Поиск по сайту

Общая характеристика традиций деревень

Начиная с Пасхи возобновлялись уличные мо­лодежные ГУЛЯНЬЯ, сопровождаемые различны­ми играми и забавами. Так, повсеместно распрост­ранено было катание яиц в лунках, деревянных же­лобках. «Окала церкви яичкам катають. Ну, лубки такие падёланы, и катають, и тады капёйку кла-дуть, ти што. <…> Длинный такёй сдёлають [лу­бок], вырежуть в еярёдке, з ножкам таким, и ката­ють яички. Па чьиму яйцу папала, тот тады — ка­пёйку. Тот прайграл, а этат выиграл» (Кун., Бела-вино 2430-03).22
В традиции Великолукского и Куньинского районов основу пасхальной обрядности составля­ют различные ОБХОДЫ-ШЕСТВИЯ.
Крестные ходы, охватывающие все деревни од­ного прихода, устраивали в период от Пасхи до Воз-несеиия. Священник служил в каждой избе, его ода­ривали крашеными яйцами, пирогами. По некото­рым сведениям, могли устраивать службу и в ржа­ном поле (Кун., Боровые 3283-27). В крестном ходе принимали участие жители деревень — они несли иконы, исполняли пасхальный тропарь (Кун., Тере­хи 2496-09).
В местной традиции широкое распространение получили пасхальные обходы дворов с пением об­рядовых поздравительных песен («волочебных», «христовских»). Их участники («волочёбнички», «волынщики», «волшёбнички», «христославщи-ки») собирались группами по несколько человек и обходили все дворы, исполняя песни под окном: «Эта уже как падхбдють к тибё к акну и играють -такие валачёбники» (Кун., Войлово 3285-58). Основной песенный сюжет, приуроченный к этому моменту — «Идут-бредут волочебники» — связан с перечислением основных праздников весенне-лет­него периода.
Исполнители указывают на то, что обходы дво­ров совершались в вечернее или ночное время. «Ноччу, ня днём, а з вечера. Ноччу прийдуть и играють, христаславють всё» (В.-Л., Теренино 1751-13). «А вдуть — темна. Хто и с кийком [палкой] вдеть, вот эта и называють: "кий валачйть". Эта ки-
ёк он с саббй [несет]» (Кун., Усмынь 3286-34). «К каждой хате падайдём, к вакну, и паем, и будим ха-зяина» (В.-Л., Комша 1731-09).
Участниками обходов, по воспоминаниям ме­стных жителей, обычно были женщины — молодые, пожилые, старухи. «Мы ж хорам хадйли. Были у нас хбры. Группа женщин сабярёмся, идём и вот па­ем» (В.-Л., Комша 1731-09). «А ббльши старый всё хадйли. За то, што маладыи не умели песни, а ста­рый песни усякии умели» (В.-Л., Теренино 1751-13). Иногда молодые и пожилые женщины собирались вместе, в одну группу. «Какие валачёбники — хб-дють жёншшины, ну пажилые и какие — маладые. Вздумають: "Пайдём па валачёбникам!" — идуть дёуки такие маладые и жёншшины — катбраи па-жиль’ш, катбраи старый» (Кун., Войлово 3285-58). По некоторым упоминаниям, вместе с женщинами могли ходить и мужчины: «Хбдють, к кажнаму пад акнб падхбдють. Сабираетца группа — и жёншчины, и мужчины» (В.-Л., Борки 1703а-09).
Часто волочебные песни звучали в сопровожде­нии музыкальных инструментов. «Хбдють и са скрйпкым, и с гармонью» (Кун., Войлово 3285-58).23
Хозяева одаривали волочебников различными блюдами пасхальной трапезы: крашеными яйцами, куличом, пирогами, салом, медом, наливали горил­ку. Угощение подавали в открытое окно, а иногда сам хозяин выходил на улицу встретить волочебни­ков, приглашал их в дом. «Хазяин выходит и выно­сит пирага, яичек на тарелки. <…> Мы хазяину как напаём, пришёдши, у невб в сталбцё, дак нас он за­водит да мёдом угашчает» (В.-Л., Комша 1731-09, 11). В доме волочебники пели песни другого содер­жания — величали хозяев. «Катбры у хату пригла-шаеть да угашчаеть, дак тагда тут яшЗб яму напаём, яшчё — "Различную кралю" тагда напаём яму. Ха­зяину и хазяйке паем… Кагда кто мёдам угашчаеть» (там же, 1731-12).
После обхода всех дворов деревни участники обряда собирались в одной избе, устраивали гуля­нье, разговлялись. «Вазьмём бальшйи такйи кар-зйнки, пирагй сабираем, яички. Ходим, песни игра-им. Патбм сабираимся, поели, яйЗки приносим, пи­рагй. Выпиуки — хто дасть. И патбм сабираимся и разгуляимся» (Кун., Мартьяново 2536-36).
Волочебные песни во время обходов дворов мог заменять пасхальный тропарь «Христос вос-кресе». «Вот падхбдим к дому, и поёшь: "Хазяюш-ки, встречайте, валачёбники идуть!" — и заходим в квартиру, и паем: "Христос васкрёсе з мёртвых, смёртию смерть паправ и сущим во грабё живот да-равйв!". И идём, нам водки наливають, паски да-ють, угащають. И так мы к аднаму хазяину и к вта-рбму. Эта назывались — валачёбники» (Кун., Гла­дыши 3283-59).
РАДОНИЦА
Обрядовые действия, совершающиеся в Радо-ницу (вторник на неделе, следующей за пасхаль­ной), были обусловлены содержанием этого празд­ника — одного из главных поминальных дней в ка­лендарной обрядности. «Пёрвай радйтельскай день — Радуницы. Эта ат Паски втарбй вторник. Эта пёр­вай радйтельскай день начинаитца вяснбй» (Кун., Назимово 2564-01).
