Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

В первой половине XX века из-за постоянных изменений в административном делении ареал использования прозвища ско­барь стал размываться. Формально в 1944 году, и в последующем в 1957 году, с образованием Псковской области и приобретени­ем ею современных границ, обозначились новые административ­ные «зацепки» для применения этого регионального названия. Постепенно слово скобарь стало распространяться по всей тер­ритории Псковской области, выходя даже за культурные рубе­жи, ранее определённые губернскими границами. Так губернс­кая идентичность постепенно стала сменяться современной ре­гиональной идентичностью в рамках Псковской области.
Но лишь ближе к концу XX века, когда слово скобарь стало утрачивать в среде местного населения свой негативный оттенок из-за ухода из жизни поколений — реальных носителей этого про­звища, слово стало чаще использоваться в качестве собственно регионального самоназвания. Причём явно обозначился позитив-
ный оттенок в применении данного самоназвания: оно стало сво­еобразным символом местного патриотизма. Приведём отрывок из одного интервью на эту тему: «Псковичи скобарями себя назы­вают. Но многие не знают, что такое скобарь. Однажды спросил я человека: "Что такое скобарь?". И он ответил, что это нация. На самом деле скобарь — это гордость! Даже Александр Невский считал себя скобарём! Он этим гордился!».
Современное использование самоназвания «скобарь»
Вопрос «Называете ли Вы себя скобарями?» задавался нами при проведении двух общеобластных социологических опросов — ё 2002 и 2003 годах. Эти опросы дали очень близкие результа­ты. Так, примерно половина жителей Псковской области доста­точно часто использует самоназвание «скобарь», а треть — не ис­пользует его совсем (остальные употребляют это слово крайне редко или затруднились с ответом на этот вопрос). В частности, данным региональным самоназванием пользуется около 60% уро­женцев Псковской области и четверть тех, кто родился за преде­лами области. Интересно, что скобарями называют себя от 5% до 10% жителей соседних с Псковской областью районов Ленин­градской, Новгородской, Тверской и Смоленской областей. Сре­ди них особенно выделяются Солецкий район Новгородской об­ласти и Торопецкий район Тверской области, ранее входившие в состав Псковской губернии.
Основной массив респондентов, назвавших себя скобарями, проживает в средней части Псковской области, которую можно назвать «псковским культурным ядром». Культурный ареал с максимальным использованием данного регионального самоназ­вания (до 80% и более от коренного населения) протянулся с се­веро-запада (от Пскова, где скобарями называет себя около 70% местных уроженцев) до Опочки на юго-западе и до Порхова и Дно на северо-востоке области (рис. 32).
Продолжая изучение современного распространения само­названия «скобарь» на территории Псковской области, заметим, что полувекового периода существования новых административ­ных границ оказалось недостаточно, чтобы это региональное
самоназвание стало применяться на всей территории области в равной степени. В качестве яркого примера может послужить приграничная территория на западе области (Печорский район и юго-запад Палкинского района), которая в период с 1920 по 1940 годы входила в состав независимых государств — Эстонии и Латвии. В северо-восточных частях Печорского и Палкинского районов, расположенных ближе йсего к Пскову, скобарями сей­час называет себя уже почти две трети коренных жителей. Но на западной и южной окраинах Печорского и Палкинского райо­нов, примыкающих к границам с Эстонией и Латвией, как и в городе Печоры, скобарями называет себя лишь от трети до по­ловины местного населения.
Также несколько^реже называют себя скобарями коренные жители северной чисти области, с 1781 по 1927 годы входившей в состав Санкт-Петербургской (в началеXX века — Петроградской, Ленинградской) губернии, а с 1927 по 1944 годы — в состав Ле­нинградской области. Так что «псковский» административный период этой территории длится чуть более полувека на фоне по­лутора векового «петербургско-ленинградского» периода. Тем не менее, близ бывшей губернекой границы скобарями называет себя уже две трети коренных жителей, ii лишь дальше к северу эта доля уменьшается до половины, а на наиболее отдалённых от Пскова участках Псковско-Чудского приозерья — даже до 40%.
