Поиск по сайту

Очерки социально-культурной жизни

А пока что в конце 1920-х гг. бани, перешедшие в ведение коммунального треста, получили номера: бывш. Гельдта — № 1, Герасимова — № 2, Окунева — № 3, на Выползовой набережной — № 4, Юргенштейна — № 5. В 1930 г. коммунальный трест решил построить в Пскове еще одну баню, более вместительную по сравнению с имевшимися и оборудованную по последнему слову техники. Перво­начально местом строительства был намечен участок на углу улиц Пушкина и Ленина, где начались уже съемки местности, но в том же году планы изменились: баню решено было построить на ул. Советской, напротив вступившей в 1930 г. в строй новой ТЭЦ, которая должна была обеспечивать баню теплом, паром и электричеством. Стоявший на месте выбранного строительства полукаменный дом горкоммунотдел решил перевезти на новое место — на ул. Воровского, где восстановить его для использования под жилье, другие же мелкие постройки просто снести.
Первоначально строительство бани с пропускной способностью до 280 человек в час предполагалось закончить к концу 1931 г., а с 1 января 1932 г. ввести в строй. Но для этого требовалось не менее 350
тыс. руб., — огромная по тем временам сумма. Затянулось дело и с разборкой на месте строительства старых сооружений, задержи­вался подвоз строительных материалов, и сроки завершения стро­ительства, как это нередко бывало, сдвинулись. Президиум гор­совета заключил договор на строительство с Ленгосстроем и утвердил смету на 300 тыс. руб. Но местный бюджет мог взять на себя не более 30% всех расходов, поэтому обратились за ссудой к областному коммунальному банку. Последний отпустил псковичам всего 40 тыс. руб., и в сентябре 1931 г. договор из-за недостатка средств и необеспеченности материалами Ленгосстрой расторг. Осенью 1931 г., когда Коробку здания предполагалось подвести уже под крышу, на стройке не хватало до 100 тыс. штук кирпича. Не было и цемента, т.к. отгруженные Ленснабом 100 бочек его так и не прибыли. 27 апреля 1932 г. Президиум Псковского горсовета, специально рассмотрев вопрос «О достройке бани», передал подряд на строительство Коммунстрою, обратился в облкоммунбанк с просьбой о выделении дополнительной ссуды, а кирпич для стройки обязал поставлять завод «Череха».
Строительство новой бани удалось закончить лишь в декабре 1933 г., и сдана она была с недоделками. На завершающей стадии ее строительства рядом с баней началось сооружение городской прачечной на 1 тыс. белья в смену. Таким образом, на ул. Советской строилась ие просто баня, а целый банно-прачечный комбинат (оборудование прачечной завершилось к лету 1934 г.). Ввод в эксплуатацию новой, наиболее вместительной и просторной бани (пропускную способность ее предполагалось довести до 500 тыс. чел. в год) сделал ненужным существование ряда старых бань. Уже первые дни эксплуатации новой бани показали, что население отдавало предпочтение именно ей — светлой, чистой, с обилием воды. Новая баня оказалась выгоднее и с экономической стороны: она не требовала ни грамма топлива, т.к. отапливалась теплом и паром ТЭЦ, от которой получала и электроэнергию, Это давало экономию дров до 5 тыс. куб. м в год. Поэтому с вводом новой бани некоторые старые были ликвидированы, а помещения их использо­ваны для других целей. Бывшие Окуневские баии, например, были переоборудованы под завод безалкогольных напитков (1934 г.). В результате в Пскове к 1939 г. остались три коммунальных бани:
новая по ул. Советской, 42, получила № 1, бывшая Гельдтова на Милицейской улице — № 2 и на Плехановском посаде — № 3. При этом баня № 3 в середине 1930-х гг. была капитально отре­монтирована, а в 1937 г. капитальному ремонту и переоборудованию подверглись и другие. При бане № 1 было оборудовано ателье бытового обслуживания, где производились чистка и глажение одежды. В раздевальных помещениях всех бань стали продаваться прохладительные напитки.
Несмотря на сокращение количества бань, пропускная способ­ность их даже увеличилась, что было связано с увеличением численности городского населения. Так, в 1931 г. коммунальные бани обслужили 370 тыс. чел., в 1932 г. — 560 тыс., в 1933 г. — 640 тыс., в 1934 г. — 700 тыс. Помимо коммунальных бань в городе действовала железнодорожная баня на 50 человек и гарнизонная -на 60 человек.
Большой урон банно-прачечному хозяйству, как и городу в целом, нанесла Великая Отечественная война. Но одна за другой бани восстанавливались и приступали к обслуживанию населения: уже 5 августа 1944 г. возобновила работу баня № 3 на Плехановском посаде, вскоре — баня № 2 на Милицейской улице, в марте 1945 г. — железнодорожная. На более долгий срок затянулось восстанов­ление бани № 1: она вступила в строй только 10 февраля 1949 г.
