Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

С VII-VIII веков начинается заселение Шелонской земли словенами ильменскими, которые оставили свои следы также и на Нижневеликорецкой земле. Граница Псковской и Новгородс­кой республик, установившаяся в XIH-XIVbb., фактически была одновременно и этнической (между кривичами Великорецких земель и словенами Шелонской земли). После включения в со­став Московского государства Новгородской (1478 г.) и Псковс­кой (1510 г.) республик политические границы превратились в административные, которые продержались до начала XVIII века.
С начала XVIII века по XX век все три земли провинции развивались в составе одного административного образования (первоначально Санкт-Петербургской губернии, а затем — Псков­ского наместничества, Псковской губернии). В 1927 году терри­тория провинции вошла в состав Ленинградской области, но в 1935 году Верхневеликорецкая земля была передана сначала Ка­лининской области, а в 1944 году — Великолукской области. В том же 1944 году была образована Псковская область, включив­шая Нижневеликорецкую и Шелонскую земли (без города Сольцы), а в 1957 году — Верхневеликорецкую землю (вследствие ликвидации Великолукской области).
Псковская провинция даёт яркий пример многовекового наступления южнорусских культурных черт на север России. В средние века псковские говоры относили к севернорусским, а в начале XX века — уже к среднерусским, причём переходным к бе­лорусским. Хотя псковскую группу говоров включают в состав западной, северной и северо-западной диалектных зон, её харак­теризуют многие южнорусские черты, в т.ч. «аканье».
Древнейшие города Псковской провинции (в скобках — год первого упоминания): Изборск (862 г., ныне — село), Псков (903 г.), Порхов (1239 г.), Остров (1341 г.), Сольцы (1390 г.), Опочка
(1414 г.), Печоры (1473 г.).
Город Псков (202 тыс. жит.), основанный на мысу при впаде­нии реки Псковы в реку Великую, впервые упоминается в Повести временных лет под 903 годом в форме Пьсков. В Х-ХШ веках ис­пользовалась также форма Плесков. Общеизвестной является вер­сия о происхождении названия города от древнерусского слова плесъ — «колено реки от одной луки до другой» (или плес, плёсо ~ «широкая, открытая часть реки»). С помощью этой версии объяс­няется балтийское и немецкое название города — Pleskau. Однако необъяснённым остаётся современное название Пскова на эстонс­ком языке — Pihkva (на финском языке — Pihkava; pihka — «смола»), Топонимист А.И. Попов обнаружил ещё более близкую форму в другом финно-угорском языке — ливском -piisk («смола»). Тогда он предположил, что город получил своё имя от названия реки Псковы (Piiskava — «смоляная вода»), принятое славянами от мес-
тного финно-угорского населения. На гербе Пскова изображён барс в голубом поле, а над ним из облака выходящая рука.
Город Порхов (12 тыс. жит.) упоминается в летописи под 1346 годом. Однако не исключено, что Порхов был основан нов­городским князем Александром Ярославовичем в 1239 году в качестве одной из крепостей для обороны западных подступов к Новгороду. Через год, после победы над шведами, молодой князь получил имя Невский. Статус города Порхов получил только в 1777 году. По одной из версий, название города образовано от личного имени Порх. Но более вероятным является происхожде­ние названия города от слова порхлый (рыхлый). Местным стро­ительным материалом является известняк, который действитель­но отличается своей рыхлостью. Из известняка сложены стены и башни крепости, которая изображена на гербе города.
Город Остров (25 тыс. жит.) впервые упоминается в 1341 году как крепость на острове реки Великой, что и определило его на­звание. В 1777 году Остров получил статус уездного города. На гербе города изображён «остров среди реки, и на нём три дуба в голубом поле, означающий имя сего города».
С 1390 года известна слобода Сольцы (11 тыс. жит.), с 1781 года ставшая посадом. В 1914 году Сольцы получили статус го­рода. Название города связано с занятием жителей — выпарива­нием соли из местных соляных источников. Город расположен в низовьях реки Шелонь, название которой с учётом «шепелявос­ти» псковских говоров производится от Солона — «солёная», И действительно, на берегах реки много соляных источниках, в ко­торых издавна добывали соль.
Город Опочка (14 тыс. жит.) упоминается в псковской лето­писи под 1414 годом. Своё название Опочка получила благодаря «опоке» — горной породе осадочного происхождения, похожей на известняк. Местное население использовало слово опока для обозначения известняка, который использовали при строитель­стве стен крепости. На гербе Опочки изображена груда плит из известняка (или опоки), означающих имя города. С 1772 по 1777 год Опочка выполняла функции центра губернии, но в дальней­шем стала рядовым уездным городом.
