Поиск по сайту

Очерки социально-культурной жизни

С целью организации трудового перевоспитания при исправдоме были организованы мастерские (столярная, портняжная, сапожная, кузнечно-слесарная), но занять в них удалось всего 50 человек Остальные заключенные использовались на различных работах вне места заключения. Почти сразу была создана библиотека из 1720 книг, преимущественно научного содержания и беллетристики, в организо­ванную школу грамоты приняли около 40 человек. С образованием исправдома в нем устанавливались более «вольные» правила содержа­ния арестованных: за хорошее поведение, например, стали на выходные дни отпускать домой.
В течение двух-трех лет произошли некоторые изменения в деле обслуживания заключенных. В 1923 — начале 1924 гг. велись работы по устройству парового отопления, бани, ремонту водопровода, расширению больницы и библиотеки, проводке электричества, хотя и После этого основные помещения продолжали освещаться керосино­выми лампами, а отапливаться печами. Четырьмя электрическими фонарями освещались лишь двор и наружная часть главного корпуса, требовалось установить еще хотя бы два фонаря: во дворе женского отделения и на углу улиц Гоголевской и Михайловской, где планирова­лось одновременно оборудовать й постовую вышку. В начале 1924 г больница исправдома была оборудована уже 40 койками, заключенные дважды в месяц посещали баню, библиотека располагала уже 4 тыс. экз. книг, выписывала 10 экз. газет и 4 экз. журналов.
Исправдом располагал несколькими строениями, преимущественно старыми, доставшимися ему от бывшего тюремного замка, а затем губернской тюрьмы: двухэтажными главным, срочным и женским корпусами, трехэтажным следственным корпусом, двухэтажным зда­нием больницы, одноэтажными баней и прачечной — общей площадью до 850 кв. саж., из которых около 450 кв. саж. составляла жилая. Все
имевшиеся здания требовали полукапитального ремонта, т. е. замены потолков, полов и балок, починки крыш и печей, исправления дверей, оштукатуривания стен и пр. Вся территория гнтдома охранялась тремя наружными воинскими постами и двумя внутренними (у входа и у здания женского отделения), а внутри зданий — 9 надзирательскими постами.
При норме площади на каждого заключенного в 0,75 кв. саж. общая вместимость исправдома была рассчитана на содержание 370 человек, а при максимальной загрузке (исходя изО,5 кв. саж.) — на 548 человек. Фактически в марте 1924 г. здесь содержалось 990 человек, т. е. перегрузка составляла 290%. И это при том, что в камерах, мастерских и коридорах не имелось не только вентиляции, но и обычных форточек, что обусловило духоту и заболевания среди заключенных. Перегружен­ность порождала и ряд других острых проблем. Так, госбюджетом исправдому отпускалось только 515 продовольственных пайков, так что обеспеченность ими в условиях перегрузки составляла всего 50% от необходимого, что повлекло истощение многих заключенных и их недовольство. Бельем и одеждой они были обеспечены лишь на 39%.
Облегчить содержание арестованных хотя бы в дневное время могло более широкое привлечение их к выполнению разнообразных работ, но и с этим дело обстояло неблагополучно. Мастерские по-прежнему могли обеспечить работой лишь небольшую часть заключен­ных, некоторая часть их использовалась на сельхозработах (гитдом имел 5дес. земли, из которых 1 дес. находилась под садом, а остальные четыре, расположенные в трех верстах от города, заняты огородом и яровой пшеницей), но все это не составляло и половины необходимого. Таким образом, в плане переуплотненности исправдом в 1924 г. мало чем отличался от 1920 г.
В феврале 1924 г. с состоянием Псковского исправдома ознакомил­ся ревизор центральной прокуратуры, выводы которого оказались весьма жесткими:                    к-  ‘(^ >’ ^
«…Условия в таковом не только не соответствуют проведению в жизнь хотя бы в самом минимальном размере принципов карательной политики Советской власти, но являются тяжелыми, при которых заключенным причиняется явное мучительство. Помещение ст&рое, ветхое, сырое, крайне загрязненное. Один из корпусов, в котором помещается около половины заключенных, в течение нескольких последних лет совершенно не отапливается и камеры в таковом обогреваются собственным теплом заключенных, что оказывается возможным благодаря невероятной скученности людей в камерах (в
целом ряде одиночек помещается по 12 и 13 человек). В других помещениях за неисправностью печей отапливается лишь часть их, почему температура в таковых крайне низка. Хотя Псковский исправ­дом рассчитан иа содержание лишь 320 чел., однако в день ревизии в иемоказалось 933 чел., т.е. больше чем на 300% выше нормы, причем целый ряд камер, благодаря неравномерному распределению заключен­ных, оказался переполнен на 600 и более процентов. Громадное большинство заключенных постельными принадлежностями и бельем вообще не снабжаются, баня большинству следственных и срочных, осужденных к строгой изоляции, не предоставляется по году и больше. Прогулки предоставляются в сутки лишь от 5 до 10 минут, питание выдается ниже установленных норм, труд заключенных используется крайне слабо.
