ного здания с мезонином, состоящего из 11 комнат, имел еще два флигеля, одни из которых был каменным, с 12 комнатами, а Другой -одноэтажный, деревянный, находился позади дома и имел 5 комнат. Все эти помещения были пригодны для жилья, ио требовали ремонта. В них вполне могли разместиться 60-70 детей. В пользу их говорило и то, что находились они сравнительно далеко от центра города, с двух сторон их окружала каменная стена, с других — высокий деревянный забор. При доме имелись сад и огород площадью 0,5 дес, где в летнее время можно было организовать труд воспитанников.
В первые послереволюционные годы в этих помещениях взамен Воспитательного дома находился детский приют, Принадлежавший губоно, ио в 1924 г. дом Принадлежал уже горкомхозу и использовался под жилье: в нем и во флигелях проживали 12 семей. Казалось бы, дело, наконец, сдвинулось, но Псковский ГОМХ неожиданно сообщил, что выселить жильцов в условиях острого «жилищного кризиса» ие
представляется возможным. Но губисполком проявил неуклонную решимость довести начатое дело до конца, н осенью 1924 г. детский реформаториум в указанных помещениях был открыт. Но не все в нем обстояло благополучно, о чем откровенно говорилось на губернском совещании по борьбе с преступностью 22 мая 1925 г. «Целым рядом обследований установлена неудовлетворительная постановка дела в реформаториуме, как в отношении учебно-воспитательной части, так и в отношении трудовой дисциплины содержащихся там несовершен­нолетних, — отмечалось в дркладе. — Обо всех дефектах обращалось внимание губоно, но результатов в смысле улучшения пока нет. Необходимо указать губоно, что реформаториум — не детсад или учебное заведение, а учреждение, преследующее цель исправления помещаемых туда несовершеннолетних, нуждающихся в исправлении. Поэтому на воспитательную работу и должно быть обращено преиму­щественное внимание. В целях поднятия дисциплины необходимо усилить наДзор, изжив ту распущенность, в частности, следует прекратить посылку содержащихся в реформаториуме несовершенно­летних в другие школы. Воспитательная работа должна проходить по определенной системе и плану. Рациональнее использовать отведенные для реформаториума помещения, в частности, помещение бывшей больницы отвести для детей, а не для служащих, что даст возможность увеличить число детей в реформаториуме».
«Вопрос о недостатках в реформаториуме возник с конца прошлого года, — подчеркнул выступавший в прениях председатель губсуда А. Иост. — …Обо всех недостатках сообщалось губоно и губисПолкому, но положение не изменилось. Помещать туда не вполне испорченных несовершеннолетних вряд ли целесообразно: вместо исправления они рискуют еще больше испортиться под влиянием уже содержащихся там. Провести более Строгий режим. Губоно надо воспретить отпуска в город Даже для посещений школы, занятия Проводить исключительно в реформаториуме».
Председателю губсуда возразил представитель губоно Семенов: «Посылка содержащихся в реформаториуме детей в общие городские школы практикуется как раз в целях воспитательных и, по наблюде­нию, оказывает благоприятное влияние на несовершеннолетних, име­ющих возможность вращаться среди здоровых членов…»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Ольгинской часовне в Пскове исполнилось 15 лет
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Интересное