Поиск по сайту

Общая характеристика традиций деревень

Последовательность обрядов, относящихся к периоду от выкупа до отправления к жениху, могла быть различной. Выделяются два варианта развер­тывания свадебного дейсвва. В первом случае (верхнеловатская традиция) после венчания моло­дые возвращались в дом невесты, где происходили выкуп невесты и гулянье, после чего следовал пере­езд молодых в дом жениха. В усвячской традиции события развивались следующим образом: приезд жениха в дом невесты, выкуп; застолье; поездка к венцу; отъезд свадебного поезда в дом жениха.
В обеих версиях хода свадьбы обряд выкупа не­весты отличался особой разработанностью и вклю­чал следующие эпизоды:
—  «борьба» жениховой и невестиной сторон (бросаются житом, горохом);
—  пляска боярок на лавке (верхнеловатская традиция);
—  «торги» жениховой и невестиной сторон с развернутыми приговорами-диалогами;
—  обычай «резать» косу невесте.
Среди обрядов заключительного этапа свадеб­ного дня наиболее показательными являются следу­ющие:
—  приезд родственников невесты с курицей (верхнеловатская традиция);
—  «завязывание» молодухи (в усвячской тради­ции свекровь «отсуливает» молодухе хозяйство в обмен на платок);
—  возвращение родственников невесты домой и последующее гулянье, во время которого бьют по­суду и пляшут (верхнеловатская традиция);
—  отводы, на которых крестная раздает «рож­ки» (усвячская традиция).
В сфере СВАДЕБНОГО ФОЛЬКЛОРА в кунь-инско-ловатских традициях ведущую роль играют свадебные обрядовые песий. Практически все ос­новные напевы являются формульными, функцио­нируют с различными поэтическими текстами в ши­роком образно-содержательном диапазоне и быту­ют в различных обрядовых ситуациях свадьбы. Один из основных обрядовых напевов, зафиксиро­ванных на обследованной территории, согласован с текстами, имеющими тоническую семисложную ор­ганизацию стиха. Музыкально-поэтическая форма при этом имеет четырехстрочную организацию. Стилевое своеобразие данного напева связано с ре­льефной метроритмической формулой и декламаци­онным характером слогопроизнесения, свидетельст­вующими об императивно-заклинательной природе напева. Местные варианты данного напева отлича­ются разнообразием форм его интонационно-ладо­вого развития (образцы 1 и 2). В деревнях куньин-ской традиции (Ущицкая, Каськовская волости) сде-
ланы пробные записи песен с тонической основой стиха, напевы которых опираются на иные струк­турные и интонационные модели. Неустойчивость вариантов этих песен в экспедиционных записях не позволила привести их нотацию, однако по некото­рым свойствам (особые качества интонирования, связанные с плачево-повествовательным началом, 7-9-сложное строение стиха) возможно установить их родство с группой песен локнянско-ловатских традиций (см. Часть V: Раздел 7, напевы 1, 5).
Все остальные песенные формы, принадлежа­щие куньинско-ловатским традициям, имеют сил­лабическую основу поэтического текста. Наиболее значимой среди них является музыкально-поэтичес­кая форма со структурой стиха 3+3+5 слогов (образцы 3,4), распространенная в данной зоне по­всеместно, а также широко известная по западно­русским традициям России. Тип напева, в основе которого лежит слогоритмическая модель со струк­турой стиха 4+4+3 слогов, представлен двумя мест­ными типологически самостоятельными варианта­ми (напев 5 характеризует верхнеловатскую зону, напев 6 — усвячскую традицию). К числу обрядовых напевов, имеющих локальный характер бытования, относится напев 8 (усвячская и куньинская зоны), а также — напевы 7 и 10, зафиксированные только в усвячской традиции.
Группа напевов, исполняющихся преимущест­венно с текстами величального, корильного, приле-вочного содержания, очень обширна и многообраз­на. В ее составе, с одной стороны, формульные об­рядовые напевы (образцы 9,11,14), с другой — напе­вы хороводно-плясового плана (образцы 12, 13, 15-19).
Важную роль в свадебном обряде верховьев Ло-вати и Куньи занимают сольные причитания (хоро­вой причета в данных традициях не зафиксирова­но). Напевы сольных свадебных, похоронных и по­минальных (в том числе — «на кукушку») причита­ний однородны в типологическом отношении. Их характерные особенности связаны с опорой на стих тонического типа, а также со стиховым и тирадно-строфическим принципами композиции. Специ­фическим свойством напевов причитаний усвячской традиции является прием контрастно-регистрового сопоставления двух уровней интонирования (см. на­пев похоронного причитания). Ладо-интонацион­ное строение голошений преимущественно связано с трихордовой основой, однако встречаются и другие варианты (например, свадебное причитание № 1).
