Поиск по сайту

На стыке цивилизаций

Впервые о жителях восточного побережья Балтийского моря сообщил римский историк Тацит в I веке нашей эры, назвав их «ай-стиями» (Aestii), независимо от племенной принадлежности: фин­но-угорской или балтийской. Спустя 500 лет готский историк Иор­дан вновь упоминает этот народ, назвав его Hestii. В конце IX века английский король Альфред Великий в примечаниях к своему пере­воду сочинений Орозия указал положение страны эстиев (или ай-стиев) — Estland (Eastland) возле страны венедов — Weonodland [41].
В средневековых скандинавских источниках земля под на­званием Eistland локализуется между Вирландом (т.е. Вирумаа на северо-востоке современной Эстонии) и Ливландом (т.е. Ли­вонией — землёй ливов, расположенной на северо-западе совре­менной Латвии). Другими словами, «Эйстланд» в скандинавских источниках уже вполне соответствует современной Эстонии, а «эйстии» — финно-угорскому населению этой земли. И хотя не исключено, что первоначально «эстами» германские народы на­зывали балтекие племена, но со временем данный этноним был перенесён на часть прибалтийских финнов и послужил основой для современного наименования Эстонии [14].
В русских летописях финно-угорские племена, живущие к югу от Финского залива, именовались «чудью». Но благодаря скандинавам, название «Эстония» (например, норвежское «Эст-ланн» (Ostlann) означает «восточная земля») постепенно распро­странилось на все земли между Рижским заливом и Чудским озе­ром, дав имя местному финно-угорскому населению — «эсты» (до начала XX века), «эстонцы». Сами эстонцы называют себя «eestlased», а свою страну — «Eesti».
Эстонский этнос сформировался к началу II тысячелетия нашей эры в результате смешения древнего аборигенного насе­ления и пришедших с востока в III тысячелетии до нашей эры финно-угорских племён [4]. В первых веках нашей эры на всей современной территории Эстонии, как и на севере Латвии, был распространён тип погребальных памятников эсто-ливских пле­мён — каменные могильники с оградками.
В середине I тысячелетия на юго-восток современной Эсто­нии проник ещё один тип погребальных памятников — длинные курганы псковского типа. Считается, что ещё долго здесь прожи­вало население, происходящее от кривичей. На северо-востоке стра­ны в то время встречалось население водского происхождения [6]. В народной культуре населения северо-востока Эстонии просле­живаются элементы, заимствованные у финнов (на побережье Финского залива), води, ижорцев и русских (в Причудье) [33].
Становление политических и этнических границ
Заселение славянами-кривичами южного и восточного по­бережий Псковского озера началось предположительно в VI веке. На рубеже VII-VIII веков они основали городище Изборск в 15 км к югу от Псковского озера. Изборск стал одним из десяти древ­нейших русских городов, первое упоминание которого относит­ся к 862 году. К юго-западу от Псковского озера, где проходила граница колонизированных славянами земель, ассимиляция по­чти не затронула местного прибалтийско-финского населения. Славянский Изборск оказался как бы вклиненным в земли, засе­лённые прибалтийской чудью, став самым западным городом псковско-изборских кривичей.
Политическая граница, обязанная своим становлением со­зданию древнерусского государства — Киевской Руси, прошла не­сколько западнее этнической границы. Граница между древне­русским государством и чудью-эстамй, сложившаяся при Святос­лаве к 972 году, в дальнейшем стала очень стабильной, просуще­ствовав с небольшими изменениями вплоть до начала Северной войны (1700 г.). Однако в конце X — начале XI веков границы древнерусского государства временно отодвинулись далеко на запад. По древним источникам известно, что Владимир Великий, а затем Ярослав Владимирович брали дань со всей «лифляндс-кой чуди» [22].
В XIII веке на юге современной Эстонии началась экспансия Ордена меченосцев, а на севере — датчан. К 1227 году земли эстонс­ких племён были включены в состав Ордена меченосцев. В 1237 году Орден меченосцев был ликвидирован, а его земли вошли в состав
Тевтонского ордена, став филиалом последнего под именем «Ли­вонский орден». Эсты были обращены в католичество. В городах Эстонии стали оседать группы немецких переселенцев [23]. В 1238 году северные земли Эстонии перешли к Дании, но в 1346 году были проданы датским королём Тевтонскому ордену, который передал эти владения в 1347 году в залог Ливонскому ордену [5].
