Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Но этим не исчерпывается тема о культурных границах внут­ри Псковской области. Культурные, в т.ч. диалектные, рубежи в значительной степени повторяют административные границы прошлых эпох, наиболее значимой из которых является граница Псковской губернии, просуществовавшая фактически в неизмен­ном виде более столетия (с конца XVIII века до второй четверти XX века). В начале XX века граница Псковской губернии при-
7мерно соответствовала ареалу псковской группы говоров. Тог­да псковская группа говоров рассматривалась как переходная от средневеликорусских говоров к белорусскому языку. В соответ­ствии с восточными границами Псковской губернии, ареал дан­ной группы говоров тянулся далее на восток, охватывая также западную часть современной Тверской области.
Однако говоры крайнего северо-востока Псковской губер­нии (Солецкий и частично Порховский уезды), как и располо­женных к северу Гдовского и Лужского уездов Санкт-Петербур­гской губернии, рассматривались как северновеликорусские го­воры (западной группы). Говоры к югу от границ Псковской гу­бернии, а точнее в Себежском, Невельском и Велижском уездах Витебской губернии (большая часть которых ныне входит в со­став Псковской области), в начале XX века рассматривались как севернобелорусские [20].
Диалектные границы начала XX века почти полностью по­вторяют древнейшие рубежи славянского мира, сложившиеся ещё в раннем средневековье. Так, например, по мнению известного археолога В.В. Седова, явно существует преемственность между древнейшими славянскими группировками и выделяемыми в на­чале XX века ареалами говоров, например, между археологичес­кой культурой псковских длинных курганов (псковских криви­чей) и ареалом псковской группы говоров, между культурой нов­городских сопок (словен ильменских) и территорией западной группы северновеликорусских говоров, между культурой длин­ных курганов смоленско-полоцкого типа (смоленско-полоцких кривичей) и ареалом северных (северо-восточных) белорусских говоров [21].
Данные этнолингвистические границы поддерживались в те­чение нескольких столетий политико-административными рубежа­ми: древнейшая кривичско-словенская граница стала рубежом между Псковской и Новгородской республиками, а граница между Псков­ской республикой и Литовским княжеством (в дальнейшем — между Российским государством и Речью Посполитой) превратилась из этнографической (между псковскими и смоленско-полоцкими кри­вичами) в этническую (великорусско-белорусскую).
На карте диалектного членения русского языка, созданной в 1964 году [19], в пределах Псковской области выделяются три группы говоров. Локализованная в средней части области псков­ская группа говоров относится к западным среднерусским «ака­ющим» говорам. На юге области представлена западная группа южного наречия русского языка, на северо-западе области — гдов-ская группа, относимая к западным среднерусским «окающим» говорам. Кроме того, на крайнем северо-востоке Псковской об­ласти представлены новгородские говоры с переходными черта­ми, которые, как и гдовская группа говоров, относятся к запад­ным среднерусским «окающим» говорам (рис. 33).
Очевидно, что граница между ареалами среднерусских го­воров псковской группы и западной группой говоров южного наречия русского языка является реликтом существовавшей здесь до второй четверти XX века этнической (русско-белорусской) гра­ницы. Но после включения в 1924 году трёх северных уездов Ви­тебской губернии в состав этнически русской Псковской губер­нии (в последующем — последовательно в состав Ленинградской, Западной, Калининской, Великолукской и Псковской областей) эта этническая граница постепенно «растворилась», понизив свой статус до уровня диалектного и этнографического рубежа.
Граница между территорией, занятой западными среднерус­скими «окающими» говорами (гдовская группа и новгородские говоры), и западными среднерусскими «акающими» говорами (псковская группа) почти повторяет лингвистический рубеж на­чала XX века — между севернорусскими говорами западной груп­пы и среднерусскими говорами псковской группы. Расхождение в классификации обозначенных групп говоров отражает в пер­вую очередь изменения в научных подходах, произошедшие за полвека: в начале XX века лингвисты относили все «окающие» говоры к северновеликорусским говорам, во второй половине XX века в пределах пояса среднерусских говоров стали выделять как «акающие», так и «окающие» говоры. Также лингвисты за про­шедшее время обратили внимание на специфические черты гдов-ских говоров, вычленив их в самостоятельную группу [20].
