Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Смоленско-полоцкие кривичи сформировались несколько позже в результате смешения псковских кривичей с балтским на­селением и, вероятно, с потомками первых славянских поселен­цев, обосновавшихся в верховьях Западной Двины и Днепра. Они стали носителями более поздней археологической культуры, на­зываемой культурой длинных курганов смоленско-полоцкого типа. На этих землях, кроме «венедских» топоформантов -ово, -ево, -ино, представлены также «вельбарские»топоформанты -ье, за-+-ъе, -ск, -ско (-цк, -цко), а также пока неизвестный нам топо-форм ант-i^i/ня.
Полоцко-смоленские кривичи и «банцеровский» топоформант -щипа
В VIII-IX веках, по причине активного расселения словен новгородских в северо-западном регионе, началась миграция от­дельных групп носителей культуры псковских длинных курганов в южном направлении. Вытесняемые из своего первоначального ареала обитания носители культуры длинных курганов стали обо­сновываться на территориях Полоцкого Поозерья и Смоленского Поднепровья, входящих в ареал тушемлинско-банцеровской ар­хеологической культуры. Живущие на этих землях днепровские балты незадолго до того уже были разбавлены немногочисленным славянским населением — носителями археологической культуры браслетообразных сомкнутых височных колец [35].
В ареал тушемлинско-банцеровской культуры почти полно­стью укладывается район с повышенной концентрацией топони­мов с формантом -щина. Особенно часто встречаются топоназва-ния с данным формантом (от 5 до 10% от их общего числа) в за­падной части этого ареала, соответствующей концентрации ар­хеологических древностей типа Банцеровщины, а в дальнейшем рассматриваемой как территория полоцких кривичей (рис. 11).
В результате миграций носителей культуры псковских длин­ных курганов на юг, в Полоцком Подвинье и Смоленском Под-непровье формируется новая археологическая культура-смолен-ско-полоцких длинных курганов. Ареалы смоленско-полоцких длинных курганов и псковских длинных курганов вместе состав­ляют территорию, заселённую, согласно древнерусским летопи­сям, кривичами — самой крупной этнографической единицей во­сточного славянства [35].
Согласно археологическим данным, в Полоцком Подвинье пришедшие с севера кривичи достаточно мирно уживались с род­ственным населением банцеровской культурной общности [14]. С другой стороны, генетическая связь между населением тушемлинс-кой культуры и пришлыми кривичами выражена в меньшей степе­ни или даже отсутствует [43]. Вероятно, именно данным обстоятель­ством можно объяснить сохранение большего количества топони­мов с формантом -щина именно в западной части ареала расселения смоленско-полоцких кривичей, чем в его восточной части.
С другой стороны, формирование второго крупного масси­ва топонимов с формантом -щина, расположенного на левобере­жье Днепра (в бассейнах рек Сулы, Псёла и Ворсклы), вполне объяснимо переселением вниз по Днепру значительной части носителей тушемлинской археологической культуры.
Единичные топонимы с формантом -щина (или -щизна) встре­чаются в Польше, откуда они могли быть занесены на современ­ную территорию Белоруссии ещё с первой волной славянского переселения. В дальнейшем этот формант, вероятно, стал исполь­зоваться для топонимообразования славянской частью населе­ния тушемлинско-банцеровской культуры, позже превратившись в региональный вариант топонимической окраски кривичских зе­мель. Картографирование памятников с находками сомкнутых височных колец в ареале тушемлинско-банцеровской культуры, датируемых серединой I тысячелетия н.э., показывает тесные про­странственные связи с современным распространением топони­мов с формантом -щина.
При этом сами смоленско-полоцкие кривичи, будучи потом­ками псковских кривичей, являлись носителями топонимических
формантов -ово, -ево, -ино (а также частично -ье, за-+-ье), что чёт­ко прослеживается и в господствующей топоокраске заселённой ими территории, археологическими маркерами которой являют­ся смоленско-полоцкие длинные курганы и браслетообразные завязанные височные кольца.
Дреговичи и «дулебский» топоформант -ичи
Известным славянским топонимическим формантом являет­ся -ичи, образованный от суффикса -ич-. Как отмечал В.А. Нико­нов, суффикс -ич- является одним из старейших у славян. Этот суф­фикс издавна вошёл в славянскую ономастику, образуя патроним (именование по имени отца, предка), очень рано расширил значе­ния, образуя этнонимы (наименования племён -лютичи, радими­чи, кривичи, вятичи и др.) и многочисленные топонимы [21].
