Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Форманты -ец, -ац, -иц и дунайская культура
Почти на всех славянских землях известен уменьшительный (а при основах от личных имён — притяжательный) суффикс -ец (-ац). Ареал топонимов с данным суффиксом образует на карте почти замкнутое кольцо, охватывающее древнюю Паннонию (ныне Венгрию), благодаря чему В. А. Никонов назвал этот формант «пан-нонским» [20]. В названиях населённых мест он господствует в Сер­бии и Хорватии (до 15-20% всех топонимов), на территории кай-кавского диалекта в форме -ец (в основном в Посавской Хорва­тии), на территории штокавского диалекта в форме -ац (на осталь­ных хорватских землях, в Сербии, Боснии и Герцеговине) (рис. 6).
Хорваты — одно из антских племенных образований Север­ного Причерноморья. Под натиском аваров хорваты оказались в общем миграционном потоке славян на запад — в Среднее По-дунавье. Авары раздробили прежде единое хорватское племя на части, осевшие в разных местах — в северо-восточной Чехии, Си-лезии, верховьях Вислы, Восточном Прикарпатье и Далмации [35, 37]. В пределах первоначального антского ареала (пеньковской археологической культуры) доля топонимов с суффиксом -ец до­статочно низкая. Несколько более повышена доля топоназваний с данным формантом в Северо-Восточном Прикарпатье (Верх­неднестровском регионе), где до эпохи Древней Руси дожили из­вестные по русским летописям племена белых хорватов.
Также в антской среде Северного Причерноморья зароди­лось племенное образование сербов, позже заселивших Балканы. Импульсом миграции сербов из Северочерноморского региона в Подунавье стало аварское нашествие. Со Среднего Дуная сербы расселились в южном и юго-западном направлении вплоть до побережья Адриатического моря [37].
Одна из групп сербов Среднего Подунавья, называемая в дальнейшем сорбами, в VII веке переселилась в междуречье Эль­бы и Заале (ныне территория восточных федеральных земель Гер­мании — Саксонии, Саксонии-Ангальт и Бранденбурга). Об ант-ском происхождении сорбов, до сих пор проживающих в Герма­нии, свидетельствует повышенная концентрация на сорбских зем­лях названий поселений с суффиксом -иц, выдающих их славянс­кое происхождение (в т.ч. Гёрлиц, Зебниц, Швепниц и др.).
В VIII-IX веках, после поражения аваров от франков и гибе­ли Аварского каганата, славянское население Среднего Подуна­вья вынуждено было оставить эти земли и продвигаться далеко на восток, оседая на Восточно-Европейской равнине среди мест­ного, также славянского населения [37]. Пояса повышенной кон­центрации топонимов с суффиксом -ец, тянущиеся в восточном и северо-восточном направлении, являются свидетелями массово­го переселения дунайских славян, занёсших образ реки Дунай («Дуная-батюшки») в фольклор, мифологию и обрядовую жизнь восточных славян [15].
Не случайно, что долгое время внимание учёных было со­средоточено на теме дунайской прародины славян. Имеются ис­торические свидетельства, что в VIII-IX веках, почти одновре­менно с носителями псковских длинных курганов, на земли По­лоцкого Поозерья и Смоленского Поднепровья проникли груп­пы славян, вышедшие, предположительно, из Среднего Подуна­вья. Имеются археологические находки, подтверждающие парал­лели Смоленско-Полоцкого региона и Дунайских земель, в част­ности, Хорватии [24]. В.В. Седов не исключает даже происхожде­ния топонима Смоленск от переселенцев с Дуная (благодаря пле­мени смолян, проживших некоторое время на юге современной Болгарии) [35, 37].
Форманты -ища, -ице, -ици, -ицы и пражско-корчакская культура
Областью формирования пражско-корчакской археологи­ческой культуры была полоса от верхнего течения Одера до Вер­хнего Поднестровья включительно. Пражско-корчакская куль­тура в целом датируется V-VII столетиями, её становление- кон­цом IV века или началом V века. Припятское Полесье и бассейн Эльбы были освоены славянами уже во второй половине VI века. В южнопольских землях начиная с VIII века протекал интенсив­ный процесс взаимодействия славян пражско-корчакской груп­пы с суковско-дзедзицкими племенами, в котором частично уча­ствовали ещё и западные балты [35, 37].
В западной части ареала данной культуры (современная тер­ритория Чехии и юга Польши) находится наиболее вероятный район зарождения топонимических формантов -ице, -ица. На этих землях доля топонимов с данными формантами превышает 20%, а кое-где даже достигает 30-35% (рис. 7).
