Поиск по сайту

Общая характеристика традиций деревень

В системе КАЛЕНДАРНО-ОБРЯДОВОГО ФОЛЬКЛОРА особую значимость имеют песенные формы. Календарно-обрядовые песни составляют одну из ярких страниц музыкальных традиций вер­ховьев Ловати и Куньи. В целом, следует отметить: а) развитость жанровой системы календаря; б) раз­работанность календарно-песенного цикла в музы­кально-типологическом отношении; в) стилевую специфику календарных напевов.
В ряду жанров святочного фольклора ключевое место занимают празднично-поздравительные пес­ни. Среди колядок, зафиксированных в данном ре­гионе, наиболее распространены варианты сюжета «Пошла Коляда вдоль по улице гулять» (Кун., Кре­стовская волость, В.-Л., Пореченская волость). Единичными записями представлены детская колядка «рождейка» (Кун., Крестовская волость) и колядка с сюжетом «колядовщики и хозяин» (В.-Л., Борковская волость).
Уникальным явлением для фольклорных тради­ций Псковской области следует считать музыкаль­ные записи подблюдных песен, осуществленные в д. Андроново (Кун., Усмынская волость). Поэтические тексты подблюдных, сведения об обычае «трясти
кольца» получены также в Крестовской и Морозов-ской волостях. Таким образом, можно сделать вы­вод о распространении традиции гадания с кольца­ми по течению р. Усвячи. В музыкально-типологиче­ском отношении подблюдные из д. Андроново соот­носятся с напевами, зафиксированными экспедиция­ми в районах смоленско-тверского пограничья, что позволяет установить связи усвячской традиции с соседними фольклорно-этнографическими зонами.3
Повсеместное распространение на данной тер­ритории имеют масленичные песни. Формульный масленичный напев, бытующий также в Невель­ском, Локнянском и Новосокольническом районах Псковской области и известный за ее пределами, обладает в традициях верховьев Ловати и Куньи особыми стилевыми характеристиками (напев 5). Поэтические тексты, исполняемые с вариантами данного напева, отличаются большим разнообра­зием (17 самостоятельных сюжетов).
Весенний период календаря в музыкальном отношении представлен жанром волочебных песен. Эти песни исполняются на типовой напев, вариан­ты которого распространены по всей территории великолукско-куньинской зоны (напев 6). Тексты, исполняемые с данным напевом в верхнеловатской традиции, связаны с двумя основными сюжетами («праздники-работники»; «три радости»). В кунь­инской и усвячской традициях бытует сокращен­ный вариант текста волочебных песен, сочленен­ный из зачинного и конечного сюжетных мотивов (приход волочебников — просьба об одаривании). Сюжет волочебных песен, связанный с мотивом вы­бора пары, зафиксирован в Борковской волости (В.-Л.) и приурочен к обряду обхода дворов.
С формульным напевом волочебных песен в ус­вячской традиции также исполняются поэтические тексты, имеющие брачную тематику. Однако осо­бенности поэтики (зачинные мотивы, связанные с призыванием весны), обстоятельства исполнения (период Великого поста) позволяют выделить их в самостоятельную группу «весенних» песеи.
В усвячской традиции (Кун., Крестовская, Мо­розовская волости) зафиксированы егорьевские пес­ни, исполняемые с самостоятельным напевом (см. напев 7). Немногочисленные записи егорьевских пе­сен, функционирующих с формульным напевом во­лочебных, сделаны в Пореченской волости (В.-Л.).
Отдельные записи исполнения пасхального тро­паря («на церковный голос») выполнены в Крестов­ской волости Куньинского района.
Специфической чертой верхнеловатских и кунь-инских традиций является активное бытование об­рядовых летних песен — иванских, толочных, жнив-ных. При этом северную часть зоны (куньинская традиция) следует считать периферией распростра­нения песенных форм, принадлежащих летнему пе-
риоду — сокращается количество типовых напевов, возникает замена обрядовых песен приуроченными хороводными и плясовыми песнями. Таким обра­зом, северная граница данной этно-культурной зо­ны является одновременно и границей распростра­нения обрядовых летних песен, поскольку в сосед­ней (с севера) локнянско-ловатской традиции за­фиксированы лишь единичные записи петровских и жнивных песен.
Особенностью верхнеловатских и куньинских традиций является исполнение толочных, иванскнх и петровских песен на типологически сходные на­певы. Экспедициями выявлено бытование несколь­ких формульных напевов (образцы 8-14). Один из них распространен повсеместно4 и представлен тре­мя типологически устойчивыми вариантами (об­разцы 10-12). Напевы 8, 9, 13, 14 зафиксированы в верхнеловатской и усвячской традициях, при этом усвячские варианты отличаются композиционной самостоятельностью (образцы 9, 14).
