Поиск по сайту

Образы и темы народных песен

рубль веретён. Стала наша Дуня тонко выпрядать — тон­ко выпрядала, к пальцу примеряла. Стала наша Дуня в изгорбду ткать — ткала, колом прибивала. Стала Дуня полотно белить — в прблубь конём, с пролуба конём. Ста­ла Дуня полотно сушить — жердн отвалила, телят прида­вила. Стала Дуня рубашку кроить — топором наставит, молотком ударит. Стала Дуня рубашонку шить — бо-ровцом провернет, канатом продернет. Стала Дуня руба­шонку мерить — «впятйх» одевали, «всямй» обдергали. Три года носила, смены не просила. Вот какая Дуня, Ду­ня-тонкопряха. Опочеыкий район: Матюшкинская вол.: Броды 1631-05.
151.    «Стары бабушки па пятницам не пряли»
Стары бабушки по пятницам не пряли, по субботам «по родителям» ходили. В понедельник рано вставали, в три ниточки тальки напряли. — Не пряди, моя милая, не неволься. Я куплю тебе, милая, сарафанчик. Не ходи, моя милая, близко к саду, близко к тыну зеленому. Где взя­лись волки, козы, разодрали сарафанчик. Оставалась ми­лая — вся голая. Новосокольнический район: Раменская вол.: Щепчино 2395-04.
152.    «Мне палося-перепалося»1
Мне палося-перепалося, давно с милым не видалася. Мой миленький во беседушке сидит. — Пойдём, Дуня, во садок, сорвём лопушок. Куплю Дуие сарафан. Носи, Ду­ня, соблюдай, под лавицей не кидай. Под лавицей тара­кан, проел Дуне сарафан, над самой над дырой.
Локнянский район:
Подберезинская вол.: Бор 1871-21; Хочуж 1872-09.
Палкинский район:
Качановская вол.: Луг 1395-53; Пемпиши 1397-42.
Черская вол.: Сиги 1564-37.
Печорский район:
Лавровская вол.: Папушево 1572-20; Хребты 1189-20.
Порховскнй район:
Верхнемостская вол.: Бочкино 2985-68.
1 Поется на свадьбе -1, II, IV.
153.    «Перелётная пташечка»/ «Я с тех пор в огороде
не была» (варианты напева VII-4)
Перелётная пташечка сине море перелётывала, на ка­мешке прищебётывала. Воля-воля красным девушкам гу­лять, молодушкам мужички не велят. Хоть велят, да сподлобья глядят. А сподлобья — «насунувшись», а насу­нувшись — «скасурювшись». Я с того (с тех пор) в огоро­де не была, как я белую капусту садила. Я садила, приго­варивала, чоботами приколачивала (зелену кочну нака­зывала): — Ты завейся-ка (завейся), зелёный кочешок. (Ты расти, капустка моя, завивайся на белый кочешок), оже-
нись-ка, мой миленький дружок (женился, женился паре­нёк; оженись, молодой «парничок»). Люди женятся — не каются, с молодыми жёнами качаются (катаются). Невельский район:
Лёховская вол.: Волчьи Горы 1768-38. Трехалёвская вол.: Нарично 1961-71. Усть-Долысская вол.: Червоеды 1944-38.
154.    «Гуляй, гуляй, прогуляешься»1
Гуляй, гуляй, прогуляешься, придёшь домой — дога­даешься. Нет ни душечки, ни подушечки. Нет той «рячй», с кем спать «лячи». С кошкой лечь — кошка дерётся, с мальцем лечь — малец смеётся. Невельский район:
Новохованская вол.: Руцелёво 1942-05. Трехалёвская вол.: Никониха 1946-49. 1 Поется на свадьбе.
155.    «Ах, какая была модненькая» (напев VII-4)
Ах, какая была модненькая, ах, какая чернобровень-
кая, а теперь я «скырыбачилася», наперёд-назад «забачи-
лыся».
Невельский район:
Усть-Долысская вол.: Завруи 1959-67.
156.    «Растрогали меня» (напев VII-4)
Растрогали меня, растревожили меня мухи, блохи,
комары и «сталяры, смаляры». «Сталяр» меня любит,
«смаляр> меня любит, любит «булошник», «кирпйшник»
и с большой, торбой «тряпишник».
Невельский район:
Трехалёвская вол.: Рукавец 1977-24.
157.    «Аи, мать моя, матушка» (напев VII-4)
Аи, мать моя, матушка Пелагея Борисовна. Ты зачем меня красиву родила, зачем обхорашивала? Ты зачем ме­ня пригожу родила? Мне нельзя часто в церковь ходить, мне нельзя низко кланяться: все попы, дьяки «галются». А один пономарь полюбил, решето конопли посулил. Я ему — берестень масла, чтобы обнимал, целовал часто. Невельский район: Трехалёвская вол.: Нарично 1961-70, Студеиец 1978-09.
158.    «Полно нам горе горевать» (варианты напева
VII-3)
Полно нам горе горевать, пойдём на улицу гулять. На улице добрые люди, девицы, промеж (между) девиц молодицы, промеж молодиц Марусенька.
Марусенька пашенку пашет (пахала), толстые (час­тые) борозды бороздит (гоняла), садит (сеяла) огурчики, капустку (капусту). Как повадилась курка-рябушка, кле­вала (вскопала) огурчики, капустку (капусту). Наши ре­бята тороваты: поймали курку-рябушку, «наскубли» пе­ра подушку, насолили сала (мяса) кадушку. Невельский район: Ловецкая вол.: Видусово 1958-09, 10. Трехалёвская вол.: Студеиец 1961-13. Усть-Долысская вол.: Червоеды 1944-37.
