Поиск по сайту

Общая характеристика традиций деревень

В Рождественскую или Новогоднюю Коляду де­вушки ГАДАЛИ. Большинство святочных гаданий было связано с предстоящим замужеством, при этом магические действия девушек могли быть на­правлены на достижение результатов различного характера:
•   выяснить место будущего замужества («в какую сторону замуж пойдёшь»):
—  кидали за ворота башмак (валенок): «Такй были варбты, и ёта крышка над варбтым. И через ётую кидали башмак. Куда станет нбсам [башмак] -там замужем будишь» (Кун., Долговица 3284-54). Парни шутили, старались поймать валенок: «Ва­ленки брасали, через забор, куда наскбм лягет вале-нак — туда замуж идти. Тада парни каравулють, как мы брасаим. Тады чей-нибудь валенак вазьмуть, и сидйть с адным валенкам тая девушка» (В.-Л., Руд-ня 1720-15);
—  слушали «на росстанях»: «В каком баку са-баки залают, в том баку замужем быть» (В.-Л., Фи-липпково 1818-68). В деревнях Куньинского района слушать бегали с блином, при этом к перекрестку подъезжали на кочерге;9
•   увидеть жениха:
—  выбегали на улицу с блином на голове, приме­чали первого встречного. «Блин налбжуть на гала-ву, платок абвяжуть, ды пыбягишь. Кагб встретишь пёрвага — тот и жених» (Кун., Бурщина 3284-26);
—  смотрели в зеркало — должен был привидеть­ся суженый. «Зеркала паставить и стакан паставить с вадбй, и туды кальцб какое-та апустить. И тады нада сидеть да палнбчи аднбй. В бане, навёрна, да и в риге нада… И тады увидишь в зеркала, ну как-та придёт за душу же этат челавек, и увидишь» (В.-Л., Борок 1743-24). В другом случае девушка ставила два зеркала друг против друга и зажигала свечу (В.-Л., Рудня 1720-15);
•   увидеть суженого во сне:
—  «замыкали» колодец, при этом совершали разнообразные действия: клали замок под подушку (Кун., Рябово 2535-36); чертили крест на снегу око­ло колодца, приговаривая: «Суженый-ряженый,
привадй каня пайть» (В.-Л., Бабино 1818-36); нали­вали стакан воды, на него клали две щепки крестом, ставили под кровать и говорили: «Суженый-ряже­ный, привадй в мой калодец каня напайть» (В.-Л., Борок 1743-24); делали крестик из лучины: «Кла-дуть пад галавашки, там какие-нибудь хрясты сдё-лають, и называють: "Суженый-ряженый, приди, меня разбуди". Эта ей уже приснйтца такёй. Тада ана и дажидаеть, што приёдить такёй сватать её» (Кун., Усмынь 3286-35);
—  вечером после бани заплетали двенадцать кос на голове, клали под подушку веник, гребенку и загадывали: «Суженый-ряженый, прихадй в маю рошчу гулять, прихадй меня чесать» (В.-Л., Борок 1743-24);
•   узнать, выйдешь ли замуж в этом году («вый­дешь / не выйдешь»):
—  девушки, выбегая вечером из бани, ложились на снег, а утром приходили смотреть — если кто-то переступил через след, то выйдешь замуж;
—  захватывали колья на воротах, считали — чет или нечет;
—  лили воду в ложку и замораживали: у кого за­мерзнет «бугорком», та замуж выйдет (Кун., Дуб­ровка 3289-07);
—  слушали под окном, что говорят в избе: «"Иди!" — значит, замуж пайдёшь. А если: "Сядь!" -так сиди [в девках]» (В.-Л., Успенское 1817-68);
—  гадали с хлебной дежой: одной из девушек за­вязывали глаза, и она должна была выйти за воро­та. «Вот, например, сабёрутца дёуки, дёжку выно­сим на улицу. Тады кто выйдеть у варбты — тот за­муж скарёе зайдёть. И вот выйдишь — выйдишь. Не выйдишь — значит, будишь год сидеть. Кругом дёжки бёгають, вот думаешь: "Во, где дёуки стаять, я абязательно выйду у вароты". А аны вазьмуть и перебегуть у другай бок. Как грбхниссе у Зтый у за­бор!» (Кун., Лисичино 3286-15);
•   узнать, кто первый выйдет замуж:
—  мочили лучину в колодце (в трех колодцах), затем зажигали и смотрели, как будет гореть (либо чья лучина разгорится первой) — к замужеству. «А я с сястрбй с сваей адйн раз гадали. На лучину. Лучй-на была сухая. Мы взяли, аткалбли па лучйнине са­бе. Привязали нитки, штоб длинная лучйнина тяну-лыся. Вот взяли, пёрво в свой калбдец памачйли лу­чину ёту. Тады пашли в Пракапёнкыв калбдиц па­мачйли. Тут нигде пралёзть нам нельзя. Тады взяли — у кустах там ящё калбдиц быу — ящё памачйли. И вот ня лгу — зажгли лучину на дварё. Мая лучина га-рйть — как усё равно што балбта загарйтца. Вот та-бё и мокрая! Ну, правда, и жизнь была харбшая…» (Кун., Лисичино 3286-15);
—  кормили животных: насыпали несколько ку­чек зерна и приносили петуха — «чью кучку впярёд будет клювать, та скарёй замуж выйдеть» (В.-Л.,
Костелево 1720-09); кормили собаку и примечали, чей кусок возьмет в первую очередь (Кун., Боровые 3283-09);
