Поиск по сайту

Очерки социально-культурной жизни

из года в год жесткость воды, или неприемлемую уже в настоящее время;
б)  потребности промышленных и коммунальных предприятий в мягкой воде составляют 50%, ввиду чего вариант подземных источни­ков вызовет выпадение указанных потребностей, а отсюда и значитель­ный дефицит водопровода;
в) заведомо высокая жесткость подземных вод лишает возможно­сти дачи воды для технических нужд железнодорожного узла, что в свою очередь ведет к дефицитности водопровода на 5 лет;
г) изыскание подземных вод требует затраты весьма значительных средств, каковые не могут быть выделены местным бюджетом и не отпущены центром;
д)  ввиду неопределенности места положения буровых скважин при артезианском варианте необходимо перепроектирование сети, как и вообще проекта, что не уложится к строительному сезону 1930 г и сорвет работы года».
В результате вариант артезианского снабжения города водой был отвергнут, и Псков снабжается водой из р. Великой до настоящего времени.
Строительство нового водопровода началось в 1930 г., и уже в конце 1931 г. планировалось ввести в строй новую водонапорную башню на ул. Некрасовской. В указанный срок строители, однако, не уложились, и башня была введена уже в 1932 г. В процессе сооружения было дополнительно проведено 7 км новых труб, местами заменены старые, в 1933 г. построена насосно-фильтрационная станция. В завершающем 1933 г. на строительство было дополнительно выделено 400 тыс. руб. В конце 1933 г. был осуществлен первый пробный пуск, а полностью строительство завершилось к июлю 1934 г. Мощность водопровода теперь доходила до 778 тыс ведер (9600 куб. м) в сутки, хотя и после этого он не покрывал всех потребностей города. В 1933 г., например, была введена в строй новая баня на ул. Советской, а затем прачечная, что значительно увеличило расход воды. В 1934 г. протяженность водопроводной сети достигала уже 21,5 км, число водоразборных кранов и колонок выросло до 25. В1934 г. завершилось строительство первой очереди водопровода на Вокзальной улице, что улучшило водоснабжение некогда обделенного привокзального райо­на, ранее получавшего нефильтрованную воду с железнодорожной водокачки.
С 1 апреля 1935 г. началась прокладка трассы водопровода по мосту Красной Армии на Завеличье, имевшая целью включить в сеть улицу
Интернациональную, 1-ю Советскую больницу и казармы воинской части.
Все проведенные работы значительно улучшили водоснабжение Пскова, но парадокс заключался в том, что трасса вновь построенного водопровода не являлась исключительно новой, а была включена в старую сеть с ее изношенностью и ветхостью, поэтому полностью проблема бесперебойного водоснабжения города оказалась нерешен­ной.
Тем не менее водопроводом в 1940 г. была оснащена уже половина всех квартир и 43,4% — канализацией.
ИСТОЧНИКИ
ГАПО. Ф. 590, оп. 1, д. 451, л. 11. Ф. 324, on. 1, д. 296, л. 39; д. 297, л. 19-20. ГАНИПО. Ф. 7, оп. 1, д. 73, л. 24. Псковский набат. 1920. 31 марта, 5 мая. 1924.31 октября.
1925. 15 января, 4 марта, 1 октября, 11 ноября.
1926. 4 ноября, 15 января.
1927. 8 н 13 января, 14 декабря.
1928. 19 н 27 мая, 12 нюня.
Псковский колхозник. 1931. 12 января, 28 нюня, 14 сентября.
1933. 28 марта, 5 сентября, 13 октября, 24 декабря.
1934. 5 января, 2 нюня, 27 сентября.
1935. 20 марта.
1937. 10 января, 11 февраля.
Бани
Сейчас уже невозможно с документальной точностью установить, когда и кем была построена в Пскове первая баня и кто из жителей города первым ощутил на себе благотворное влияние пара от жарко натопленной печки-каменки и березового веника. Но то, что в XIX -начале XX вв. баня становится неотъемлемым атрибутом городского быта, одним из важнейших объектов коммунального хозяйства, вряд ли кто станет оспаривать. Росло число бань, построенных для себя дворохозяевами, стали возникать и «торговые» бани, услуги которых хозяева предоставляли за плату посетителям.
Старейшими банями, о существовании которых упоминалось уже в конце XVIII в., были бани Рожкова на Запсковье, а лучшими и наиболее комфортабельными являлись так называемые Окуневские бани, получившие название от их основателя и владельца. В октябре 1840 г. городской магистрат продал дворянину Евгению Окуневу большой участок на набережной Великой, между Георгиевским и Спасским спусками, где и выросли означенные бани. А. Васильев и А. Янсон в книге «Древний Псков» (Л., 1929), например, утверждали, что эти «оригинальные по архитектуре» бани были построены из плиты Воскресенской церкви, проданной в 1830-х гг. с аукциона на слом. В последующем появились бани Гельдта на Нижне-Петропавловской улице, у самого берега Псковы, выше по течению ее, в Петровском посаде — бани Юргенштейна, на Запсковье — Герасимова, в других местах города — Федорова и Балагина.
