Поиск по сайту

Ленин в Пскове

стоящее время может быть предъявлено толь­ко обвинение в самовольном приезде в сто­лицу, поэтому «полагал бы ограничиться про­изведенными опросами и отправить Ульяно­ва в Подольск с провожатым надзирателем»1. Однако освободить его департамент поли­ции не спешил. На донесение Пирамндова один из высокопоставленных чиновников на­ложил резолюцию: «Выждать последующих донесений». У охранки оставалась еще наде­жда на получение компрометирующих мате­риалов после проверки багажа, отправленно­го Лениным из Пскова.
Сотрудники полиции осмотрели багаж са­мым тщательным образом, однако ничего преступного не обнаружили. На основании данных о результатах проверки 23 мая 1900 года в департамент полиции была на­правлена телеграмма следующего содержа­ния: «Груз оказался библиотекой и тенден­циозными рукописями, вскрыт IB порядке Устава Российских железных дорог, как от­правленный незапломбированным; по рас­смотрении жандармской полицией и экспер­тизы отделения будет отправлен по назна­чению» 2.
люцнонному движению. Лопатин умер в Пскове в октябре 1905 года. Местные социал-демократы нс-пользовали его похороны 18 октября для большой антиправительственной демонстрации. В выпущенной листовке они характеризовали его как социал-демо­крата.
Что же касается почтовой квитанции, ко­торая фигурирует в протоколе допроса, то на ней химическим составом были сделаны кон­спиративные записи. Из-за нее-то больше всего и переживал В. И. Ленин. Позднее А. И. Ульянова писала об этом:
«Владимир Ильич беспокоился главным об­разом за химическое письмо Плеханову, на­писанное на почтовом листке с каким-то сче­том. В этом письме сообщалось о плане об­щерусской газеты, и оно выдало бы его с го­ловой. …Он не знал, проявлено ли письмо. Всего больше беспокоило его, что химические чернила иногда со временем выступают са­мостоятельно. Но оказалось с этой стороны благополучно: на лисгок не обратили внима­ния, и он был в атом же виде возвращен брату»’.
Не находя сколько-нибудь серьезных осно­ваний для привлечения В. И. Ленина к от­ветственности, начальник петербургской охранки был вынужден поставить вопрос об освобождении арестованного. 31 мая в сопро­вождении конвоиров В. И. Ленин был от­правлен из Петербурга в город Подольск Московской области.
Непредвиденный арест Ленина в Петер­бурге поставил в затруднительное положение членов литературной группы, и в частности Потресова. Последний в это время находил­ся за границей и ожидал приезда Владими-
1 «Воспоминания   о  Владимире  Ильиче  Ленине», т. 1, стр. 67—68,        —                 Г                                !
pa Ильича. Он не решался без Ленина пред­принимать какие-либо серьезные меры по ор­ганизации «Искры».
О случившемся В. И. Ленин немедленно известил его. Об этом можно судить по пись­му Потресова к Плеханову от 14 июня 1900 года. В нем сообщалось: «Я сейчас по­лучил письмо от В. И-ча ]. С ним произошел небольшой эпизод, окончившийся довольно благополучно-—он был взят в Петербурге на улице и просидел, кажется, несколько дней (за самовольный приезд в столицу). Приедет он сюда недели через 3—4»2.
Продержав В. И. Ленина несколько дней под арестом, царская полиция была вынуж­дена его освободить. После этого Владимир Ильич еще полтора месяца прожил в Рос­сии. Он побывал в Уфе, Самаре, Сызрани, Подольске, Смоленске, где продолжал уста­навливать связи и договариваться с местны­ми социал-демократами о поддержке ими «Искры». Завершив всю необходимую рабо­ту, 16 июля 1900 года В. И. Ленин выехал за границу.
Как известно, вслед за В. И. Лениным за границу был отправлен и его багаж, основ­ную часть которого составляла библио­тека.
Однако по непонятным причинам прибы­тие багажа задерживалось. Наконец он при-
был. Но каково же было удивление и воЗ* мущение Владимира Ильича, когда оказа­лось, что вместо своего багажа ои получил чей-то чужой. В письме к М. И. Ульяновой В. И. Ленин сообщал: «Я получил на днях книги — и ужаснулся, когда открыл большой ящик. В нем медицинские книги некоей Аииы Федуловой (из Барнаула в Сибири), учив­шейся с 1893 по 1899 в Лозанне и Женеве. Что за нелепость и что за безобразие! Я по­нятия не имею об этой особе и в первый раз слышу ее имя. Как могли попасть сюда эти книги? Как могли они быть направлены в Москву по чужому адресу? Почему никто не справился о них в течение нескольких ме­сяцев, когда они были в Москве?
Постарайся, если можешь, разузнать, в чем дело. Я заплатил за все книги около 40 (со­рока!) рублей, значит, за чужие книги, пе­реплатил, наверное, около тридцати рублей по вине каких-то безалабернейших особ.
