Поиск по сайту

Общая характеристика традиций деревень

Чтобы не платить бояркам, жених мог прыг­нуть через стол и занять место рядом с невестой, ли­бо кинуть шапку невесте, чтобы та поймала ее: «Через стол он к нявёсте лезет — садйтца. А явб не пускают баярки, атпйхывають. А патбм придумает — шапку брасать. Не папала — значит, баярки яё узад кидают. А он апять брасаеть: не папал, папал? Нявеста узяла шапку — значить, ухбдють без усяка-ва усявб» (В.-Л., Крупышево 1765-93). «Сидим все за сталбм. Он приязжаит, жанйх. Сразу он падхб­дит. Уже явб не пускают за стол: "Нет, выкуп за не­весту! Выкуп!" — кричат. Кто как падлавчйтце. Пад-лавчйтце другбй перепрыгнуть чёряз стол — ну, всё. Старались-та, были во какйи мушчйны! Анё уже панимали. "Так давайте, давайте денег, дёнег-та па-бблыпе!" А он — хоп! — через стол, и у нявёсты. Си­дит уже» (В.-Л., Прялово 1752-18).*°
На выкупе крестная невесты торговалась с крестным жениха, «отговаривалась»:
«Едьте на гбру,
На той гары тама стайт изббка, В той изобке там жила Дарушка, У Дарушки там дачушка…»
(В.-Л., Березье 1770-03).
Если сваты давали мелкие деньги, то их вы­смеивали:
«Ну, што иам эти деньги —
Мы такими избу мятём
И злы деньги [за] парбг вымятаим»
(там же).
Приведем обрядовый диалог боярок и дружки, записанный в д. Купуй: «Баярки были, бувало, — ну, девушек там пять и до десяти девушек булб. А мущйна, эта уже был дружок ат жениха, катбрый должен был выкупить инвесту. И вот он таргуитца. Падхбдит к сталу впярвые он и гыварйт:
—  Здраствуйте, гордые ?аярыньки! А ему атвячаем:
—  Здраствуйте, друженька, Верная служенька!
Што вы к нам ходите, Чавб вы ищите: Яри или пашанйцы Или краснай дявйцы? Он гаварйт таг да:
—  Красная дявйцы!
—  Ой, наша дявйца за бальшйм вадам, У высоким тереме,
За трём зылатьш замкам.
А што замок разламать —
То тыщу рублей пытирять,
А если втарбй [замок] рызламать —
Две тьвди [потерять],
А третий [замок разломать] —
Нада три ть’шш пытирять.
—  Да может быть пыдяшёвле абайдёмся?
Вот и сбиваем цены адйн другбму. Он кидаеть им мидякй.
—  У! Наша нявеста и пол пыдмятала, да эты деньги в руки ня брала. Вы хбчите нашу инвесту ку­пить?!» (В.-Л., 1798-13).
Жених НАДЕЛЯЛ НЕВЕСТУ: ставил на стол водку, клал деньги, конфеты, боярки отдавали ему елочку, стоящую на столе (В.-Л„ Захарове 1705-55).
Жених также должен был выкупить косу невес­ты. Кто-либо из родственников невесты («рання ка­кая-нибудь: мбжить, братиц малый, мбжит, там сяо трёнка малая»)31 «резал» невесте косу, приговари­вая: «Косу режу, денег хочу!» (Кун., Терехи 2495-16). Жених должен был заплатить выкуп. Чтобы испу­гать жениха, кончик невестиной косы могли не­множко подрезать (Кун., Ольховец 2460-11; Шало-нино 2491-02). По единичному свидетельству, косу «резал» брат жениха. «Косу «атрезали» раньши: вот, бувала, мальчишку атправять, асббинна жинихбвага брата. Брат, кыда (й)на сядйть зы сталбм, ён вазмёть шчёпину толстую, бальшую и зы стол залёзить, и та­да аб пол там вот тбчить: "Режу касу! Режу касу!". А тут жанйх кричйть: "Ня трбгый! Ня трбгый!" — "Бу­ду рёзыть! Буду рёзыть!" — да апять ёту лучйнину там тбчить, да к касы к ётый. Тадь1 ужо ён палбжить там скока — мбжа двадцыть капеик каких-нибудь, тады ужо медных. Тады он её кладёть, лучйнину, и лёзить далбй с лауки» (В.-Л., Осокино 1738-23а).