Благодаря громадному переполнению указанного Дома заключе­ния большинство заключенных положительно лишено возможности получать хотя бы на полу места для спанья и вынуждено довольство­ваться лишь местом для сидения и пользоваться сном лежа в порядке очереди.
Если учесть, что люди содержатся под стражей в течение зимы в совершенно неотапливаемом, сыром, грязном, имеющем паразитов помещении, будучи сами лишены правом пользования баней и т.п., то попутно развиваются туберкулез, экзема, бронхиты, часты массовые голодовки протеста…» Псковский губисполком в Объяснительной записке на имя Прокурора РСФСР отметил, что перегрузка исправдома допущена во многом за счет случайных заключенных, в большинстве своем рабочих и крестьян, «совершивших преступления по унаследо­ванной от прежней страны и не изжитой до сих пор вековой темноте и несознательности, а иногда и подвлиянием крайней нужды», особенно за переход границы, контрабанду и пр. «Этот контингент не является социально опасным», — отметил губисполком, допуская возможность1 прибегнуть в отношении его к амнистии и условно-досрочному освобождению. Разгрузить исправдом могло бы и ускорение следствен­ных дел, а для улучшения материально-бытовых условий губисполком ходатайствовал об увеличении государственных ассигнований на его содержание.
Весной 1925 г. губернская распорядительная комиссия при Инс­пекции мест заключения шкг^ановила, начиная с мая месяца, всех крестьян, содержавшихся в исправдоме, отпустить на три месяца по домам для Проведения полевых работ, что дало существенную разгруз­ку. В связи с 10-летием Октября в 1927 г. прошла широкая амнистия,
в результате которой из исправдомов Псковского округа было освобождено 393 заключенных, а 261 снижены сроки наказания; из указанного количества заключенных на Псковский исправдом при­шлось около 200. Еще 410 чел. были освобождены из исправдомов Псковщины летом 1928 г. Разгрузила исправдом и организация им в приписных совхозах — «Приютино» близ Пскова (на месте нынешнего ОПХ «Родина») и «Зубово» (у Карамышева) — сельскохозяйственных колоний, куда была переведена часть заключенных.
О том, как проходила «перековка» путем сельскохозяйственного труда в «Приютине», неоднократно писала газета «Псковский набат».
«В «Приютине» не применяется подневольный труд, — сообщала, например, она в ноябре 1927 г. — Заключенные посылаются туда на работу по собственному желанию, и свобода выбора сказывается на всем в колонии. Прошло только полгода хозяйничанья заключенных, а хозяйственные постройки приобрели образцовый вид. Скот стоит в теплых хлевах. «Острожники» прививают культуру к соседним крес­тьянским хозяйствам, и нельзя сказать, что крестьяне неохотно пользовались услугами «душегубов». Сельскохозяйственными оруди­ями из «Приютина»» пользуются те же крестьяне совершенно бесплат­но, берут поросят на «завод». Не мудрено, что крестьяне, всего полгода тому назад говорившие «Пришли арестанты — житья не будет», переменили гнев на милость и в обращении с пахарями колонии очень обходительны.
Налицо твердая трудовая самодисциплина. Наряды на работу выполняются не за страх, а за совесть. В результате породистые коровы увеличивают удои, приютинская племенная птица едет в этом году на Кавказ».
Из этой заметки, написанной на оптимистической ноте, создавалась иллюзия успешного превращения бывших преступников в полноцен­ных граждан страны, преимуществ*исправительно-трудовых колоний перед тюрьмами, где заключенные отбывают наказание в камерах. В самом деле: никакой текучки кадров, отсутствие летунов и прогульщи­ков, абсолютная дисциплина! Такие публикации действительно могли убедить неосведомленных людей в пользе проводимого мероприятия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Ольгинской часовне в Пскове исполнилось 15 лет
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Первая Отечественная война
  • Интересное