Ряд исследователей в качестве района зарождения пражско-корчакской культуры рассматривает Припятское Полесье [5]. Однако В.В. Седов придерживается точки зрения, что в V веке в Припятском Полесье появились только первые немногочислен­ные группы носителей пражско-корчакской культуры, основные же массы расселяются здесь в VI-VII веках [37].
Топонимическая «окраска» Припятского Полесья свидетельству­ют скорее об относительно позднем освоении этих земель славянами пражско-корчакской группы. В целом доля топонимов с форманта­ми -ица, -ицы в Полесье не велика, и лишь в некоторых местностях достигает 10%. С другой стороны, заметную долю имеют топонимы с формантами явно более раннего происхождения (например, за-, -ье, а также -ск, -ско), связываемых нами с вельбарской археологической культурой, просуществовавшей здесь до конца IV века.
От Припятского Полесья пояс с повышенной долей топони­мов с формантами -ицы, -ица (более 4-5% топоназваний) протя­нулся до Полоцкого Подвинья к востоку от Белорусской гряды, внешне укладываясь в общий путь следования славян венедской группы. Тем не менее, можно проследить очевидную простран-
ственную связь между районами с повышенной концентрацией топонимов с формантами -ицы, -ица и местами находок эсоко-нечных височных колец- индикаторов расселения славян праж-ско-корчакской культурно-племенной группы.
Следует добавить, что пояс топонимов с формантами -ицы, -ица не заканчивается на территории Белоруссии, а имеет про­должение в Приильменье, где можно наблюдать ещё один район повышенной концентрации топонимов сданными формантами, который можно связывать со словенами ильменскими. Последнее означает, что носителями топонимических формантов -ицы, -ица в Псковско-Новгородском регионе стали выходцы из ареала пражско-корчакской культуры, первоначально осевшие в При-пятском Полесье, а затем двинувшиеся в Приильменье вслед за другими группами славян.
Это предположение находит подтверждение в некоторых язы­ковых особенностях Псковско-Новгородского региона. Так, соглас­но результатам историко-лингвистических исследований, говоры предков псковичей и новгородцев представляли собой типичные диалекты Полесья и Среднего Поднепровья. До сих пор связь меж­ду псковско-новгородскими говорами и белорусскими диалектами считается самой сильной среди всех других языковых связей [13].
Форманты -ки, -ка и волынцевская культура
В.А. Никонов в работе «География фамилий» отмечал су­ществование единого территориального массива с господством суффикса -к-, простирающегося огромной дугой через половину Европы — от Адриатики до Азовского моря [21].
Причём в своей более ранней работе В. А. Никонов уже обра­щал внимание на господство форманта -ка в названиях населён­ных пунктов южной России и Украины. Он назвал границу, разде­ляющую зоны господства -ое- (к северу) и -ка (к югу), основной хронологической линией русской топонимии. Обратив внимание на то, что эта граница соответствует рубежу Московского госу­дарства в XVI веке, известный топонимист сделал предположение, что «в областях более раннего заселения преобладал суффикс -ое-, но XVI век пошатнул его позиции, в русской топонимии востор-
жествовал формант -ка, который и образовал большинство назва­ний на территории последующего заселения. Граница между эти­ми двумя главными зонами русской топонимии хотя явно терри-ториальна, но в действительности это порог не в пространстве, а во времени, лишь отразившийся пространственно благодаря рез­кому расширению территории массового русского заселения. Эта граница — лишь проекция времени на плоскость карты» [20, с. 29-30]. Однако достижения современной археологии позволяют вне­сти в данную гипотезу некоторые коррективы.
В конце VII века в Днепровском левобережье начинается формирование новой славянской археологической культуры, получившей название — «волынцевская». Основной территорией волынцевской культуры стало Подесенье, и крайние северо-за­падные волынцевские поселения почти достигали Гомельского Полесья. В.В. Седов связывает земли, занятые славянами — носи­телями волынцевской культуры, с первоначальной территорией Русской земли (согласно древнерусским летописям). Также во­лынцевская территория считается ядром формирования южно­русских диалектных особенностей [35, 37].
Ареал волынцевской культуры расположен в центре земель, где ныне явно господствуют топонимические форманты -ки, -ка {-овка, -инка и т.п.). Эти земли охватывают почти весь юг Евро­пейской России, большую часть Украины (за исключением За­падной Украины) и восточную часть Белоруссии (рис. 8).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Самые известные исторические места Пскова
  • Интересное