Поиск по сайту

Ленин в Пскове

письме из Пскова, датированном 10 мая 1900 года, В. И. Ленин просит мать съездить в Петербург н похлопотать о разрешении вы-* ехать ему в Уфу. Так как прием в департа­менте полиции бывал по четвергам, Влади­мир Ильич рассчитывал, что, в лучшем слу­чае, матери это удастся сделать 18 или 25 мая.
Мария Александровна добилась разреше­ния на выезд сына в Уфу несколько раньше, по всей вероятности, еще до получения его письма из Пскова от 10 мая. Это подтвер­ждается записью в регистрационном листке департамента полиции, заполненном на посе­тительницу М. А. Ульянову, которая хода­тайствовала «о разрешении сыну ее Влади­миру Ульянову врем, отъезда в г. Уфу». Одним из сотрудников на листке сделана та­кая запись: «Разрешить на полтора месяца, 11/V»’. Вслед за этим из столицы было направлено секретное предписание псковско­му губернатору от 13 мая 1900 года за № 4622, в котором говорилось, что Влади­миру Ильичу Ульянову «разрешено приехать в Уфу на полтора месяца» 2.
Что касается прошения М. А. Ульяновой о приезде Владимира Ильича в Москву, то с рассмотрением этой просьбы в Петербурге не спешили. Дело умышленно тянулось боль­ше     месяца.     Исполняющий     обязанности
московского обер-полицмейстера полковник Трепов в своем донесении в Петербург от 3 апреля 1900 года сообщал, что просьбу В. И. Ульянова «приехать для свидания на одну неделю в г. Москву, желательно было бы удовлетворить после 20 апреля сего го­да» ‘.
Полицейские власти отнюдь не хотели, чтобы приезд в Москву В. И. Ленина совпал по времени с возможными первомайскими демонстрациями и забастовками (так как 18 и 19 апреля по старому стилю приходи­лось на 1 и 2 мая по новому стилю). По­этому директор департамента полиции выну­жден был согласиться с приведенными сооб­ражениями Трепова, и лишь 29 апреля 1900 года отдал распоряжение о разрешении В. И. Ульянову приехать в Москву.
В первых числах мая Владимиру Ильичу совершенно неожиданно и без особых пре­пятствий удалось добиться разрешения и на поездку за границу.
5 мая 1900 года он писал матери: «Вчера получил свидетельство от местного полицей­мейстера о неимении с его стороны препят­ствий к отъезду моему за границу, сегодня внес пошлину (десять рублей) и через два часа получу заграничный паспорт. Значит, двинусь летом в теплые края…» 2
В тот же день В. И. Ленину был выдан заграничный     паспорт.     6     мая     начальник
псковского губерн­ского жандармского управления секретно доносил в департа­мент полиции о том, что на основании циркуляра департа­мента полиции от 11 декабря 1895 го­да за № 10342 псков­ским губернатором 5 мая за № 34 вы­дан заграничный пас­порт состоящему под негласным надзором полиции дворянину Владимиру Ильичу Ульянову для поезд­ки в Германию сро­ком на 6 месяцев.
Пока Владимир Ильич хлопотал о загра­ничном паспорте, над его головой собирались грозные тучи. Департамент полиции получил через одного из своих агентов-провокаторов сообщение о том, что бывший в то время се­кретарь «Союза русских социал-демократов» за границей Ц. Копельзон собирается при­ехать в Псков.
Заведующий особым отделом департамен­та полиции совершенно доверительно сооб­щал начальнику московской охранки полков­нику Зубатову, что, «по имеющимся указа­ниям, Копельзон добивался свидания с Юли­ем   Цедербаумом   и   проживающим в Пскове
Владимиром Ульяновым с целью убедить их ехать немедленно за границу, дабы встать во главе формирующейся новой редакции „Ра­бочего Дела"»’.
В связи с этим были мобилизованы силы полиции. 13 мая 1900 года петербургское охранное отделение докладывало в департа­мент полиции: «Старшему филеру в г. Пскове Горбатенкову преподана инструкция усилить наблюдение за проживающим там Ульяно­вым, к которому 13-го сего мая должен при» быть Копельзон» 2.
Копельзон сумел обмануть шпиков и скрыться от них в Петербурге. Охранное же отделение направило в Псков подкрепление: два специальных филера выехали туда в ночь с 12 на 13 мая 1900 года для наблюдения за Лениным и Копёльзоном. Последний в Псков не приехал, но зато туда прибыл для пере­говоров с В. И. Лениным Ю. О. Цедербаум (Мартов). Шпики, следившие за Владими­ром Ильичей, устроили ележку и за Марто­вым.
19 мая петербургская охранка получила из Пскова телеграмму. В ией говорилось: «Мо­сковский товар здесь, но артельщиков нет. Будем ждать приказания». Она означала, что в Псков из Полтавы прибыл Мартов, не сопровождаемый филерами. В тот же день в Пскове был получен ответ: «Псков. Вокзал. До востребования. Горбатенкову. Московский
1  ЦГАОР, ф. MOO, on. 11, ед. хр. 674, л. 17об.
2  «Красная летопись»,  1924. № 1(10), стр.  19.