По информации из д, Войлово, младший брат невесты «пыджигаить» касу, нарбшна «пыджига-ить», бярёть спички и «пыджигаить» касу, штбба жанйх платйу деньги. "Ня тронь! — гаварйть.- Ня пыджигай нявёсты касу". Дають яму дёниг, этыму парню, катбрьш касу расчёсывать» (Кун., 3285-48).
После завершения выкупа боярки освобождали жениху место за столом, рядом с невестой оставалась
только старшая боярка (Кун., Росно 3290-44). МО­ЛОДЫХ СВОДИЛИ: крестная (крестный, дружка) хлопали хлебами (пирожками, булочками, лепешка­ми) над головами молодых — «с Голыми руками ни падхбдють к мыладым» (В.-Л., Поречье 1730-03).32 Женщины пели «благословенную» песню («Пресвя­той Кузьма-Демьян»). «А тётка Гашка, бывало, вот два пиражка спякуть (как сайка тяперь), и вот как за-вбдють эту нявёсту за стол — так вот, и ана песню на­чинать петь, так вот Зтым пиражкам стукать: "Святой Кузьма, скуй нам свадебку". А сама — грох, грох! — Зтым пиражкам!» (В.-Л., Березье 1770-05).
?S- Застолье у невесты
Поезжане и гости садились за столы: сначала усаживали невестину родню, а затем — женихову (Кун., Мартьяново 2535-14). Гости садились «в ряд» по парам — жены с мужьями. «Прыдадйм нявёсту -тагда "пьём барыши". И садятца за стол — пыязда ёта, тагда уже вся садится пыязда — и женихова, и нявёстина. Ну и начинают абёдать, патбм выпива­ют, начинают песни петь» (В.-Л., Купуй 1798-13).
Молодым пели: «Летала голубка по саду», «Ле­тал голубец по столу», «Коло саду, коло вишенья». Величали гостей: каждой паре в отдельности жен­щины пели песни, гармонист играл «марши» (Кун., Хухово 3283-01). «Крёснаму батьке и матке — эта в первую очередь. А патом уже начинають ат края (эта кто крайний). И падряд, и падряд, и гонють, и гонють — и девкам, и бабам, и мажукам, и маладь’ш. И так пакамес[т] круГ весь абгбнють. <…> Мущйне, например, катбрый маладбй мущйна, такую песню пают — пы явбныму возрасту. Жанатый — жану явб-ную напамянають в ётый песне. А пастарёйшему -другую. Большей баярке — такую песню, малой — та­кую. Падкняжник сидйть уряд кь’ша жениха — и таму спают» (В.-Л., Рябиновка 1731-38).
За песню благодарили — клали на тарелку день­ги, кланялись. «Каждаму свадёбнику усё песню иГ-рали. А он атдариваетца» (В.-Л., Крупышево 1765-07). «^елавёк пять, восемь или десять — играють эты свадебный песни. И хрёсный, и хрёсна, и жениху, и невесте, и баяркам, и всем Гастям уже пають. И мы уже платим им там. Как раньши были деньга -пятьдесят капёек, рубель — платим за песню за эту. Встанем, как нада: всегда, пака песню не спают, и невеста прастайт, и жанйх. Патом уже и баярки: то-жа встаёт, пакланяетца, и всё» (В.-Л., Прялово 1752-18). «Пусть вот, значит, ты баярка — я «стар­шей» тебя, вроде, называю. Взвеличають её. Ана встанеть, пакланяетца, и ей пають. Ана даст там скблька: рубель или пятьдесят капёек — этым жен­щинам даст. Ну, ей женщины пають:
Спасйба, сватьенька, За ваши дары великие, За паклоны низкие
Пашлй ваши дары Да чести, да хвалы…»
(В.-Л., Заручевье 1733-09).
