Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Остаётся ещё один подход в выявлении современных куль­турных ареалов — это изучение территориальной (региональной и локальной) идентичности населения. Но и здесь есть проблема — как осуществить строгую географическую привязку явления, изучаемого исключительно социологическими методами? Сразу же возникают вопросы репрезентативности выборки и статисти­ческой погрешности результатов социологических исследований.
Впрочем, существует географическая статистика, которая позволяет подойти вплотную к изучению пространственных раз­личий в современной культуре россиян. Одним из «срезов» совре­менной культуры может выступать, например, политическая куль­тура населения. Её изучение строится на основе анализа результа­тов выборов и референдумов в разрезе административных райо­нов или даже избирательных участков. Данные результаты впол­не можно рассматривать как итоги массовых социологических опросов населения, репрезентативность выборки которых на уров­не низших территориальных ячеек не вызывает сомнения. Но яв­ляются ли пространственные различия в политической культуре россиян отражением региональных культурных различий в целом?
В данной книге читатель не найдёт исчерпывающих ответов на поставленные выше вопросы. Тем не менее, следует отметить, что поиск этих ответов входит в число актуальных задач моло­дой отрасли географической науки и, вместе с тем, междисцип­линарного поля исследований — географии культуры. Данная область научного знания становится всё более востребованной мировой общественностью, пришедшей к пониманию того, что культурные региональные различия (и особенно культурное на­следие территорий давнего освоения) становятся серьёзным ре­сурсом развития в XXI веке, не менее значимым, чем земельные ресурсы и полезные ископаемые, трудовые ресурсы и интеллек­туальный потенциал населения…
ЧАСТЬ I. ПРЕДЫСТОРИЯ РЕГИОНА: ТОПОНИМИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА СЛАВЯНСКИХ МИГРАЦИЙ
Глава 1. ТЕОРИЯ ФОРМАНТОВ В ТОПОНИМИКЕ: АРГУМЕНТЫ «ЗА» И «ПРОТИВ»
Что может дать науке
«теория топонимических формантов»?
Любую группу географических названий, объединённых каким-либо признаком, называют топонимическим типом. В сла­вянской топонимии наиболее часто встречающимся типом явля­ется основа со служебными формантами — с суффиксом (напри­мер, Краков, Полоцк), префиксом (Приладога. Подгора) или с тем и другим (Залесье, Приозёрск). Причём среди формантов в сла­вянской топонимии явный перевес имеют суффиксы. В десятки раз реже топонимы образуются префиксацией, но и тогда пре­фиксация обычно сочетается с суффиксацией.
Примерно полвека назад в науке, изучающей славянскую то­понимию, была очень популярна «теория формантов», активным сторонником которой был известный топонимист В.А. Никонов. Лозунгом этого направления топонимики можно считать слова, сказанные тогда этим учёным: «Топонимические суффиксы, мас­сово повторяясь на карте, могут стать своего рода «мечеными ато­мами», отмечающими пути миграций: население переносит с со­бой привычные средства называния» [20, с. 29]. Но у «теории фор­мантов» были также и активные противники, что привело со вре­менем к постепенному затуханию этого научного направления.
Подводя некоторые итоги развития данного научного на­правления, другой известный топонимист Э.М. Мурзаев в нача­ле 1980-х годов писал: «Изучение топонимов при помощи фор­мантов сделало большие успехи… Многие сторонники этого ме-
тода считают его весьма важным и надёжным, так как массово повторяющиеся элементы в названиях дают более серьёзную базу для суждения об их однотипности, миграции населения, которое, переходя на новые места, называет их по своим привычным и знакомым моделям, принесённым из старых мест. Но и здесь ис­следователя поджидают подводные камни и мели, незнание ко­торых может привести к существенным ошибкам…» [16, с. 83].
Однако наука за прошедшее время ушла далеко вперёд. Осо­бенно это относится к археологии, где появились крупные обоб­щающие работы по славянскому миру, в частности, работы В.В. Седова [29, 31, 33, 35-37]. Междисциплинарные связи с археоло­гией могут открыть «второе дыхание» топонимики, причём, во многом благодаря возрождению на новой научной базе незаслу­женно забытой «теории формантов».