товар берегите. Ожидайте прихода нашего товара и сейчас же доставьте его ко мие че­рез хозяина»’. Это означало, что за Марто­вым устанавливается тщательное наблюде­ние до момента предполагаемой встречи его с Копельзоном, после чего предписывалось арестовать их и через псковскую полицию доставить в Петербург.
Буквально на следующий день петербург­ское охранное отделение сообщало в депар­тамент полиции, что Юлий Цедербаум, при­быв в Псков, посетил Владимира Ульянова и они вместе отправились на Заречную сто­рону к известному филерам знакомому Улья­нова под кличкой Лесной2.
Ничего не подозревавший В. И. Ленин продолжал готовиться к отъезду из Пскова. Перед тем как отправиться за границу, он решил побывать в некоторых городах Рос­сии. Из его письма к М. А. Ульяновой от 10 мая 1900 года видно, что Владимир Ильич не собирался заезжать в Петербург3, а предполагал ехать сначала в Подольск, а затем в Уфу.
Однако перед самым отъездом из Пскова за границу у Ленина изменились планы, и он решил побывать нелегально в Петербурге.
1  ЦГАОР, ф. ДП-ОО, оп. 1898 г.. ед. хр. 5, ч. 45, т. 3, л. 66.
2  «Красная  летопись»,   1924,  №   1(10),  стр.  20. Под кличкой Лесной подразумевался местный соци­ал-демократ Н. Ф. Лопатнн.
3  См.:  В.  И. Ленин.   Полн.   собр.   соч.,  т.  55, стр. 187.
Возможно, что это было сделано в связи с необходимостью встретиться с петербургски­ми социал-демократами и договориться с ни­ми относительно ряда вопросов, связанных с выходом «Искры».
Шпики, не выпускавшие из виду В. И. Ле­нина ни на одну минуту, фиксировали каж­дый его шаг.
Чиновник особых поручений докладывал начальству о результатах негласного наблю­дения за В. И. Лениным в Пскове. В представленных материалах отмечалось, что после посещения одного из знакомых Ульянов возвратился домой. Затем он вы­вез из своей квартиры и сдал на станцию багаж весом свыше 13 пудов’. 19 мая ве­чером с поездом № 18, который отходил из Пскова в 23 часа 20 минут, В. И. Ленин и Ю. О. Мартов выехали в Петербург. Об этом немедленно было сообщено в сто­лицу. В целях конспирации, не доезжая до Петербурга, они сошли на одной из станций и пересели на другой поезд, также следовав­ший в столицу.
Обо всем этом был поставлен в известность директор департамента полиции. Получив сведения, что вечером 19 мая В. И. Ленин выехал поездом в Петербург и уже находит­ся в столице, директор департамента поли­ции принимает срочные меры. 20 мая по его личному указанию начальнику московской охранки Зубатову предписывалось немедлен-
1 ЦГАОР, ф. MOO, on. 11, ед. хр. 674, л. 12.
но «сделать распоряжение о негласном осмо­тре посланного Ульяновым багажа в Москве или в Подольске, как то по обстоятельствам дела будет для Вас удобнее. Если же неглас­но досмотреть не представится возможным, то произведите гласный осмотр, так как Уль­янов сегодня будет арестован в Петербур­ге» ‘. Что касается багажа, то поступить с ним предписывалось сообразно с результа­тами осмотра.
Ведя наблюдение за В. И. Лениным в Пе­тербурге, филеры отмечали, что он остано­вился в доме Геймана, по Большому Казачь­ему переулку, в квартире № 6. Здесь прожи­вал электротехник при комитете народной переписи Н. Л. Малченко. В течение дня Ленин побывал в редакции «Северного курь­ера» и посетил фельдшерицу В. Ф. Кожевни­кову.
Как видно из вышеприведенного докумен­та, полиция намечала произвести арест В. И. Ленина 20 мая. Но, по-видимому в це­лях дополнительного сбора материалов о его «преступной деятельности» и установления новых компрометирующих связей, арестован он был не 20-го, а 21 мая, сразу же по вы­ходе из квартиры Малченко2.
Об аресте в Петербурге сам В. И. Ленин не   оставил    никаких   сведений.    Некоторые
1  ЦГАОР, ф. ДП-ОО, оп. 1898 г., ед. хр. 5, ч. 45, т. 3, лл. 79—79об.
2  См.:   В.  И.   Ленин.   Полн.   собр.  соч.,  т.   4, стр. 552.
подробности  мы находим   в   воспоминаниях
A.  И. Ульяновой: «Брат рассказывал нам,— писала она, — как все вышло.  Они поехали вдвоем  (В. И. Ленин   и-Ю. О. Мартов.—
B.   Н.)  с  корзиной  литературы  в  Питер  и доехали бы, может быть, благополучно, если бы  не переконспирировали.  А  именно,  они решили, для того чтобы замести следы, пе­ресесть на пути на другую железнодорожную линию,  но упустили  из  виду,  что  пересели на дорогу, идущую через Царское Село, где жил  царь,   и  слежка   была  поэтому  много строже»’.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Проблемы познания
  • Проблемы нравственности
  • Некоторые аспекты философии
  • Ульянов, но не Ленин.
  • Интересное