Поиск по сайту

Ленин в Пскове

Сотрудники Полиций в числе близких и хо­рошо знакомых Стопани в Пскове называли политически поднадзорных супругов И. Г. Ступу и Е. Л. Гардер. Обращает на себя внимание тот факт, что Е. Л. Гардер 22 июля 1902 года при весьма конспиративных обстоя­тельствах выехала из Пскова за границу. В полицейском донесении указывалось, что жена Ступы уехала, имея при себе чемодан коричневого цвета, среднего размера, пару­синовый мешок, перевязанный ремнями, и небольшую корзину. Приехав в Петербург, Гардер взяла билет до станции Ганг и от­правилась иа иностранном пароходе в Сток­гольм ‘. Вероятнее всего, эта поездка была организована И. И. Радченко и А. М. Сто­пани и имела прямое отношение к налажива­нию транспортного пути через Стокгольм. Это подтверждается письмом В. И. Ленина к И. Радченко, в котором говорилось: «Под группой я разумею тех лиц, которых Вы по­слали за рыбой»2. В примечании к этому письму поясняется, что «послали за рыбой» означало: послать за литературой в Варде (Норвегия)3. Состав группы, работавшей по
1  ЦГАОР, ф. ДП-ОО, оп. 1901 г., ед. хр. 825, ч. 10. л. 313.
2  В. И. Л е н н и. Поли. собр. соч., т. 46, стр. 202.
8 С 1814 по 1905 год Норвегия входила в со­став Швеции. Поэтому в переписке того времени везде говорится о налаживании транспортного пути черев Швецию. Варде — город на севере Норвегии, расположенный иа прибрежном острове Варде Ба­ренцева моря.
транспорту литературы через Варде, не уста* новлен» ‘.
Для налаживания транспортного пути ре­дакция «Искры» хотела привлечь П. Н. Ле-пешинского. Так, в письме к И. И. Радченко от 7 августа 1902 года Н. К. Крупская сооб­щала о том, что у них есть человек, умеющий говорить по-шведски и имеющий связи со шведами. Но одного его они пускать не ре­шаются. «Думаем приставить к нему нянюш­ку— Лаптя (П. Н. Лепешинского. — В. //.), чтобы вдвоем оборудовали дело, правда, это будет некоторая отсрочка, но зато дело будет вернее»2, — писала Н. К. Крупская.
Кандидатура Лепешинского была наиболее подходящей. Будучи хорошо знакомым с Е. Л. Гардер и имея за плечами большой опыт подпольной работы, П. Н. Лепешинский мог успешно справиться с этим заданием. Однако в силу сложившихся обстоятельств от его поездки в Стокгольм пришлось отка­заться.
Многочисленные усилия со стороны рево­люционных социал-демократов по налажива­нию транспортного пути через Стокгольм не Дали желаемых результатов.
Н. К. Крупская в своих воспоминаниях «Перед вторым съездом» так рассказывала об этом: «Питерцы пробовали наладить транс­порт через Стокгольм. Об этом транспорте, функционировавшем  под  названием   «пиво»,
1  В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 46, стр. 501.
2  Ленинский сборник VIII, стр. 268.
была бездна переписки, мы слали на Сток­гольм литературу пудами, нас извещали, что пиво получено. Мы были уверены, что полу­чено в Питере, и продолжали слать на Сток­гольм литературу. Потом, в 1905 году, воз­вращаясь через Швецию в Россию, мы узна­ли, что пиво находится все еще в «пивовар­не»: попросту говоря, в стокгольмском на­родном доме нашей литературой был завален целый подвал»’.
В основном транспортировка литературы в Псков шла через западную границу. Агенты «Искры» перевозили литературу в больших количествах. Редакция газеты направила в приграничные районы нескольких наиболее опытных работников, и в их числе В. И. Тре-лину2, с которой П. Н. Лепешинский под­держивал постоянную связь. Кроме того, он был связан с социал-демократами Риги и Вильно, откуда в Псков также присылалась литература. Самыми различными путями искровская литература поступала к пскови­чам, а отсюда они направляли ее в промыш­ленные центры страны, на фабрики и заводы. Газета будила трудящиеся массы, заставляла задумываться над своим положением. Рабо­чие с нетерпением   ожидали   каждый   номер
1  Ленинский сборник IV, стр. 85.
2  В. И. Трелина   (1883—1944) — социал-демо­кратка. В 1902 году входила в состав петербургской искровской группы.  Принимала  участие  в транспор­тировке   искровской   литераторы.    После    II   съезда РСДРП — большевичка.  В  годы  реакции отошла от политической деятельности,
газеты. В многочисленных корреспонденция* они выражали солидарность с направлением «Искры». В этом отношении характерно вы­сказывание одного ив петербургских рабочих. «Я многим товарищам показывал «Искру»,— писал он, — и весь номерок истрепался… Тут про наше дело, про все русское дело, которое копейками не оценить и часами не опреде­лить; когда его читаешь, тогда понятно, по­чему жандармы и полиция боятся нас, рабо­чих и тех интеллигентов, за которыми мы идем… Конечно, я простой рабочий и совсем уж не такой развитый, но я очень чувствую, где правда, знаю, что нужно рабочим. Рабо­чий народ теперь легко может загореться, уже все тлеет внизу, нужна только искра, и будет пожар»*.