Очевидно, что топонимические форманты намного старше самих топонимов, образованных с их помощью. В районах кон­центрации топоназваний с теми или иными формантами созда­ётся специфическая топонимическая «окраска», которая воспро­изводится в новых названиях населённых мест, тем самым про­длевая жизнь очень древних топонимических формантов. И, судя по всему, формирование топонимической «окраски» славянских территорий происходит одновременно с созданием первых посе­лений славян на этих землях. Последнее означает, что, изучая гео­графию топонимических формантов, можно проследить древней­шие миграции славянского населения, в т.ч. относимые даже к археологической эпохе.
Следует обратить внимание на то, что населённые пункты, к которым приурочены археологические памятники, далеко не все­гда являются обладателями топонимических формантов, наибо­лее характерных для данной археологической культуры. Дело в том, что археология зачастую имеет дело с находками, обнаружен­ными на покинутых по каким-либо причинам поселениях. С ис­чезновением поселений, естественно, теряются и их названия. При этом соседние поселения могут иметь принципиально иное проис­хождение и, соответственно, иные топонимические форманты.
Насколько обоснованы аргументы против «теории формантов»?
Наиболее серьёзный аргументом противников1 «теории фор­мантов» является признание большей стабильности топонимичес­ких основ по сравнению с топонимическими формантами, кото­рые легко могут измениться в течение достаточно короткого вре­мени. Так, известный филолог А.И. Попов однажды привёл при­мер, который ему пришлось наблюдать на материалах местностей Псковского края, как «на протяжении 40-50 лет суффиксы -ица и -ово превратились во всеобщем употреблении в -а и -иха, что зак­репилось окончательно после запустения объекта (хутор Бараба-ново превратился бесповоротно в пустошь Барабаниху)» [23, с. 195].
Чтобы подтвердить или опровергнуть данный аргумент, нами был проведён сравнительный анализ названий населённых мест Псковско-Чудского Обозерья в начале и в конце XX века. Данный регион, ныне охватывающий Гдовский, Псковский и Печорский районы Псковской области, до сих пор отличается большим разнообразием топонимических формантов — здесь в заметной степени представлены фактически все основные топо­нимические форманты славянского мира.
На изменение пропорций между группами топонимов с раз­ными формантами в течение XX столетия сильно повлиял про­цесс обезлюдения сельских поселений Обозерья, приведший в общем к сокращению их числа в течение века на’20-25%. В ре­зультате этого процесса наиболее заметно сократилась доля то­понимов с формантом -щина. Так, на территории современного Гдовского района доля топонимов с данным формантом умень­шилась за столетие примерно в полтора раза (с 12,5% до 8,5% от общего числа населённых пунктов).
Почти неизменными остались пропорции между группами топонимов с господствующими в Обозерье формантами -ово, -ево, -ино (в начале XX века обозначаемых в основном как -ова, -ева, -ина), -ье, за-+-ье и -км, -ка. Наибольшие потери, связанные соб­ственно с заменой формантов, понёс суффикс -ичи — почти в поло­вине случаев произошла замена этого форманта на -ицы (после­днее легко объясняется специфической особенностью псковских говоров в прошлом — «цоканьем», т.е. заменой звука «ч» на «ц»).
При этом в целом доля топонимов с формантами -ицы, -ища изменилась незначительно: вместе с исчезновением некоторого ко­личества поселений с данными топонимическими суффиксами мож­но было наблюдать замену форманта -ицы на -ец и -цы, а также час­тично их обратную замену на -ицы. Также происходили единичные взаимные обмены между формантами -ец и -цы. В целом же в тече-ниеХХ века за счёт замены укрепили свои позиции в Обозерьетолько два достаточно редких топонимических форманта: -но (в основном в результате замены родственного ему форманта -на) и -ец.
Таким образом, можно сделать вывод, что топонимическая «окраска» исследуемого региона в XX столетии подверглась лишь небольшим изменениям, что связано со способностью топони­мических формантов участвовать во взаимных заменах, не при­водящих к серьёзным изменениям в топонимической «окраске» в целом. К этому следует добавить то обстоятельство, что в Псков-ско-Чудском Обозерье вплоть до XX века наблюдался преиму­щественно рост сельского населения, а значит, вместе с появле­нием новых поселений оставалась нетронутой старая топонимия, которая могла служить «образцом» для названий вновь возника­ющих населённых мест.
«Меченые атомы» миграций населения: топоформант -иха

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Самые известные исторические места Пскова
  • Интересное