Ещё реже отождествляют себя со скобарями жители южной части Псковской области, до 1924 года входившей в состав Витеб­ской губернии, «псковский» административный период которой начался только в 1957 году. Например, в Себежском районе, рас­положенном на стыке границ с Латвией и Белоруссией, скобарями называет себя только 35-40% местных жителей, т.е. в два раза мень­ше, чем в пределах «псковского культурного ядра». Важно отме­тить, что самоназвание скобарь постепенно начинает закреплять­ся на юге области в небольших горрдах-райцентрах и их ближай­шем окружении, где скобарями сейчас называет себя уже около половины опрошенных местных уроженцев. С другой стороны, в сельской местности слово скобарь в качестве самоназвания здесь использует немногим более четверти коренных жителей.
Также можно отметить пониженную долю называющих себя скобарями (менее 60%) в юго-восточной части области, располо­женной за пределами «псковского ядра» и в 30-50-е годы XX века входившей в состав Калининской, а затем Великолукской облас­ти. Именно здесь расположен второй по величине город области -Великие Луки (скобарями назвали себя треть уроженцев города).
Таким образом, изменение смыслового значения региональ­ного названия «скобарь», ранее служившего для культурной (псков­ские «цокающие» говоры) и губернской идентификации, а сейчас выступающего в качестве символа местного патриотизма, прида­ло ему новационный характер, что позволило проникнуть ему на исторически «нескобарские» территории, перешагнув через фор­мировавшиеся веками культурные границы. Получив политичес­кий оттенок, региональное название псковичей приобрело новую жизнь, яркую, но не исключено, что достаточно скоротечную.
Адаптация мигрантов к псковской среде
Частота использования самоназвания «скобарь» среди людей, родившихся за пределами Псковской области, зависит от длитель­ности их проживания на территории области и от региона выбы­тия. Так, например, чаще всего скобарями называют себя выходцы из северных регионов России, а также из Белоруссии и Украины, наиболее давно обосновавшиеся в Псковской области. Реже всего скобарями называют себя недавние переселенцы (в основном после распада СССР) из стран Балтии, среднеазиатских государств и Ка­захстана. Также достаточно редко называют себя скобарями уро­женцы южной части России, хотя и имеют не менее длительный пе­риод адаптации на псковской земле, чем выходцы с Севера России.
Хотя бы изредка называет себя скобарями примерно треть мигрантов, проживших в Псковской области менее 5 лет. Среди уроженцев других регионов, проживших в Псковской области свы­ше 10 лет, доля использующих самоназвание «скобарь» достигает 40%, а свыше 20 лет-даже 50%. Вероятно, двадцатилетний период проживания в Псковской области можно считать вполне достаточ­ным для полной адаптации к местным условиям. Более длительное
проживание на псковской земле уже почти не сказывается на росте местного самосознания. При этом отметим, что в полной мере ко­ренным населением ощущают себя только люди, прожившие на псковской территории свыше 60 лет: в быту они пользуются само­названием «скобарь» не реже, чем уроженцы Псковской области.
Глава 22. УСТОЙЧИВОСТЬ КУЛЬТУРНЫХ ГРАНИЦ
Культурно-географическое положение Псковской области
Псковская область является уникальным объектом исследова­ния с позиции молодого направления географической науки — куль­турной географии. Этому способствует ряд обстоятельств, которые были разобраны нами в предшествующих главах. Пришло время подвести итоги и вспомнить все данные обстоятельства.
Во-первых, Псковская область граничит сразу с тремя госу­дарствами, и политические границы почти в полной мере соот­ветствуют этническим. К тому же граница с Эстонией и Латвией является культурным рубежом метаэтнического (суперэтничес­кого) уровня, так как отделяет культурные миры, отличающие­ся, в первую очередь, преобладающей религиозной принадлеж­ностью населения (Россия — православие, Эстония -лютеранство, восточный край Латвии — Латгалия — католичество), и вследствие этого, господствующими стереотипами поведения и ментально-стью в целом (страны Балтии — ментальность западноевропейс­кого типа, Россия и Беларусь — восточноевропейского типа [5]).
Во-вторых, по Псковской области проходит сразу две наи­более значимые культурные границы Европейской России, выч­леняющие пояс среднерусской культуры (протянувшийся далее на восток — в сторону Москвы), являющийся переходной зоной между двумя основными культурными зонами России: северорус­ской и южнорусской. В результате этого северная часть Псковс­кой области попадает в сферу влияния северорусской культуры, а южная часть области — южнорусской культуры.
Этнокультурные границы прошлых эпох

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Политическая культура региона: историко-теоретический и прикладной аспекты
  • Интересное