Сложный и трудный путь приходилось преодолевать «Искре», но в конечном итоге она попадала по назначению и служила мо< гучим средством революционного воспита­ния рабочего класса и всех трудящихся,-Вооруженный искровскими идеями, про­летариат поднимался на борьбу за свои права.
Таким образом, деятельность псковской группы в течение двух с лишним лет была направлена на распространение социал-демо­кратической литературы и непосредственно ленинской «Искры» среди рабочих и кресть­янских масс. Псковские искровцы внесли свой    вклад    в    дело    создания     РСДРП.
В. И. Ленин и Н. К. Крупская своими мно­гочисленными указаниями, советами и поже­ланиями изо дня в день направляли их работу, нацеливали их внимание на решение наиболее важных и злободневных вопросов партийной жизни. Все это, вместе взятое, по­зволило псковской группе быть действитель­но одним из крепких и надежных опорных пунктов «Искры».
СМЕЛЫЙ ВЫЗОВ САМОДЕРЖАВИЮ
На протяжении трех с лишним лет члены псковской группы содействия «Искре» зани­мались подпольной работой непосредственно по заданию редакции газеты. Онн обеспечи­вали «Искру» различного рода корреспонден-циями и материалами, завязывали и устанав­ливали новые связи, доставали паспорта и деньги, занимались перевозкой подпольной литературы и решали многие другие вопросы. Что касается революционной работы в пре­делах самой Псковской губернии, среди мест­ного населения, то она занимала второсте­пенное место.
Силы искровцев тогда были еще невелики, и отвлекать их на сторону, в ущерб главно­му делу, было просто нецелесообразным. Од­нако для полноты представления о характере и объеме революционной борьбы псковских социал-демократов будет уместным расска­зать об одном из эпизодов, происшедшем в Пскове в августе 1903 года.
Историй» 6 кбторой идет ?ёчЪ, ШзаНа С приездом на смотр военных маневров импе* ратора царской России Николая II.
Известие о приезде царя держалось в строгой тайне. Местные власти торопились привести город в полный порядок, навести внешний лоск. Одновременно предпринима­лись меры безопасности на случай возмож­ных выступлений со стороны местных рево­люционеров. Достаточного опыта в подобных делах у псковской полиции не было. Им впер­вые приходилось встречать августейшую осо­бу. Поэтому местные власти задолго до при­езда в город Николая II обратились в ми­нистерство внутренних дел с просьбой о под­креплении. В секретной записке псковский вице-губернатор барон Медем писал:
«Ввиду крайней малочисленности состава чинов псковских городской и уездной поли-ции, имею честь покорнейше просить депар­тамент не отказать в благосклонном коман­дировании ко времени предстоящих в августе месяце сего года высочайших посещений гор. Пскова, пригорода Печер и села Изборска, на помощь чинам местных полиций, двух офицеров, 10 околоточных надзирателей и 100 человек городовых, как равно 20 нижних чинов речной полиции.
Независимо от сего, покорнейше прошу командировать на время пребывания Его им­ператорского величества в пределах Псков­ской губернии, в распоряжение местного губернатора, нескольких агентов охран­ного отделения   для   усиления   надзора   за
Приезжающими и отъезжающими Лигами, приурочив прибытие в гор. Псков чинов по­лиции к 1 августа и агентов охранного от­деления к 20 июля сего года» ‘.
Просьба местных властей, разумеется, бы­ла удовлетворена. В конце июля 1903 года департамент полиции сообщил псковскому губернатору, что для охраны императора и наблюдения за неблагонадежными лицами в Псков командировано «пятнадцать наблюда­тельных агентов» — пять из Москвы и десять из Петербурга. Вслед за втим сюда же наме­чалось направить «потребное число стражни­ков охранной агентуры».
Пока прибывшие в Псков секретные аген­ты полиции «знакомились» с обстановкой, в городе срочно строили мосты, арки, деко­рации. В районе Покровской башни через Великую был сооружен плавучий мост.
Параллельно с наведением внешнего по­рядка шла «разъяснительная работа» с мест­ными жителями. Прежде всего обращалось особое внимание на внешнюю благопристой­ность обывателей. От них ожидали верно­подданнического поведения, и по сему случаю со многих брали соответствующие расписки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Проблемы познания
  • Проблемы нравственности
  • Некоторые аспекты философии
  • Ульянов, но не Ленин.
  • Интересное