Впрочем, топонимам с формантом -ичи нельзя приписывать исключительно патронимическое происхождение, многие из них просто указывают на место обитания и произошли подобно эт­нониму племени дреговичей от дрегва — «болото». Изучая геогра­фию данного топонимического форманта, В.А. Никонов почти полвека назад констатировал: «Если удастся датировать образо­вание ареала -ичи или ареалов других главных суффиксов сла­вянской топонимии, это даст в руки исследователю ключ к реше­нию многих, пока загадочных вопросов древнего расселения сла­вян, межславянских связей, а может быть, даже происхождения и «прародины» славян» [20, с. 33].
Однако сейчас, опираясь на достижения археологической науки за последние полвека, с полной уверенностью можно зая­вить, что суффикс -ичи является далеко не самым древним топо­нимическим формантом славян. Массовое использование суффик­са -ичи в качестве топонимического форманта в славянском мире ограничено в основном территорией Республики Беларусь и смеж­ных областей России и Украины. Таким образом, данный топо­нимический формант следует скорее считать не общеславянским, а региональным (рис. 12).
Район наибольшей концентрации топонимов с формантом -ичи приходится на ареал расселения древнерусского племени
дреговичей, а также в меньшей степени родственных дреговичам племён дулебской группы: волынян, древлян и полян. Отсюда данный формант, по всей видимости, распространился на смеж­ные территории (земли радимичей и смоленско-полоцких криви­чей) благодаря более поздним переселениям из данного ареала. То есть данный топонимический формант с полным основанием можно назвать «дулебским» или даже «дреговичским», датируя его образование периодом формирования отдельных дулебских племён (т.е. не ранее VIII века).
Впрочем, судя по всему, у топоформанта -ичи, родившегося в восточной части ареала пражско-корчакской культуры, имелся более древний предшественник — пражский формант -ице (или -ща/-щы). С другой стороны, на севере и северо-западе Европей­ской России могла легко происходить и обратная замена этих формантов: от -ичи к -ицы. Объясняется это специфической осо­бенностью ряда севернорусских говоров — «цоканьем», т.е. заме­ной звука «ч» на «ц» (последнее вполне может быть наследием финно-угорского субстрата на этих землях).
Словене ильменские и «пражские» топоформанты -ица, -ицы
С конца VI — начала VII века в Европе наступает потепле­ние, что привело к значительному уменьшению увлажнённости, понижению уровней озёр и рек, усыханию и сокращению болот. Соответственно, складываются благоприятные условия для зем­ледельческого освоения речных пойм [29]. В этот период в Псков-ско-Новгородском регионе формируется новая археологическая культура, получившая название — культура сопок Приильменья (новгородских сопок). Для обозначения потомков носителей куль­туры сопок в последующем закрепился этноним словене ильмен­ские (или словене новгородские).
Носители культуры сопок выбирали для мест своего обитания участки, наиболее привлекательные для пашенного земледелия. Так, на северо-западе Европейской России районы концентрации сопок привязаны к дерново-карбонатным почвам, или к плодородным аллювиальным землям речных и озёрных долин [28, 35].
Согласно современным представлениям В.В. Седова, пред­ки словен ильменских прибыли в Псковско-Новгородский реги-
он в результате миграционного передвижения славян в середине I тысячелетия [37]. И хотя культура новгородских сопок сформи­ровалась несколько позже, она имела местные корни. Как и но­сители культуры псковских длинных курганов, данная группа славян вышла, предположительно, из земель Среднего Повисле-нья, и продвигалась почти теми же путями и направлениями [33]. Некоторые археологические наблюдения, подтверждённые ант­ропологическими данными, указывают на связи Приильменья с Польским Поморьем [3, 9, 27].
Ареал расселения носителей культуры сопок частично на-ложился на территории, ранее заселённые носителями культуры псковских длинных курганов. Первоначально славяне культуры сопок проживали чересполосно с предшествующим им славянс­ким населением, но со временем носители культуры длинных кур­ганов были вынуждены принять культуру сопок [37]. Кроме того, в этногенезе словен новгородских приняли участие местные фин-ноязычные племена, особенно по мере расселения словен далеко за пределы ареала культуры длинных курганов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Самые известные исторические места Пскова
  • Интересное