Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Согласно результатам социологического опроса населения Псковской области, состоявшегося летом 2003 года, Эстонию и Латвию считают дружественными странами 14,2% опрошенных, просто соседями-53,9%, неприятными соседями- 14,1%, явно не­дружественными странами — 11,0% (затруднилось с ответом на данный вопрос 6,8% респондентов). То есть, каждый четвёртый из опрошенных жителей области настроен достаточно недружелюб­но по отношению к западным соседям Псковской области. При этом наиболее позитивные оценки характеризуют население по­чти всех собственно пограничных районов области, и в этом пла­не лидирует эстонское пограничье, где доля положительных отве­тов почти троекратно перевешивает негативные оценки.
В поясе районов, соседних с собственно пограничными рай­онами, отношение к странам Балтии менее доброжелательное. Но и здесь более позитивно настроено население эстонского при­граничья, а население южных районов области (белорусского приграничья) отличается наиболее негативными оценками. На­селение латвийского приграничья и внутренних районов облас­ти настроено более нейтрально, но с заметным негативным от­тенком, и оценки здесь близки к среднеобластным.
Подобная географическая закономерность была подмечена нами четыре года назад при проведении аналогичного общеоб­ластного социологического опроса. Тогда нами было высказано предположение, что под обликом географической закономерно­сти «север-юг» скрываются различия в политической культуре населения в разных районах области, определяемой соотноше­нием числа сторонников демократических, центристских, наци­онал-патриотических и левых партий [8, 14]. Результаты социо­логического опроса 2003 года подтвердили выводы, полученные в ходе нашего исследования, проведённого во время избиратель­ной кампании 1999 года.
Как и четыре года назад, в большей степени позитивно-ней­тральное отношение к Эстонии и Латвии характеризует сторон­ников правых и центристских партий («Союз правых сил», «Яб­локо», «Единая Россия»), а в значительной степени негативное -сторонников левых и национал-патриотических партий. Так, 38% сторонников КПРФ и ЛДПР воспринимают Эстонию и Латвию в качестве недружественных стран или неприятных соседей [13].
Отношение к странам Балтии в значительной степени зави­сит от уровня толерантности населения, проживающего в регио­не. Ранее нами уже была использована оценка степени терпимос­ти населения Псковской области к русским и нерусским пересе­ленцам в качестве косвенной характеристики политических суб­культур [9, 14]. В исследовании, проведённом в 2003 году, для оценки степени терпимости населения к нерусским переселенцам мы воспользовались методом измерения социального расстояния, разработанным Е.С. Богардусом. Хотя использованная нами (с некоторыми коррективами) шкала Богардуса была разработана
ещё в 1928 году, она по-прежнему часто применяется в исследо­ваниях толерантности и этнических стереотипов [18].
Так, согласно результатам опроса 2003 года, настоящую друж­бу с нерусскими переселенцами считает возможной 7,8% опрошен-ных^не возражает против проживания по соседству с ними — 31,3%, считает возможной совместную работу с ними — 11,6%, не возра­жает, против проживания их в Псковской области — 19,2%.
Почти каждый десятый из опрошенных открыто выразил своё негативное отношение к нерусским переселенцам в Псковскую область, и ещё 15% обозначили своё негативное отношение к не­русскому населению в скрытой форме (отметив, что им можно посещать область только в качестве туристов). Затруднились с ответом на данный вопрос только 4,7% респондентов. То есть, в целом в Псковской области доля респондентов, обозначивших своё негативное отношение к странам Балтии и нерусским переселен­цам, почти совпадает и составляет 25%, т.е. четверть опрошенных.
Как и в 1999 году, нами была замечена частичная зависи­мость степени толерантности респондентов от их политических симпатий. Наибольшей толерантностью характеризуются сто­ронники «Яблока» и «Единой России», наименьшей — сторонни­ки ЛДПР, а сторонники «Союза правых сил» и КПРФ заняли промежуточную позицию на шкале толерантности.
Группы респондентов, отличающиеся наибольшей толеран­тностью, примерно в 1,5-2 раза чаще (до 20%) называли Эстонию и Латвию дружественными странами, и в 1,5-2 раза реже — явно недружественными странами и неприятными соседями, чем про­тивоположные им по толерантности группы, в которых уровень негативного отношения к странам Балтии достигает 40%.