В результате Ливонской войны 1558-1583 годов территория Эстонии была поделена между Швецией (северная часть), Дани­ей (Сааремаа) и Речью Посполитой (южная часть). После пора­жения Речи Посполитой в войне 1600-1629 годов вся материко­вая часть Эстонии отошла Швеции, а в 1645 году от Дании к Швеции перешёл также остров Сааремаа. На территорию Эсто­нии, преимущественно на острова и побережье Балтийского моря (особенно в Ляэнемаа), стали переселяться шведы. Население Эстонии приняло лютеранскую веру.
В ходе Северной войны 1700-1721 годов территория Эсто­нии вошла в состав Российской империи. Северная Эстония со­ставила Эстляндскую губернию, южная — вошла в состав Лиф-ляндской губернии. На территорию Эстонии стали интенсивно переселяться русские, занимая земли по берегу Чудского озера и в бассейне реки Нарвы [36]. Здесь они пополнили группы русско­го населения, обосновавшиеся в западном Причудье в XVI-XVII веках. Однако в северном Причудье давние водские, ижорские и русские переселенцы были к тому времени почти полностью ас­симилированы, создав группу так называемых «ийсакских эстон­цев» [33]. Большинство русских поселений возникло в восточной Эстонии в XVIII-XIX веках. Основу русского старожильческого населения здесь составили старообрядцы, бежавшие от пресле­дования официальных властей [45].
Происхождение сету
Эстонские археологи и этнографы Х.А. Моора, Е.В. Рихтер и П.С. Хагу предложили гипотезу, что сету являются этнической (этнографической) группой эстонского народа, которая сформи­ровалась к середине XIX века на основе чудского субстрата и более поздних эстонских переселенцев, принявших православную
религию [34,46, 63]. Но существует также точка зрения, что сету — остаток самостоятельного этноса («автохтона») подобно води, ижорцам, вепсам и ливам. Сету ныне проживают в Печорском районе Псковской области (где называют себя «сето») и на вос­точных окраинах соседних уездов Эстонии, до революции 1917 года административно подчинявшихся Псковской губернии.
В период с X по XIII век часть чуди, оказавшаяся на терри­тории древнерусского государства, а затем Новгородской респуб­лики, начала воспринимать элементы материальной культуры соседей — псковских кривичей. Но местная чудь оставалась час­тью чуди-эстов, противопоставление псковской чуди собственно эстам (эстонцам) проявляется позднее. В этот период можно го­ворить скорее об анклаве чуди на русской территории. О нали­чии контактов чуди с псковичами свидетельствуют сохранивши­еся отдельные элементы раннерусской культуры в религиозных обрядах сету — потомков псковской чуди [63].
С XIII века политическая граница между Ливонским орде­ном и Псковской землёй превратилась в конфессиональный ба­рьер. На землях эстов немецкие рыцари ввели католичество, за­падным форпостом православной веры являлся город-крепость Изборск. Особенностью государственной и одновременно кон­фессиональной границы являлась её односторонняя проницае­мость. С территории Ливонского ордена на Псковскую землю переселялись эсты, стремящиеся избежать религиозного и поли­тического гнёта немецких рыцарей. Поэтому отдельные элемен­ты католической религии, в частности, религиозные праздники, проникли на территорию, заселённую псковской чудью. Суще­ствовало одновременно три пути такого проникновения: 1) че­рез контакты с родственным эстонским населением; 2) через но­вопоселенцев с запада; 3) через посредство католических мисси­онеров, действовавших на этих землях вплоть до конца XVI века.
Большая часть псковской чуди всё же сохранила языческую веру. Многие дохристианские элементы культуры сохранились у сету и в наше время. В то же время этноконфессиональная граница между псковской чудью и русскими не была непреодолимым ба­рьером: между ними происходил интенсивный культурный обмен.
Ещё в 70-е годы XV века вблизи русско-ливонской границы был основан Псково-Печерский (Свято-Успенский) монастырь. В середине XVI века, во время Ливонской войны, монастырь ста­новится крепостью — западным форпостом православия Россий­ского государства. В начале Ливонской войны, удачной для рус­ской армии (до 1577 года), монастырь распространял правосла­вие в занятых русскими войсками областях Ливонии.
Государство придавало большое значение укреплению мощи Псково-Печерского монастыря, предоставив ему «пустопорожние земли», которые, по сообщению летописей, монастырь заселил пришлым людом — «беглыми эстонцами» [I]. Но нет сомнения в том, что христианство по греческому обряду приняло и коренное население-псковская чудь. К тому же, беглых было явно недоста­точно, чтобы ими можно было заселить все монастырские земли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Изменение границ Псковской земли
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Политическая культура региона: историко-теоретический и прикладной аспекты
  • Интересное