Среди песен, звучавших на застолье: «Скажите, пожалуйста, где сидит крёстный батюшка?» (крест­ный); «У Лариски-души кральки хороши», «Вино­град расцветает», «В огороде капуста — белый ко­чешок», «На ком у нас дорогой обряд?» (женатым парам); «В саду-садочке гуляет молодчик», «Берез-ничек листоватый» (холостому парню); «Не тот-то подкняжничек Феденька» (подкняжнику); «Гурная боярынька» (старшей боярке); «А певица добрая» (девушкам-певицам).
После застолья гости плясали: «А тагда ж не былб музыки, бабы и пляшуть тут бкала стала, и свадёбники. Тагда плясальныи играють, например -"Сватьюшка добрая"» (В.-Л., Крупышево 1765-07).
ОБРЯДЫ, СОВЕРШАЕМЫЕ В ДОМЕ ЖЕНИХА
?$- Встреча молодых
В деревне свадебный поезд встречали песнями, которые звучали на улице — на крыльце либо на до­роге перед домом. «Вот едут. Видят, што едут, вы-хбдют. Падъезжают к вулице — бабы начинают петь песни яму» (о песне «Бор шумит, колокол звенит» -В.-Л., Крупышево 1764-17). Также на встречу моло­дых исполнялись песни: «Привели к нам неженку», «Катится-валится с горы поезда».
Родители встречали молодых: выносили икону, хлеб-соль на полотенце, целовали невесту и жениха, те в ответ кланялись.
При встрече свекровь надевала шубу, выверну­тую шерстью наружу. «Выходить ужо свякрбва, ня­вёсту встрячаеть с хлебам, с сбллю. Встрячаить свя-крбу и свёкр. Надяють шубу. Некоторые выварачи-вають кверху шерстью ею. Да завядуть у хату, и за стол садятца опять гости — пьють, гуляють, пйсни играють» (Кун., Бурщина 3284-01).33 «Как мядвёдь — идёт свякруха! И нясёть хлеб, нясёть соль. И мы здесь уже встречаем, маладые. Цалуимся, жалают нам щастья в жизни. Вот так была раньши» (В.-Л., Прялово 1752-18). На вопрос о том, для чего наде­вали шубу, исполнительница ответила: «Штоб ба-гата жили детки» (там же).
Свекор со свекровью ОСЫПАЛИ МОЛОДЫХ ХМЕЛЕМ, а также овсом, ячменем, житом. «Как вот и хлеб сёють на пблях, и он [свекор] их так аб-сявал. Такой был закон с исстари» (В.-Л., Фелисто-во 1707а-01). При этом приговаривали:
«Ну вот, маладыи, живите харашо. Хмель — к вясёлью, жито — к жйсти, Пшанйца — штоб тблста была, Рожь — штоб жирна была»
(В.-Л., Крупышево 1764-19).
Перед молодыми стелили шубу (ковер, поло­вик, одеяло), они становились на колени, принимая благословение: родители крестили их иконой и хле­бом, свекровь приговаривала: «Щастям-дблям вас наделяю» (В.-Л., Заручевье 1733-24). Присутствую­щие родственники наделяли молодых деньгами. «Тарелка, ну и какой-нибудь — салфётачка-та па-стёлена на тарёлачку. Там хлеб-соль стайт и евб на­дельный деньга. Там скблька станбвют… Ес[т]ь ру­бель — рубель этат, серябрб. [Кладут] у хлеб, у хлеб, на серединку» (там же).34

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Районирование и климат
  • Интересное