Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

После присоединения в 1617 году Ижорской земли (Ингер-манландии) к Шведскому королевству, и вплоть до конца XVII века, в Ингерманландии доля финского (точнее, лютеранского) населения увеличилась с 7,7% до 72-73%. Уже к 1641 году доля лютеран выросла до 35%, а к началу 1660-х годов их доля превы­сила половину населения [46].
В течение всего шведского периода правления в Ингерман­ландии, продолжавшегося до начала XVIII века, а также и в даль­нейшем, финны-ингерманландцы держались достаточно изоли­рованно от православного населения этого края — води, ижорцев и русских. Причём, с последующим расширением Российской империи, особенно после присоединения в 1809 году Финляндии, нарастал приток финского (и отчасти шведского) населения в Санкт-Петербург и в сельскую местность Ингерманландии.
Во второй половине XIX века в Санкт-Петербургскую губер­нию переселилось много эстонцев и латышей. Крупные группы эстонцев начали поселяться в Ингерманландии с 1868 года, латы­ши появились несколько позже эстонцев и в меньшем числе [36].
Согласно результатам переписи населения 1897 года числен­ность финнов в Санкт-Петербургской губернии достигла 130,4 ты­сяч (вместе с водью). Их доля в населении губернии составляла 6,2%. Доля ижорского населения тогда же составляла 0,7% (13,7 тыс. чел., по другим оценкам -до 21,7 тыс. чел.), эстонского населения — 3% (64,1 тыс. чел.), почти такую же долю составляли немцы (63,5 тыс. чел.), 2,1%- поляки, 0,8% — евреи. Доля русского населения (с укра­инцами и белорусами) в губернии достигла 82,4% [40]. Почти все ижорцы и подавляющая часть финнов-ингерманландцев (107 тыс. чел.) проживали в сельской местности губернии [6].
К 1920 году численность ингерманландских финнов незна­чительно уменьшилась и составила около 102 тыс. чел. По пере­писи населения 1926 года «ленинградских финнов», включая не­давних выходцев из Финляндии (19 тыс. чел.), насчитывалось около 115 тыс. чел. В это время уже стала проявляться тенденция к сокращению численности и особенно доли ингерманландских финнов вследствие значительного притока в регион русского населения. Эстонцев в 1926 году насчитывалось 50,5 тысяч, ижор-цев — 16,1 тысяч, а води -всего 705 человек [31, 67].
По переписи населения 1959 года в Ленинградской области насчитывалось чуть более 20 тысяч финнов, в 1979 году — 16,2 тысяч, в 1989 году — лишь 11,8 тысяч и ещё 5,5 тысяч в Ленингра­де, что в сумме составляло 36,7% от их общего числа в России. Число эстонцев в пределах области в 1959 году составляло 5,8 тыс. чел., а в 1989 году — только 2,6 тыс. чел. Численность ижор­цев в Ленинградской области к 1959 году сократилась до 530 че­ловек, а к 1989 году — до 276 человек [22]. Причисление ижорцев к русским по политическим соображениям было особенно харак­терным для 40-50-х годов XX века. Сейчас лишь 36,8% всех ижор­цев считает родным свой национальный язык. Водь при проведе­нии переписей 1959,1979 и 1989 годов не фиксировалась. Их чис­ленность в 1989 году оценивалась примерно в 0,1 тыс. человек. Водский язык помнят лишь отдельные люди старшего поколе­ния [38].
В начале 1990-х годов ингерманландских финнов в Ленинг­радской области было около 15 тысяч. Но, согласно некоторым оценкам, за последующие пять-шесть лет подавляющее большин­ство ингерманландцев переселилось из разных регионов России в Финляндию. Значительная часть ижорцев называет себя рус­скими. В то же время водь как этнос фактически прекратила своё существование [22]. По результатам переписи населения 2002 года, в России проживает 34 тыс. финнов (в т.ч. около 8 тыс. в Ленин­градской области). В то же время ижорцами назвало себя 327 человек (из них только половина проживает в сельской местнос­ти), водью — 73 человека (преимущественно городские жители).
Гдово-Лужская земля
Близ Чудского озера в 1431 году была построена псковича­ми каменная крепость Гдов. Этот год считается датой основания города Гдов (5 тыс. жит.), хотя деревянная крепость с аналогич­ным названием упоминается под 1323 годом. По одной из мест­ных легенд, Гдов появился уже в X веке и был вотчиной овдовев­шей княгини Ольги — первой христианки на Руси, родившейся под Псковом. Отсюда, якобы, и имя Гдов («Вдов» или «Овдов») -«вдовий город». В Эстонии до сих пор используется идущее со средних веков название города Oudova. Но более вероятно, что имя городу дала река Гда (ныне Гдовка), в нижнем течении кото­рой он расположен. Данный гидроним имеет балтскую основу gudde — «кустарник», или, по другой версии, праславянский ко­рень gbd — «болото, сырое место» (по аналогии с названием реки Гжать в Смоленской области, или городом Гданьск в Польше). Также существует версия о связи названия города с личным име­нем, производным от литовского этнонима белорусов — gudas.