—  «гребёнки трясли»: «Сабярутца девушки. Лб-жут гребёнки у таз. (Раныни ж были такие начёвач-ки [деревянные миски], а типёрь жа их нету. Хоть у тазу патресуть). <..,> И начинають трестй, вот так — пёрид сабой. Катбра упярёд выскачет грябёнка, та [девушка] упярёд замуж выйдет. <…> Там смбтрют тока внимательна — хто? "Хоть бы май вывалилась скарёй!"» (Кун., Рябово 2535-36);
•   узнать имя суженого:
—  спрашивали под окном: «Хадйла, спрашива­ла, как маевб суженава-ряжанава звать: "Тётка, а тётка, скажи, как маевб суженава-ряженава звать? Тётка!" Малчйть. "Тётка, а тётка, скажи, как маевб суженава-ряженава звать?" А тётка скажеть: "Лек-сандрам, Лександрам!" — кричйть у акнб. А не ат-крыть. Пакричйшь, пакричйшь да и пайдёшь. И к многим хатам падхбдишь. И всё в аднб слова -"Лександра". Вот мне скблька прихадйлась, спра­шивала в хатах — и всё "Лександра". А вышла за Митьку» (В.-Л., Рудня 1720-15);
—  кричали в трубу: «Чем маю судьбу завуть?» -при этом слушали отклик (Кун., Рябово 2535-36);
—  мололи иголку в жерновах, слушая, какое имя «выстукивает» иголка (Кун., Быково 2493-21; Курово 2484-03);
—  на отдельных листках бумаги писали муж­ские имена, листки сворачивали, завязывали в но­совой платок и клали под голову на ночь, утром не глядя вытаскивали одну из бумажек с именем жени­ха (В.-Л., Борок 1743-24);
•   узнать качества будущего мужа:
—  просовывали руку в окно бани — если схва­тит мохнатая рука, то муж будет богатый; рассти­лали шубу в бане на каменке, закрывали глаза: ес­ли схватишься за шубу, то муж будет богатый, ес­ли за голый камень — бедный (Кун., Пурышкино 3285-43);
—  с закрытыми глазами выбирали один из трех предметов: «Сбдють на стол, пыставють валу, соль и хлеб. Кыда вазьмётца за хлеб — то эта багатый бу­дить, а када вазьмётца за ваду — ёта бедный, а када за соль — то он усю жизнь будить салить, ни даст житья» (Кун., Лисичино 3286-15).
Гадания, принадлежащие другой тематической группе (ворожба на судьбу), связаны с желанием предсказать различные события будущего года.
Раскладывали на полу кольцо, хлеб, соль. При­носили курицу и смотрели, что клюнет: хлеб — к бо­гатству, соль — к плохому, кольцо — к замужеству. Лили олово или жгли бумагу и смотрели тень на стене — «что привидится». «Гадали дявчбнки, ну лет па пятнадцать нам булб, и вот бумагу на сталё за­жгли, и как поезд на стене палучйлся. Ну, гаварйм
(там адна дявЗбнка): "Ты в гбрад уедешь". И прав­да, уехала в Ленинград…» (В.-Л., Бабино 1818-36).
Большой интерес представляют гадания с пени­ем подблюдных песен, совершаемые в Новогоднюю Коляду. Они зафиксированы в южной части регио­на (Усмынская и Крестовская волости Куньинского района). В экспедициях удалось записать всего два рассказа о гадании с кольцами, особенности кото­рого свидетельствуют о близости данного обряда смоленской традиции подблюдных гаданий.10
Зафиксированы два различных названия обы­чая: «играть ладу» и «играть смярды».
«Пад Новый год, правда, сабиралися, мала-дёжь. И играли там какую-та "ладу". Адйн челавек садйтце, берёт шапку или там прбста перённик (как у менё). Ну, ёта астальнь’ге, маладёжь, хто чевб бу­дет мне класть сюда — хто, дапустим, грябёнку палб-жить, хто там што… И вот анё будуть петь, эты ста­рухи. И пают эту "ладу"» (Кун., Гладыши 3283-38).
«У нас пёряд Новым гбдым, у Святки, играють "смярды". Прихбдють старый, и маладыи девки вси, и мальцы. И принбсють — хто што, у шапку са-бирають ёта, кидають — хто серьги, сярёжку там ан-ну, кто калёчка, кто пугавицу, ну, у кавб што есь. И ёта всё в шапку сабяруть, мнбга. А бабы сидять кру-гбм и пають песни. А там адйн садить, мушшйна какий-нибудь, трясёть так, а другёй лёзеть у шапку там, выбираеть ёта, што пападёть. Ну, и играють, и пають ёту песню какую-нибудь» (Кун., Андроново 3288-41).
Половозрастной состав гадающих был разно­образным — гадали молодые и старики, парни и де­вушки. При этом одна и та же песня, предназначен­ная различным участникам обряда, могла быть ис­толкована по-разному:
«Вот, садйтце ёта бабка и, дапустим, начинает петь:
Как сядел питушбк да(й) на жёрдачке, И глядел питушбк на чужу старану. А каму пают — таму харашб, А каму выйдетца — таму и лучше таво.
— Чья ёта? -Мыя!
— Ну, значит, пайдёшь на службу. Петушок — эта на чужую старану глядел, эта ваявать пайдёшь. А если девка — дак замуж выйдет» (Кун., Гладыши 3283-38).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Районирование и климат
  • Интересное