Напишу в Сибирь и в Швейцарию, чтобы постарались разыскать сию особу. Книги пока отправил в амбар» ‘.
Каким образом ленинские книги были от­правлены другому адресату, остается неиз­вестным. Однако все это серьезно обеспокои­ло Владимира Ильича. По его просьбе к по­иску затерявшихся книг подключилась Ма­рия Ильинична Ульянова. Она же вела пе­реговоры с Федуловой. Вскоре недоразуме­ние удалось уладить.
М. И. Ульянова сообщила Владимиру Ильичу адрес владелицы книг для отправки последней ее багажа. В. И. Ленин писал се­стре:  «Получил твое письмо, Маняша, с по-
вторенйем адреса для книг. Завтра же от­дам починить ящик — он пострадал от боль­ших прогулок, и я не решаюсь отправить так, — а затем отправлю через какую-нибудь транспортную контору. Квитанцию пошлю заказным письмом прямо Федуловой, а тебе напишу, что послано уже» ‘.
К сожалению, письмо, посланное В. И. Ле­ниным Федуловой, не сохранилось. Неизве­стен и ответ на него. В письме к матери В. И. Ленин сообщал: «Маняше за присылку карты в па~пке (получил на днях) большое merci. Ее подруга2 известила меня о получе­нии накладной на книги»3. Есть основания полагать, что под «подругой» В. И. Ленин подразумевал владелицу книг А. И. Феду-лову, так как книги были посланы имен­но ей.
Что касается ленинского багажа-библиоте­ки, то через некоторое время он также был возвращен его владельцу.
Незаконное задержание багажа и его до­ставку в срок опротестовали родные В. И. Ленина. Все хлопоты взял на себя Дмитрий Ильич Ульянов. Он писал матери: «Как Володин адрес, мне нужно послать ему деньги, которые я взыскал-таки наконец с железной дороги за просрочку груза, все-таки 6 рублей, да потом и принципиально нечего
1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 55. стр. 196.
* О ком идет речь, не установлено. (Примечание редакции Полного собрания сочинений В. И. Ле­нина).
3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 55, стр. 199.
им потакать. Тянули долго, почти пять ме­сяцев, пришлось несколько раз напоминать им. А Маня говорила — не возвратят; те­перь можно хоть починить, что они там по­ломали!» ]
Получив известие о результатах заверше­ния всей этой истории, В. И. Леиии одобри­тельно отозвался о хлопотах Дмитрия Ильи­ча. В декабре 1900 года из Мюнхена он пи­сал М. И. Ульяновой: «Митя отлично сделал, что взыскал-таки с железной до­роги деньги. Конечно, оставлять не следо­вало» 2.
В переписке семьи Ульяновых в качестве «виновника» везде фигурирует железная до­рога. Однако на самом деле вся история с багажом была затеяна царской охранкой. В. И. Ленин хорошо знал, кто задержал ба­гаж с книгами, но в письмах называть истин­ного виновника было небезопасно. Это лишь затруднило бы исход дела, так как все ле­нинские письма перлюстрировались сотруд­никами полиции.
История с ленинским багажом-библиоте­кой, а также обширная секретная переписка сотрудников полиции по этому поводу свиде­тельствуют о том, насколько велико было у них желание добыть компрометирующие Вла­димира Ильича материалы. Царская охранка хорошо понимала, какую роль в революцион-
1  «Переписка семьи Ульяновых.  1883—1917». М., 1969, стр. 113.
2  В. И. Ленри. Поли. собр. соч., т. 55, стр. 196.
ном движении играет Ленин. Небезызвест­ный жандармский полковник Зубатов сооб­щал в департамент полиции о том, что «крупнее Ульянова сейчас в революции ни­кого нет»’, и предлагал поскорее распра­виться с революционером. К счастью, это­му не суждено было сбыться. В. И. Ленин успел выехать за границу и находился уже вне сферы досягаемости царской поли­ции.
«Красный  архив»,  1934,  №   1, стр.   138.
переговоры продолжаются
Находясь за границей, Потресов по Пору­чению В. И. Ленина вел переговоры с Пле­хановым о месте предстоящей встречи чле­нов литературной группы с членами группы «Освобождение труда». В своем письме от 10 июля 1900 года он писал Плеханову: «Подумайте также, дорогой Георгий Вален­тинович, а подумать об этом надо заблаго­временно, где бы устроить общее rendez­vous ‘. Под самой Женевой это едва ли удоб­но. Недурно было бы теперь же сговориться на сей счет» 2.
В августе 1900 года в Швейцарии, в ме­стечке Корсье, недалеко от Женевы, состоя­лось совещание В. И. Ленина и А. Н. По* тресова с Г. В. Плехановым, В. И. Засулич и П. Б. Аксельродом. Главным вопросом по­вестки    дня    было   обсуждение   программы
1  Свидание.
2  Архив Дома Плеханова. В. 348,  10.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Проблемы познания
  • Проблемы нравственности
  • Некоторые аспекты философии
  • Ульянов, но не Ленин.
  • Интересное