Поиск по сайту

Очерки социально-культурной жизни

С первых дней съемок заинтересованное участие проявили жители города, изъявившие желание участвовать в массовых сценах Комсо­мольские комитеты мобилизовали в помощь экспедиции молодежь и школьников. Снялся, например, в массовой сцене ученик 2-й псковской школы Константин Сорокин, ставший впоследствии известным киноакте­ром, мастером комедийного жанра и эпизода. Среди его ролей в кино были Парамошка («Дубровский», 1936 г.), моторист Миша («Танкер «Дербент», 1941), бухгалтер цирка («Укротительница тигров», 1955), старшина Саблин («Максим Перепелица», 1956), карусельщик Мефо-дйй («Новые приключения неуловимых», 1968) и др.
В период съемок окружком ВЛКСМ развернул в молодежных коллективах обсуждение сценария фильма, а 12 августа обсуждение состоялось на собрании комсомольского актива в Доме Советов Несколькими днями раньше, 5 августа, в помещении кинотеатра «Коммуна» прошла встреча Ф. Эрмлера и актеров со зрителями; для ознакомления с работами в процессе съемок в Псков приезжал директор «Совкино» Н. Я. Гринфельд. Когда было отснято 20%
картины, она была направлена для просмотра в Ленинград, после чего отпечатанные пленки возвратились в Псков, где состоялся их техни­ческий просмотр. Все это стало дополнительными условиями обеспе­чения успеха фильма.
Но случались на съемках и трудности, и задержки, вызванные нередко непредвиденными обстоятельствами. Заболел, например, ар­тист Чернов, а вслед за ним и Никитин, игравший глухонемого Кирика — главное действующее лицо картины. Пришлось какое-то время производить съемки без их участия. 17 августа из-за дождливой погоды удалось снять лишь 10 % от намеченного, а затем из-за затянувшихся дождей пришлось вообще на несколько дней прервать работу экспеди­ции. Съемки возобновились лишь 21 августа. В отдельные пасмурные дни на помощь приходили специально доставленные из Ленинграда осветительные приборы. И все же экспедиция уложилась в намеченные сроки. К началу сентября в основном закончились съемки с участием актеров, и большая их часть (за исключением Соловцова и Бужинской) уехали в Ленинград; осталось завершить лишь натурные и массовые сцены, что было закончено 6 сентября 1927 г.
Картина «Парижский сапожник» вышла на экраны Пскова в конце февраля 1928 г. Окружком ВЛКСМ в связи с этим поставил задачу организовать массовый молодежный просмотр фильма с его обсужде­нием, добившись льготного посещения сеансов по сниженным ценам для всех комсомольцев, рабочей и учащейся молодежи, а для безработных — вообще бесплатно. Наряду с положительными отзыва­ми появились и критические оценки фильма.
«Об этой фильме мы слишком много кричали, не видя ее, — писал один из комсомольских работников Пскова. — После просмотра она приобретает совершенно иное лицо. Содержание картины, конечно, своевременно, остро и ясно. Включены такие факты, о которых, собственно, и надо было бы кричать. Надо кричать о недостатках быта нашей молодежи, вскрывая извращенные отношения комсомольца и комсомолки. Но кричать о самом фильме, безусловно, не следует… Смазывается роль комсомольской организации: она не Предупреждает факт, а только регистрирует его. Чрезвычайно умный конецдо зрителя не доходит. Только высококультурный зритель поймет по протиранию очков, что виновник несчастий — секретарь и вся ячейка, которая смотрела на дела через эти мутные очки… Работа же оператора в картине достигла больших художественных высот киноискусства».
По прошествии лет критично относился к своему фильму и сам Ф. Эрмлер. «В «Парижском сапожнике» я пытался поставить перед
молодежью довольно острые моральные проблемы, — вспоминал он в начале 1960-х гг. — Сценарий шел не гладко. Постановка могла осуществиться только благодаря тому, что Ленинградская комсомоль­ская организация взяла на себя ответственность за будущую картину. Были организованы специальные комсомольские группы в помощь картине. Очень активно содействовал Псковский губернский комитет: на съемки массовых сцен приходило по 200-300 мобилизованных комсомольцев… Это был успех. И все-таки в этой ленте я еще не принадлежал себе. Лента была эклектична, я увлекся словесным материалом… С «Парижским сапожником» кончилось мое детство в кинематографе».
Но режиссерская карьера Ф. Эрмлера не окончилась, творчество его становилось все более зрелым, совершенным. А Псков в качестве съемочной площадки избирали и другие режиссеры.
3 октября 1929 г. в Псков приехала группа работников «Межраб-помфильма» во главе с режиссером С. Глаголиным, ранее принимавшим участие в создании фильма «Дети бури». Группа снимала на Псковщине сцены для фильма «За урожай», главными героями которого были простые крестьяне. Из профессиональных актеров в съемках был занят только один. Съемки производились близ Пскова — в совхозах «Приютино» и «Щиглицы».