Отношение к вхождению стран Балтии в Европейский Союз
На фоне относительно негативного отношения жителей об­ласти к Эстонии и Латвии отношение населения к вхождению стран Балтии в Европейский Союз выглядит достаточно оптимистич­ным. Так, положительно данный политический шаг оценивают 43% опрошенных, а отрицательно — только 23% (остальные 34% зат-
руднились с ответом). Но обращает на себя внимание тот факт, что население собственно пограничных с Эстонией и Латвией рай­онов высказывает заметно большую настороженность и обеспо­коенность по поводу предстоящих перемен, чем жители прилега­ющих к ним районов. При этом население внутренних районов области, не имеющее тесных связей со странами Балтии, занимает по этому вопросу скорее нейтрально-безразличную позицию.
С меньшим оптимизмом оценивается изменение политичес­ких отношений между Россией и странами Балтии после вхожде­ния последних в Европейский Союз. Только 34% опрошенных считает, что отношения России со странами Балтии в перспекти­ве улучшатся, и почти 26%заявляет, что отношения должны ухуд­шиться (остальные 40% затруднились с ответом на данный воп­рос). И здесь наиболее пессимистично настроено население ряда пограничных с Эстонией и Латвией районов, а также жители внут­ренних районов области.
На индивидуальном уровне реакция респондентов на вхож­дение стран Балтии в Европейский Союз сильно зависит как от их отношения к западным соседям, так и от их политических сим­патий. Данный политический шаг положительно оценивает бо­лее половины сторонников правых партий («Союз правых сил» и «Яблоко»), почти половина сторонников «Единой России», и только 28% сторонников КПРФ (37% дали отрицательные отве­ты). Сторонники ЛДПР в ответах на данный вопрос занимают промежуточную позицию: положительно вхождение стран Бал­тии в Европейский Союз оценивает 41%, отрицательно — 30% [13].
Почти так же оценивается сторонниками разных партий из­менение отношений между Россией и странами Балтии после вхождения последних в Европейский Союз. В порядке уменьше­ния политического оптимизма своих сторонников партии распо­лагаются следующим образом: «Союз правых сил», «Яблоко», «Единая Россия», ЛДПР и с большим отрывом КПРФ, где уже явно превалируют пессимистические настроения.
Литература:
1. Геополитическое положение России: представления и реальность. Под редакцией В.А. Колосова. М.: Арт-Курьер, 2000.
2. Герд А.С. Введение в этнолингвистику. СПб.: СПб. ун-т, 1995.
3. Кейзеров Н.М. Содержание термина «политическая культура» // Со­циологические исследования. 1981. № 4. С. 30-34.
4.  Крылов М.П. Понятие «регион» в культурном и историческом про­странстве России // География и региональная политика. Часть 1. Смоленск: Изд.СГУ, 1997. С. 32-37.
5. Кувенёва Т.Н., Машков А.Г. Формирование пространственных иден-тичностей в порубежном регионе // Социологические исследования («СО-ЦИС»), 2003, № 7. С. 77-84.
6. КулаковИ.С., Манаков А.Г. Историческая география Псковщины (на­селение, культура, экономика). М.: ЛА «Варяг», 1994.
7.  Манаков А.Г. Опыт экономического и социально-культурного райо­нирования Псковской области // Проблемы экологии и рационального природопользования Северо-Запада России и Псковской области. Псков: Изд. ПГПИ, 1995. С. 22-23.
8. Манаков А.Г. Геополитические симпатии населения нового российско­го порубежья: социологическое и географическое измерение// Вестник науч­ной информации. Реформы: вчера, сегодня, завтра. М.: ИМЭПИ РАН, 2000, № 11-12. Приграничные районы, приграничное сотрудничество. С. 151-162.
9. Манаков А. Г. Отношение к мигрантам в контексте политической куль­туры населения (на примере Псковской области) // Миграции населения в стратегии региональной безопасности и регионального развития: Матери­алы Международной научно-практической конференции. Смоленск: Изд-во СГУ, 2000. Часть 2. С. 109-112.
10.  Манаков А.Г. Опыт делимитации субкультур в российской полити­ческой культуре// Изв. РГО, 2001. Т. 133. Вып. 6. С. 81-87.
11.  Манаков А.Г. Электоральные районы Псковской области на фоне региональных политических культур Северо-Запада России // Северо-За-; пад России: взаимодействие общества и природы. Часть 2. Псков: Изд.. ПГПИ при содействии ОЦНТ, 2001. С. 23-39.
12.  Манаков А.Г. Геокультурное пространство северо-запада Русской’ равнины: динамика, структура, иерархия. Псков: Центр «Возрождение» при содействии ОЦНТ, 2002.
13.  Манаков А.Г. Фактор государственной границы в жизни население Псковской области // Восточная Европа: вопросы исторической, обществен­ной и политической географии. Псков: Изд. ПГПИ, 2003. С. 190-200.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Самые известные исторические места Пскова
  • Интересное