В системе свадебного обряда описываемых тра­диций зафиксированы жанры обрядовых пригово­ров и заклинаний. Большинство текстов представ­ляют собой краткие заговорные формулы (приго­воры, включенные в банный обряд, приуроченные к «заручинам», к обряду «резать косу невесте», со-
провождающие встречу молодых после венца). Не­которые варианты приговоров, записанных в верх-неловатской традиции, имеют форму обрядового диалога (приговор на сватовстве из д. Березье, при­говор на выкупе из д. Купуй).
Среди значимых элементов ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНОГО ОБРЯДОВОГО КОМПЛЕК­СА следует отметить обычаи, зафиксированные в системе куньинской и усвячской традиций:
—  различные формы ритуального уничтожения вещей умершего (сжигание, разбивание);
—  обычай окуривания покойника иванской травой (Крестовская волость);
—  система годовых поминальных дней («Тол­стая суббота» за неделю до Масленицы, Радоница, Троицкая суббота, Дмитровская суббота);
—  вывешивание полотенца на угол дома в по­минальный день (Жижицкая волость).
Важную роль в похоронных и поминальных об­рядах играют нохоронные причитания. С поми­нальной обрядностью весенне-летнего периода свя­зана и традиция голошений на кукушку, зафикси­рованная в Каськовской (Кун.) и Урицкой (В.-Л.) волостях.
В системе жанров музыкального фольклора верхнеловатских и куньинских традиций важное ме­сто занимают ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ. На обсле­дованной территории музыкальные записи лирики были сделаны преимущественно в усвячской зоне (Крестовская, Усмынская, Пухновская волости). Отдельные записи осуществлены в Каськовской и Жижицкой волостях (куньинская традиция). Свое­образным «очагом» бытования жанра является По-реченская волость (дд. Лоскатухино и Никулино). В Разделе 7 представлено 12 самостоятельных напевов лирических песен, при этом основной объем песен­ного материала относится к раннему историко-сти-левому пласту и принадлежит женской певческой традиции (см. образцы 4, 6-10, 12). К стилевым свойствам напевов этой группы относятся узкообъ-емность ладовой организации (квартовая или квин­товая основа лада), декламационно-повествователь­ный характер соотношения напева и текста.
С напевами, имеющими узкообъемную основу лада, исполняются и некоторые сюжеты «молодец­кого» цикла (см. образцы 2, 3, 5, 11). Классический сюжет о гибели молодца на чужой стороне испол­няется с самостоятельным напевом (№ 1), представ­ляющим мужскую певческую традицию. О принад­лежности данного напева к группе «молодецких» лирических песен свидетельствуют такие свойства, как сложно-ладовая организация, композиционные и интонационно-ритмические особенности «про­тяжной» музыкально-поэтической формы.
Важной чертой группы песен (образцы 1-4) яв­ляется тоническая основа стиха, обусловливающая
особый характер ритма слогопроизнесения, что позволяет установить стилевые связи куньинско-ловатских традиций с музыкальной культурой Се­веро-Запада России и, в частности, с новгородски­ми традициями.
Обстоятельства исполнения лирических песен в традициях верховьев Ловати и Куньи свидетельст­вуют о тесных функциональных связях жанра с ка­лендарной обрядностью. Так, зафиксированы сле­дующие варианты календарной приуроченности:
—  исполнение на посиделках во время прядения (В.-Л., Пореченская волость);
—  пение во время летних и зимних престольных праздников как в ситуации застолья, так и на ули­це, например, во время возвращения домой из гос­тей (Кун., Пухновская волость);
—  пение на «брыксах» (гуляньях, в которых уча­ствовали только замужние женщины), приурочен­ных к различным календарным датам (В.-Л., Поре­ченская волость);
—  звучание песен во время летних полевых ра­бот (Кун., Жижицкая волость).
Самостоятельную область куньинско-ловатско-го фольклора составляют песенно-хореографичес-кие жанры. Особенностью бытования песен, связан­ных с хореографическим движением, является их приуроченность к различным обрядовым комплек­сам. В рамках календарного цикла ХОРОВОДНЫЕ И ПЛЯСОВЫЕ ПЕСНИ звучали в период Святок на вечеринках и супрядках, а также во время летних и осенних полевых работ. В системе традиционной свадьбы исполнение песенно-хореографических жанров было тесно связано с ситуацией застолья.
На обследованной территории выявлены следу­ющие основные типы народной хореографии:
—  женская обрядовая пляска «кружка» (круго­вая пляска мелким приставным шагом с хлопками и притопами);
—  игровые хороводы и хороводы-пляски, име­ющие круговую основу;

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Районирование и климат
  • Интересное