Национализированные в первые годы Советской власти, они с переходом к НЭПу вновь были переданы по договорам в частные руки, нередко — прежним владельцам. Лишь бывшая Гельдтова баня осталась в ведении коммунального отдела. Отменены были и практиковавшиеся в годы «военного коммунизма» бесплатные услуги, и стоимость посещения бани в выпускавшихся вместо полноценных денег «еовзна-ках» выражалась в «кругленькой» сумме. «Четыре тысячи — не деньги,
и немытый — не человек. Ухлопал полумесячное жалованье на баню, думая: «Ну и помоюсь же за четыре тысячи! Опять месяца на два». Не тут-то было, — писал в ноябре 1921 г. один из посетителей бывшей Гельдтовой, а теперь коммунальной бани. — В бане такой мороз, что в раздевальной защелкал зубами. В предбанной чуть не отморозил уши и кое-как добрался до жаркой. Но и тут ждало разочарование. О мытье нечего и думать… Ругались все и ругали всех и вся…»
Статья, написанная в духе фельетона, конечно, полна преувеличе­ний, но доля истины в ней тоже есть: она отразила обстановку первых послевоенных лет, когда в Пскове, как и в целом по стране, острым был топливный и энергетический кризис. Как оказалось, в руках частных владельцев проблемы решались быстрее. «Недавно на Запско­вье открылась вновь отремонтированная баня гр. Рожкова, — писал в декабре 1921 г. «Псковский набат». — Хорошо зарекомендовала себя эта баня. Вода горячая имеется. Освещение, хотя и керосиновое, но все же в достаточной степени. Наблюдается и порядок, и чистота…» И в то же время баня Федорова летом 1921 г. была закрыта на ремонт, у владельца Балагина она пока что вообще не работала. Зато летом 1923 г. стала принимать горожан баня, открытая Военно-инженерной дистанцией на углу улиц Гоголевской и Кантонистского переулка в помещениях, ранее принадлежавших кадетскому корпусу. Принимала она посетителей из города дважды в неделю, и помывка в ней была дешевле, чем во всех остальных. Тогда же стало улучшаться обслужи­вание в коммунальной бане (бывш. Гельдта): открытие нового отделе­ния позволило увеличить пропускную способность до 100 человек в час, в результате же переоборудования в 1924 г. здесь стало уже четыре отделения. Проведенное в 1925 г. горсоветом обследование установило, что баня работала в целом успешно, пропустив только за 10 месяцев 93 тыс. чел. Услуги ее по сравнению с частными банями стали наиболее дешевыми (для взрослого посетителя плата составляла 15-20 коп.), что позволило регулировать цены на услуги баиь по городу в целом: после снижения их в коммунальной бане это вынуждены были сделать и частники.
А летом 1925 г. банное хозяйство Пскова постигла беда: баня Me 4 на Плехановском посаде (бывш. Юргенштейна) сильно пострадала от пожара. Но арендатор сумел восстановить ее за короткое время: уже 27 июня она приняла первых посетителей, а еще через две недели баня
была восстановлена полностью. В том же 1925 г. был поднят вопрос о концентрировании всего банного хозяйства в руках коммунотдела, тем более что истекали сроки аренды бань, находившихся в частных руках. И с июня 1927 г. коммунальный трест, снизив в коммунальной бане плату до 5 коп., приступил к изъятию бань от частных владельцев. К концу года бань, сданных в аренду, в городе не осталось. Тогда же прорабатывался вопрос об обеспечении услугами бани такого района города, как Завеличье. Район этот в 1920-е гг. был совсем небольшим, и коммунальных бань здесь вообще не было. Действовали лишь ведомственные бани при 1 -й Советской больнице и рабочем городке кожзавода «Пролетарий». Но комиссия горсовета, изучив существо вопроса и обследовав район Завеличья на предмет строительства здесь новой бани, пришла к выводу о нецелесообраз­ности такого шага: на Завеличье проживает до 6 тыс. человек, из которых в услугах бани нуждаются около 3 тыс., а городские бани не перегружены, поэтому они вполне удовлетворят потребности и этой группы населения. Так и остался на долгие годы этот район города, постоянно растущий (особенно с 1960-х гг.) без собственной бани. Лишь в середине 1970-х гг. к услугам его открылась новая баня на ул. Конной.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • На пристани «Псков» предлагают установить мемориальную доску
  • Ольгинской часовне в Пскове исполнилось 15 лет
  • События февраля 1917 года в Пскове
  • Первая Отечественная война
  • Интересное