ИСТОЧНИКИ
ГАПО. Ф.2, оп. 1, д. 12а, л. 197.
Ф. 2, оп. 1.д. 126, л. 117.
Ф. 2. оп. 1, д. 48, л. 51.
Ф. 2. оп. 1, д. 247, л. 455.
ГАНИПО. Ф. 7, оп. 1, д. 69, л. 11; д. 73, л. 25-26.
Псковский набат. 1921. 25 нюня, 17 ноября, 3 декабря.
Псковский колхозник. 1930. 20 нюня, 16 сентября. 1931. 4 и 18 апреля, 1 сентября.
1932.18 октября.
1933. 10 нюня, 24 декабря.
1934. 9 марта, 16 мая, 17 сентября. 1936. 8 декабря.
1937 15 н 28 февраля. 1939 5 октября.
Мосты
В дореволюционный период в городской черте Пскова через Великую были возведены железнодорожный мост (в 1889 г.) и шоссейный (в 1911 г.), названный в честь легендарной основательницы города Ольгинским. Сообщение с районом Запсковья осуществлялось по сооруженному в 1899 г. Троицкому мосту, переименованному в 1925 г. в Советский. В последующие годы наибольшие испытания выпали на долю Ольгннского моста.
25 мая 1919г. приблизившиеся вплотную к Великой белоэстонские войска начали обстрел моста, который обороняли красные броне­поезда и броневики. С появлением же белоэстонских броневиков советские отошли за мост, и прикрывать последний остался только один броневик, но и тот затем под натиском шести неприятельских броневиков отошел за мост. Белоэстонские бронированные автомоби­ли, видя, что проход через мост открыт, ускорили ход и готовы были ворваться в город. Но в этот момент, около 23 час.30 мин. 25 мая, раздался страшный взрыв, и 15-саженный пролет моста, прилегавший к правому береговому устою, перешибленный зарядами, приподнялся в воздухе и затем рухнул в реку… Этот взрыв Ольгинского моста был произведен лично командиром 2-й роты 4-го минноподрывного диви­зиона А. А. Чепулиным, который при этом погиб и сам. (В других источниках встречается иное написание фамилии — Чечулин! Чепурин. — Авт.) Минирование моста было произведено заблаговременно — к 8 часам утра 25 мая, весь необходимый для этого материал доставлялся на лодках по Великой, а взрыв был произведен согласно письменному предписанию инженера 10-й стрелковой дивизии.
В составленном в сентябре 1924 г. акте ущерба, причиненного мосту, отмечалось:
«Ольгинский мост, железный, коисольно-арочный, с ездою понизу, на двух речных каменных быках, с двумя береговыми арками и устоями, длиною поверху металлических частей 187 метров… В мае 1919г., при наступлении белых, была взорвана правая (по течению реки) консоль
моста таким образом, что одна панель и шарнирные элементы были приведены в совершенную негодность, а подвесная железная ферма (длиною 36 м) свалилась в русло и покороблена…»
В таком виде мост оставался в течение нескольких месяцев. Восстановление его, связывавшего центр города с Завеличьем, где находились больница и кожевенный завод, являлось для Пскова жизненно необходимым. По нему же осуществлялась связь с несколь­кими волостями Псковского уезда и Эстонией. Вопрос о восстановле­нии моста впервые был поставлен ровно через месяц после освобож­дения города от белых — 26 сентября 1919 г. Тогда газета «Псковский набат» сообщала:
«В самом ближайшем будущем Комитет государственных сооруже­ний приступает к подъему упавшей при взрыве в воду части Ольгин-ского моста. При содействии инженеров снабжения Н-ской дивизии все необходимые подъемные и водолазные принадлежности уже доставле­ны. Водолазами под ферму будут подведены железные тяги, к мосту будут подведены две баржи, ферма при помощи домкратов будет поднята и поставлена на эти баржи. Работа займет примерно 1,5 месяца. Ремонт железных частей и вообще окончательное восстановление моста будет вестись постепенно после открытия движения».
Но работы начались не сразу. Спустя еще месяц, 25 октября 1919 г., газета вновь сообщала: «На днях совместно с военными властями подведением военных инженеров штаба Н-ской стрелковой дивизии будет приступлено к поднятию Ольгинского моста. Работы будут проведены в спешном порядке».
«Спешные работы» опять пришлось отложить и начать их ближе к весне — в феврале 1920 г. В подготовительных работах к восстанов­лению активное участие приняло население, неоднократно выходившее на воскресники по сколке льда, забивке свай и расклепке ферм. Непосредственное восстановление моста развернулось с окончанием ледохода в апреле 1920 г. под руководством инженера Етихина. Для переправы через реку, освободившуюся ото льда, временно оборудо­вали паром.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Ольгинской часовне в Пскове исполнилось 15 лет
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Первая Отечественная война
  • Интересное