Но современным центром Гдово-Лужской земли может счи­таться город Луга (40 тыс. жит.). Первое упоминание сельца Лус-кого (Лужского) относится к XV веку. Поселение получило на­звание по реке Луге, известной уже в X веке под именем Луза. В то время земли в бассейне Луги были заселены прибалтийско-финскими племенами води. Они же дали название реке, в перево­де означающее «углубление, болото» (по аналогии с эстонским laugas, финским laukka- «яма, лужа, отверстие»). В 1777 году Луга получила статус города и герб, где изображена «лущеная в кад рыба лосось, которая в реке Луге, омывающей сего города сте­ны, изобильно ловится». Так как в то время Луга значилась в составе Псковского наместничества, в верхней части герба изоб­ражён «псковский барс» [12, 34, 45].
Во второй половине XIX века — первой половине XX века в северной части современной Псковской области и соседних рай­онах Ленинградской области (до революции — в Гдовском и Луж-ском уездах Санкт-Петербургской губернии) существовала сла­бо выраженная русско-эстонская этноконтактная зона, назван­ная нами Лужской ЭКЗ. Так, в Гдовском уезде доля эстонцев к
1897 году достигла 10,5% (15,3 тыс. чел.), а к началу 1920-х годов
—  11,05% (16,9 тыс. чел.). В Лужском уезде доля эстонцев была меньше: в 1897 году — 3,6% (4,8 тыс. чел.), а в начале 1920-х годов
— 5,1% (9 тыс. чел.). Но, кроме эстонцев, в Лужском уезде была значительной доля других финно-угорских народов. По перепи­си населения 1897 году в Лужском уезде 0,75% (1 тыс. чел.) соста­вили финны, и 0,5% (635 чел.) — ижорцы [18, 36, 40].
Почти всю первую половину XX века доля эстонского насе­ления составляла здесь около 10%. Начало разрушения данной этноконтактной зоны пришлось на 1943 год, когда в период фа­шистской оккупации значительная часть эстонцев вернулась на свою историческую родину. О численности эстонского населе­ния в период фашистской оккупации в северной части современ­ной Псковской области свидетельствуют исследования эстонс­ких учёных.
Исследования проводились в пяти районах к востоку от Чудского озера, три из которых (Гдовский, Полновский и Лядс-кий), отличающиеся наиболее высокой численностью эстонско­го населения, вошли в 1944 году в состав Псковской области. В этих трёх районах было зафиксировано 5,6 тыс. эстонцев, соста­вивших 10,05% всего населения, что почти совпадает с долей эс­тонцев в Гдовском уезде в конце XIX века и начале XX века -10,5% и 11,05% соответственно. Наибольшая доля эстонцев сре­ди пяти районов Восточного Причудья в 1943 году была отмече­на в Лядском районе — 13,8% (2,2 тыс. чел.). В то время на родном языке говорило свыше 94% эстонцев (2 тыс. чел.), а русским язы­ком владело 75,5% (1,6 тыс. чел.) [70].
После возвращения в 1943 году значительной части эстонс­кого населения на свою историческую родину, к концу XX века естественная ассимиляция завершила процесс растворения Луж-ской этноконтактной зоны.
Глава 17. ЗАПАДНЫЙ КРАЙ
Центрально-русская историко-культурная (этнографичес­кая) область в границах районируемой территории включает три подобласти: северную, западную и центральную. В составе за­падной подобласти нами выделено три провинции: Псковская, Великолукская и Смоленская.
Псковская провинция
Псковская провинция расположена в пределах подтаёжной зоны Северо-Западной области Русской равнины. Провинция разделена натри земли, относящиеся к разным подзонам средне­русской культурной зоны: к северной — Шелонская земля (центр -Порхов), к средней — Нижневеликорецкая земля (центр — Псков), к южной — Верхневеликорецкая земля (центр — Опочка). Провин­ция включает административные районы северной части Псков­ской области и лишь один район за её пределами, рассмотрен­ный как часть Шелонской земли, — Солецкий район Новгородс­кой области.
В V веке первые славянские группировки (носители культу­ры длинных курганов, позже называемые псковскими кривича­ми) начали освоение Великорецких земель, ассимилируя немно­гочисленное финно-угорское и балтское население. Неассимили-рованным до XX века оставалось финно-угорское население к югу от Псковского озера (сету Печорского района). Сето-Печор-ская этноконтактная зона оставалась ярко выраженной до 1970-х годов и «растворилась» только к концу XX века.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Политическая культура региона: историко-теоретический и прикладной аспекты
  • Интересное