А в следующем, 1930 г. экспедиция «Союзкино» в составе Ф. Эрмлера, Москвина, Энея и др. производила для картины «Рождественские песни» съемки в колхозе «Красный лебединец» Новоржевского района, где в 1920-х гг. широко развернулись мелиоративные работы. Но это была для Ф. Эрмлера лишь «репетиция» для полнометражного звукового кинофильма на тему колхозной деревни — «Крестьяне», когда он вновь прибыл для съемок на Псковщину. Случилось это так.
«…1933 год. На «Ленфильме» шло открытое партийное собрание. Присутствовал на нем секретарь по пропаганде Ленинградского обкома партии Александр Иванович Угаров, — вспоминал Ф. Эрмлер. — Речь шла о недавно организованных при МТС политотделах. Выступая, Угаров бросил фразу:
<- Неужели среди вас не найдется никого, кто поставил бы картину о том, что сегодня происходит в деревне?»
Присутствующие тут же назвали Эрмлера. Тот первоначально отказывался, мотивируя тем, что почти не знает деревни и не имеет опыта создания фильмов на деревенские темы, но потом решил попробовать свои силы.
«Нужно было найти кулака, чтобы списать с него одного из главных персонажей будущего фильма, — продолжает Эрмлер. — Задача была не так проста. Давно уже прошло раскулачивание и расселение кулаков. Где мы будем искать кулака? На помощь пришел Портнов.
— Поедемте ко мне в деревню. Я найду кулака.
Мы втроем: он, БоЛьшинцов и я — отправились. Деревня эта была в 50 км от Новоржева. В деревне Выбор Портнов познакомил нас с одним своим родственником, который был членом местного сельсовета. Настоящее имя его было, очевидно, Пимен. Но мы, как и все, звали его почему-то Пиманом… Помог неожиданный случай. Пиману нужно было съездить в Новоржев продать на рынке овцу. Я присоединился к нему… Нас обогнала чья-то телега. Пиман рассвирепел и, вскочив на ноги, озверело стал нахлестывать коня, приговаривая: — Эх, разве у меня такие были кони?!
И гнал до тех пор, пока не обогнал соседа. И сразу скис. Видимо, понял, что совершил непоправимое.
Нам уже не нужно было искать кулака. Кулаком оказался сам Пиман. Так эта сцена и вошла в картину».
Пиман был выведен в фильме «Крестьяне» под именем Герасима, а исполнял его роль А. Петров. Тем самым фильм «Крестьяне» стал непосредственным откликом на решение ЦК ВКП(б) об организации политотделов, призванных очистить колхозы от пробравшихся туда «классово-чуждых» и разваливавших хозяйства «тихой сапой». Уста­новку на чистку колхозов дал И. В. Сталин, на январском (1933 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) подчеркнувший, что врагов «не нужно искать далеко от колхоза, они сидят в самом колхозе и занимают там должности кладовщиков, завхозов, секретарей, счетоводов и т. д.».
К числу таковых и был отнесен Герасим, сорвавший с себя маску «притаившегося кулака» в результате бесчеловечного отношения к колхозной лошади. Главным же героем фильма стал начальник политотдела Николай Миронович (актер Н. Боголюбов), а сюжетом -его участие в судьбе молодого колхоза, в организации колхозного хозяйства, в разоблачении колхозного счетовода, а на самом деле замаскировавшегося кулака Герасима, который своими тайными вре­дительскими действиями едва не привел колхоз к развалу. Прообразом Герасима, таким образом, послужил новоржевский крестьянин Пиман. И он был не единственным. Актер В. Гардин, исполнивший роль деда Анисима, рассказывал, что своего героя он «подыскивал» еще в городе: «Дворник моего дома, псковский крестьянин, привлек мое внимание
сочными оборотами речи, добродушной хитростью, своеобразной походкой и рифмом».
Роль матери кулака Герасима, старухи-подкулачницы, Ф. Эрмлер предложил Е. П. Корчагиной-Александровской. Та сначала наотрез отказывалась играть роль «ведьмы», «волчицы, вскормившей волка». «Что тут было делать? — вспоминал Эрмлер. — Корчагина в этой роли виделась мне так отчетливо, точно фильм уже пришел на экран… На редкость заманчивы были внешние данные Корчагиной. В лице, в повадке — ничего актерского. Одеть ее вот так, в домотканое рубище, повязать голову темным платком, перекинуть через плечо холщовую суму, да никому и в голову не придет, что он на улице встретил актрису…»
Е. П. Корчагина-Александровская все же нехотя согласилась, и исполнение ею роли оказалось на редкость удачным.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • В Пскове подошел к концу ремонт четырех дворов
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Ольгинской часовне в Пскове исполнилось 15 лет
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Интересное