159.    «Ой, шмшчга баран»
— Ой, маманька, баран, сударынька, баран, по улоч­ке ходит. — Молчи, дочи, до полночи. Пусть баран ночу­ет, пускай привыкает. — Ой, маманька, баран к крылечку
подходит, по сенюшкам ходит, двери открывает, к кро­ватке подходит, в кроватку ложится, тепло накрывает, крепко обнимает. — Молчи, дочи, до полночи. Пусть ба­ран ночует, пускай привыкает. Невельский район: Трехалёвская вол.: Рукавец 1977-28.
160.    «Ти не ты ко мне, детина, приходил» (вариант
напева VII-4)
Ти не ты ко мне, детина, приходил, ти не ты мою кру­шину разводил, ти не ты мою великую печаль, ти ие ты меня по поженке качал. Приходил ко мне Алёшкин сын, приносил ко мне белый сыр. А мне сыру того хочется, а любить его не хочется. Приходил ко мне Сёмочка, прино­сил поросёночка, а я ему берестень масла, чтоб он меня целовал часто. Великолукский район: Поречеиская вол.: Поречье 1703-30. Невельский район: Лёховская вол.: Волчьи Горы 1775-36.
161.    «Жил на свете брат Лука»
Жил на свете брат Лука, его чли за дурака, хей да, хей да, хей да, да, его чли за дурака. А на самом деле он не ду­рак был, а умён. А прижилось: у Луки — нет ни хлеба, ни муки. — Не тужи-тка, брат Лука, знаю, где лежит мука. У соседа в закромах, там муки так просто страх. Одну ноч­ку не поспать — можно мех муки достать. День прошёл, настала ночь, от амбара замок прочь. А хозяин той по­рой от соседа шёл домой да поймал Луку с мукой. И со­брал он мужиков, как давай Луку лупить. И как стал Лу­ка хворать да собрался умирать. И собрал он мужиков: -Как бы нам поговорить да и гроб бы мне купить. Задума­лись мужики, зачесали в головах, закопались в кошель­ках. А Лука да не дурак, зажал деньги у кулак.-Невельский район: Трехалёвская вол.: Наричио 1962-02.
162.    «Давно мы Хому ждали» (варианты напева VII-5)
Давно мы Хому ждали, давно в гости дожидали, что­
бы Хомочка пришёл да нам сказочку сказал. А Хома ска­
зок не умеет, а хошь умеет, да не смеет. Какой Хома плот­
ник, он бездельничать охотник. На ту пору окривел, на ту
пору охромел. Набежали Хому бить, набежали колотить.
Кто с ухватом, кто с безменом, кто с осиновым поленом.
Начал Хомочка кричать, пришли люди выручать. — Кого
ж ты, Хома, видел, а кто Хомочку обидел? А Хомушка
отвечал: — Никого не примечал. — А гляди, Хома, не смей­
ся, наперёд не надейся. Хошь будут тебя бить, хошь будут
колотить. И хошь ты будешь кричать, не пойдём выру­
чать. А мы приговор составим, в сумасшедший дом от­
правим. Хома трубочку курил, в чёрный уголь увалил.
Искра пала на солому, не стоять этому дому. Хоминовое
село все в кучу «прозвело». Сверху-снизу мороз отморо­
зил Хоме нос. Хома за носик схватился, у Хомы носик от­
валился, и на этом на веку не нюхать носу табаку. Пойду
к свахам схожу да квасу возьму. А какй свахи худые, Хо­
му квасом напоили, а какой Хома шалёный, растревожил
нас с Алёной. Хома бегает, орёт и всю ночь спать не даёт.
Середи нашего поля есть озёрышко кривое. Хома пить
наклонился, то сам в озеро свалился. Без последнего суда
посылай Хому сюда. Шла барынька к вечерне, очутилась
в харчевне, спесивая была, семерых с собой взяла: трёх
полковничков, майора, ещё милого своего, и Хомушку
«гарятного», и Данилушку кривого.
Невельский район:
Усть-Долысская вол.: Червоеды 1944-50, 51.
163. «Как я маленька была»
Как я маленька была, поперёк лавки спала. Я не­множко подросла, во чужи люди пошла. Как на первой на неделе три беды я сделала. Как первая беда: щи вари­ла — разлила. А вторая беда — пироги в печи сожгла. А третья беда — с мужем спать я не легла. Как за эту за беду меня били, молоду. Навязал муж тонку нитку на соломи­ну. Как он первый раз ударил, он по земельке попал. А второй же раз ударил, он по лавочке попал. А как третий раз ударил — по моим белым плечам. Как я с этого ж по-бою да в постелюшку легла, три недели прохворала -крошка в рбте не была. На четвёртую неделю стала справливаться, оздоравливаться. Как я съела, молода, се­милетнего быка, коровицу-воловицу, овцу-яловицу, семь штук поросят, девяносто курят. — Ох, жена моя, жена, ты боярыня была. Довела ж ты мой домок, что мне не надо замок. Остался серенький коток, завиластенький хвос-ток. — Я про этого не знала, я б и этого сожрала.
Невельский район:
Трехалёвская вол.: Устиново 1946-48. Пустошкинский район: Забельская вол.: Логиново 2013-02. Пригородная вол.: Заболотно 2102-04.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • 20-е годы Западный Берлин.
  • Куда инвестировать свободные средства?
  • Основание кровати – немаловажный фактор
  • Как выбрать торт для ребенка на день рождения?
  • Интересное