Обязательным был ОБХОД КЛАДБИЩА, ко­торый совершался трижды и сопровождался пени­ем пасхального тропаря (Кун., Гладыши 3283-59).
На кладбище голосили, поминали родных: устраивали ТРАПЕЗУ НА МОГИЛКАХ. Для по­миновения приносили еду: крашеные яйца, кутью, лепешки, предварительно освященные в храме. «Ну, паминают. Раньши в цёркавь хадйли. Ставили блюда абыкнавённа. (Раныни-раньши, када я дё-вачкай была). Пекуть пять лепёшик и варят пшени­цы чашку, сластят её, называитца — кутья. В чашку наверх — эти лепёшки, белый платбчик — пашёл в цёркву. Паставил (там стол абыкнавённый для эта-ва) свечку, и священник паёт, атпивает всё э’та. Када закбнчитца служба, снимают четыре липёшки, а пя­тую нясут на магйлу, разламывают, и кутья, и [при­говаривают]: "Пажалуста, паминй майх радйти-лий"» (Кун., Назимово 2564-01).
Крашеные яйца, принесенные на поминальную трапезу, могли раздавать нищим с просьбой помя­нуть (Кун., Мартьяново 2535-16).
На могилке КАТАЛИ КРАШЕНЫЕ ЯЙЦА -«христосовались» с родителями. «Яйцом водишь па магйлачке: "Христос васкрёсе, Христос васкрёсе", -гаварйшь так, патбм палбжишь. В Раданицу так. У Пасху тока тагда яшшб да в Раданицу» (Кун., Мар­тьяново 2535-16). По мнению исполнительницы, приносить яйца на могилку можно было весь пас­хальный период. «Эта же всё с Чйстага читвирга и да Вазнясёнья мбжна с яичкам с красным хадйть» (там же).
ЕГОРЬЕВДЕНЬ
Обрядовые действия, приуроченные к Егорьеву дню, связаны с первым выгоном скотины на паст­бище: «Ягбрий — дли ската празник» (Кун., Рябово 2535-38). Утром в день первого выгона соверша­лись ритуальные обходы скота — как на дворе, так и на поле.
ОБХОД НА ДВОРЕ. Каждая хозяйка трижды обходила скотину в хлеву, держа в руках решето с яичками, хлебом (булочкой), икону и веточки вер­бы, хранившиеся с Вербного воскресенья (В.-Л., Бо-рок 1743-24). Обход сопровождался произнесением заговора:
«Святой Ягорий,
Сдаю сваю скатйнку на твай руки,
Кармй и пой, и дамбу приганяй»
(Кун., Никулино 3289-43).
«Святый Ягорий,
Упасй маю скатйнку
И кажйнную шарстйнку,
И у поли, и у дворй, и всюду.
Дай, Госпади, штобы уси были целы.
А воуку — жаркий камень у зубы»
(Кун., Бурщина 3284-22).
По некоторым свидетельствам, в домашнем обходе мог принимать участие и пастух. «Тада идёт уже хазяин и пастух сзади. Беруть с сабой вер­бу на двор, икона у невб и эту — булачка такая, и в булачке яички впячены, и так яички. Идут, абхб-дють скот на дварё, три раза абайдуть, патом вы-ганяють у поле, туда уже — к стадам» (В.-Л., Оста-вец 1724-08).
Выгоняя скот со двора, коров хлестали вербой, «подкатывали» под коров яичко: «Карбва йдеть -гонишь пад яё яйцо, бярёшь, апять падкатываешь. Ну, штоба усё была харашб, штоб воук не напау, штоб прийдё ана. Ну, усё была харашб. И праздник для карду. Штоб усе каровы были красивые и круг­лые, как зта яйцо» (Кун., Бурщина 3284-22). Чтобы корова возвращалась домой, хозяйка сыпала на до­рогу соль, приговаривая: «Соль-соль-соль-соль!» (Кун., Мартьяново 2536-47).
После совершения ритуала вербу относили на ржаное поле и втыкали в пашню. По отдельным сведениям, вербу могли также втыкать в муравей­ник или пускать по воде. «Вот патом бярёшь этат пучок вербы и праганйишь карбву у поля. Патом яё [вербу] отнясёшь — где рожь, бывала. Где рожь пасё-ена. И в рожь абязательна нада яё там патбрнуть. Штоб уражай был харбший, или што. …Абязатель­на нада бь’ша» (Кун., Мартьяново 2536-36). «А вёр-бачку ёту тады, где есть муравейник. А раньши бы­ла — в рожь, на поле, где пахатая рожь, туда нясёшь и тбрнешь. Так палбжина бь’ша, штббы градам ни павредйла» (Кун., Белавино 2430-03).24
Значение ритуального ОБХОДА СТАДА НА ПОЛЕ подчеркивается в следующих высказывани­ях исполнителей. «У поле уже пастухи с этай вёрбай кругом карбв аббягуть. Кругом усягб стада, штоб каровы хадйли бы усё лёта спакбйна, не сбивалися б, не атлучалися» (В.-Л., Борок 1743-24). «[Обходи­ли] гуськом, штоб ни авёчка не праскаЗйла за них» (В.-Л., Рудня 1720-01). «С икбнай хбдють кругбм, штоб ни волки ни напали, штоб живатйна вся са-хранна прихадйла» (Кун., Бурщина 3284-22).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Изменение границ Псковской земли
  • Туры во Францию по доступным ценам
  • Коттеджи посуточно Новосибирске по доступным ценам
  • Районирование и климат
  • Интересное