Из приведённых примеров видно, что культурные рубежи (этнические, лингвистические, этнографические) обладают высо­кой степенью устойчивости, чему явно способствует их закреп­ление на длительное время в виде политических и администра­тивных границ. Но долго ли будет существовать культурный ру­беж после снятия с него функций политической или администра­тивной границы? А значит, выражены ли сейчас или же исчезли старые культурные рубежи? И, с другой стороны, может ли по­литическая или административная граница, существующая срав­нительно короткое время, сама превратиться в новый культур­ный рубеж?
Современные внутрирегиональные культурные границы
Кроме границ Псковской губернии, соответствующих дос­таточно чётким культурным рубежам, следует обратить внима­ние ещё на ряд политических и административных границ, суще­ствовавших в XX веке. Это, например, государственные грани­цы с Эстонией и Латвией с 1920 по 1940 годы, проходившие по западной части современной Псковской области. В 1945 году на возвращённых России территориях были организованы Печорс­кий и Пыталовский районы, а также просуществовавший до 1958 года Качановский район (ныне — часть Палкинского района). Также необходимо вспомнить административные границы, про­ходившие по средней части современной Псковской области: между Ленинградской и Западной областями (с 1929 по 1935 годы), Ленинградской и Калининской областями (с 1935 по 1944 годы), между Псковской и Великолукской областями (с 1944 по 1957 годы).
Можно сделать предположение, что какие-то из названных политических и административных границ сказались на форми­ровании современных культурных (социально-культурных) раз­личий между населением различных частей Псковской области. В ходе нашего исследования был задан вопрос: «Отличаются ли чем-то (говором, одеждой, поведением или чем-то ещё) местные уроженцы от жителей соседних районов Псковской области?».
По ответам на этот вопрос население Псковской области и смежных с ней районов соседних областей распределилось почти поровну: 41% опрошенных ответили на данный вопрос утверди­тельно, а 41,5% — отрицательно (17,5% респондентов затрудни­лось с ответом на данный вопрос). При этом 47% жителей сосед­них с Псковской областью районов Ленинградской, Новгородс­кой, Тверской и Смоленской областей обращают внимание на культурные различия с населением Псковской области, и только 30% не видят этих различий (23% опрошенных затруднилось с ответом на этот вопрос). В Псковской области только 40% опро­шенных замечают культурную специфику своих территорий, и 44% — не замечают, и ещё 12% — затрудняются ответить.
Особый интерес вызывает географическое положение тех районов, где доля респондентов, ответивших утвердительно, за­метно превысила долю опрошенных, не видящих культурной спе­цифики местного населения. Во-первых, это группарайонов,рас­положенных на севере и северо-востоке области: Гдовский, Плюс-ский, Порховский и Дновский. Следует напомнить, что террито­рия этих районов во второй половине XX века рассматривалась как часть ареала западных среднерусских «окающих» говоров. Во-вторых, это районы на западной границе области (особенно Палкинский и Пыталовский), что объяснимо не только вхожде­нием ..части этих земель в первой половине XX века в состав Эс­тонии и Латвии, но и современным культурным влиянием сосед­них народов.
В-третьих, это южные районы области (Себежский, Невель­ский и Усвятский), пограничные с Республикой Беларусь, что вполне объясняется сохранением здесь до нашего времени этног-рафо-лингвистического рубежа, некогда представлявшего собой достаточно устойчивую этническую границу. И, наконец, в чет­вёртых, это группарайонов, вычленяющих юго-восток современ­ной Псковской области (Локнянский, Новосокольнический и Великолукский), что явно не соответствует каким-то древним культурным рубежам. Может быть, фактором формирования данного социально-культурного рубежа стала административно-историческая судьба этих территорий в XX веке? Проверим дан-
ное предположение, опираясь на результаты анализа ответов рес­пондентов на другие вопросы нашего социологического опроса.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Самые известные исторические места Пскова
  • Интересное