Город Печоры (13 тыс. жит.) возник как обитель отшельни­ков, живших в выкопанных ими пещерах. Город получил назва­ние от исконно-русского слова печора- «пещера». В 1473 году веке здесь была освещена пещерная Успенская церковь, давшая начало Псково-Печерскому (Свято-Успенскому) мужскому монастырю. Выросшее при монастыре поселение стали называть Печеры. В 1782 году Печеры получили статус города. На гербе города была «изоб­ражена гора, в которой видна пещера, каковая действительно и существует». По тартусскому договору 1920 года с Эстонией, го­род оказался в её составе и получил искажённое название Петсе-ри. В 1945 году город был включён в состав Псковской области, ему было возвращено русское название Печоры [34, 45].
Сето-Печорская этноконтактная зона
Общее число сету в Печорском крае Псковской губернии в 80-е годы XIX века оценивалось в 12-13 тысяч [61, 72]. Согласно переписи населения 1897 года численность сету составляла 16,5 тысяч [13]. Наиболее быстрый рост численности сету пришёлся на конец XIX- начало XX веков. Поданным эстонских источни­ков, их число к 1902 году составило 16,6 тысяч, а в 1905 году пре­высило 21 тысяч, т.е. достигло своего максимального значения за весь период существования.
Вследствие столыпинской реформы, вызвавшей значительный отток сету во внутренние губернии России, их число в Сетумаа стало уменьшаться. К 1908 году численность сету в Псковской гу­бернии сократилось до 18,6 тыс. [72]. Переселение сету во внутрен­ние губернии России началось сразу после отмены крепостного права и усилилось в период столыпинской реформы. Сету основа­ли свои колонии в Пермской губернии и в Сибири, например, к востоку от Красноярска (Хайдак, Ново-Печоры и др.). В 1918году в Красноярском крае проживало 5-6 тысяч сету [63].
По переписи 1926 года, проведённой в Эстонской республи­ке, численность сету и эстонцев в уезде Петсеримаа (Петсери — эс­тонское название Печор) составляла около 20 тыс. чел., но и тогда их суммарная доля лишь немного превышала треть населения уез­да [48]. С 1920-х по 1940-е годы эстонцами была предпринята по-
пытка ассимиляции как русских, так и сету. Согласно переписи населения 1934 года общая численность эстонцев и сету в уезде Петсеримаа почти не изменилась по сравнению с 1926 годом, но численность сету уменьшилась до 13,3 тыс. человек (22%). При этом эстонцы составляли более половины населения г. Печоры (Петсе-ри), а сету в нём насчитывалось менее 3%. Печоры стали рассмат­ривать как в средней степени обэстоненное поселение [78].
После возвращения в 1945 году Печорского района из Эстонии в состав России, основным фактором динамики численности сету стал миграционный опок их в Эстонию. Так, за период с 1945 по 1996 годы общая численность сету в районе сократилась с 5,7 тыс. чел. до 720 чел., т.е. почти на 5 тыс. чел. При этом суммарная естественная убыль за это время составила всего 564 чел. [23]. То есть механическая убыль за весь период составила около 4,5 тыс. чел.
Наибольший спад численности сету пришёлся на конец 1960-х годов и на 1990-е годы. Миграционный отток сету из Печорс­кого района в период с 1945 по 1959 годы почти достигал 100 чел. в год, а в 1960-е годы — уже 200 чел. в год. Очевидно, что причинами массового оттока сету в Эстонию в это время была и разница в материальном уровне жизни, и практика обучения сету в школах на эстонском языке. В 1970-е годы опок сету из Печор­ского района стал замедляться. В периоде 1989 по 1996 годы был отмечен минимальный отток сету из России (табл. 11).
Главным фактором резкого сокращения миграционного от­тока сету в первой половине 1990-х годов стало установление го­сударственной границы «барьерного типа», которая почти пол­ностью изолировала печорских сету от своих родственников в Эстонии. Однако становление государственной границы приве­ло к новой постановке вопроса об этнической самоидентифика­ции сету. И в итоге выбор был сделан в пользу Эстонии, а период первой половины 1990-х годов стал лишь временной отсрочкой перед началом новой миграционной волны, пик которой пришёл­ся на 1997-1998 годы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Политическая культура региона: историко-теоретический и прикладной аспекты
  • Интересное