Жнивные песни данной местности образуют две стилевые песенные группы. Основу традиции составляют напевы (15-18), по своим музыкально-типологическим свойствам относящиеся к группе «песен-жалоб». Их специфические свойства связа­ны с такими особенностями интонирования, как уз-кообъемность ладовой основы (терцовая ячейка с субквартой), значимость внутрислоговых распевов, формообразующая роль музыкальной долготы. Центральное место в традиции занимает шести­сложный напев с трехстрочной композицией стро­фы (образцы 15, 16), распространение которого охватывает весь ареал. Специфической чертой этой музыкально-поэтической формы является припев-возглас «а-ё» (в верхнеловатской традиции), в дру­гих вариантах заменяемый припевными словами («слава Богу») или повтором последнего слова предшествующей строки. В усвячской традиции этот напев (№ 17) отличается интонационно-ладо­вым своеобразием, а также имеет самостоятельную композиционную версию (четырехстрочная орга­низация музыкально-поэтической формы). Напев 18 характеризует верхнеловатскую зону.
Иными стилевыми свойствами обладают вари­анты напева 19, распространенного в усвячской традиции (повсеместно) и в куньинской зоне (две записи в Каськовской и Назимовской волостях). Декламационный характер слогопроизнесения, метроритмическая организация на основе четырех­сложного звена, ладовые особенности кадансовой формы (завершение на второй ступени квартового звукоряда) позволяют говорить об императивно-закяинательной природе данного напева.
СВАДЕБНАЯ ОБРЯДНОСТЬ куньинско-ло-ватской зоны включает развернутый цикл обрядо­вых действий. В целом, свадебный ритуал имеет об-
щую структурную модель на всей обследуемой тер­ритории, на основе которой в системе местных тра­диций возникают самостоятельные версии хода об­ряда.
Период подготовки к свадьбе («срок») начинал­ся со сватовства. Обязательными этапами предсва­дебного периода были «запойны» (вскоре после сватовства) и «рукобитье» (канун свадьбы), при этом наполнение этих обрядов в местных тра­дициях различалось. Так, в верхнеловатской тради­ции обряд, имеющий название «запойны», был бо­лее развернутым по составу обрядовых действий и включал обряд одаривания жениха. В усвячской зо­не основным содержанием «запоин» было богомо-ление, а в день «рукобитья» между жениховой и не­вестиной сторонами происходил обмен дарами.
Среди обрядов довенечного периода свадьбы локальное распространение имеют обычай посеще­ния кладбища невестой-сиротой (Кун., Крестовская волость) и обряд прощания с деревней в форме ри­туального шествия невесты и подруг с украшенной елочкой — «садом» (куньинская традиция).
Канун свадьбы н утро свадебного дня в верхне­ловатской и куньинской зонах включают следую­щую последовательность обрядовых действий: ка­нун — баня; чесание головы; последняя вечерина; ут­ро свадебного дня — надевание венка; наделение и благословение.
В усвячской традиции зафиксирован несколько иной порядок обрядовых действий: чесание головы совершается утром свадебного дня перед ритуалом надевания венка.
В куньинской версии свадебного обряда особо выделенными и разработанными являются невести­на баня и обычай чесания головы. Банный обряд представляет собой развернутое действо, включаю­щее ряд компонентов:
—  подруги приглашают невесту в баню, стар­шая боярка произносит приговор;
—  подруги ведут невесту в баню «с барабаном» (Ущицкая волость);
—  в бане льют пиво, бросают хмель на каменку (Назимовская волость);
—  родные встречают невесту на крыльце, невес­та благодарит их земным поклоном.
Обряд чесания головы в данной местности ха­рактеризуется следующими деталями: сестра рас­плетает невесте косу, чешет голову, подает ей ленту; невеста ходит по избе с лентой в руках, причитает; сестра успокаивает невесту, опять заплетает косу (Кун., Жижицкая, Ущицкая волости, Тороп., Куд-рявцевская волость). Отметим, что обычай причи­тания «на ленту», зафиксированный на севере зоны в виде фрагментарных записей, обнаруживает ти­пологическое родство с обрядом шествия с «кра­сой», бытующим в системе локнянско-ловатских
традиций и, возможно, представляет его редуциро­ванный вариант.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Районирование и климат
  • Интересное