Поиск по сайту

Культура сельского населения псковского пограничья

(ПЕЧОРСКИЙ, ПЫТАЛОВСКИЙ, ПАЛКИНСКИЙ РАЙОНЫ)
1. Печорский, Пыталовский и западная часть Палкинского районов Псковской области являются одними из наиболее интересных в плане изучения изменений в традиционной культуре. Оригинальность ситуации в этом пограничном крае определяется двумя факторами. Во-первых, регион носит пограничный характер не только в политическом, но и в культурном отношениях. Здесь издавна существовали межэтнические контакты между русскими и сету, с одной стороны, и эстонцами и латгалами — с другой. Во-вторых, указанные территории в 1920-1940 гг. входили в состав независимых Эстонии и Латвии, были присоединены к Советской России только в 1940 г., а переданы в состав РСФСР лишь при образовании Псковской области в 1944 г.1
В результате вышеуказанных причин сложился целый ряд особенностей населения изучаемого края. Уже к 1920-му году население региона было многонациональным, наряду с автохтонным русским и сетуским населением, здесь, в силу небольшой плотности населения, в XIX в. стали появляться переселенцы из Эстонии и Латвии, а с началом столыпинской реформы и из внутренних областей Псковской губернии.
После того как в результате подписания мирных договоров (с Эстонией 2 февраля, с Латвией 11 августа 1920 г.) к этим республикам отошли исследуемые псковские территории, состав населения стал ещё более многонациональным. В первую очередь это происходило за счёт приезжих эстонцев, латышей и поляков2.
Вторая особенность Псковского пограничья заключается в доминировании хуторской системы расселения. В ходе аграрной реформы начала 1920-х гг. (а в Латвии и повторной реформы середины 1930-х гг.) деревенская система была практически разрушена. За образец была принята хуторская модель, характерная для западных областей Латвии и Эстонии. В этой модели предусмотрен только формальный центр поселения, остальная часть его — разбросанные частновладельческие участки отдельных усадеб.
В целом правительства прибалтийских республик не ограничивались только хозяйственной перестройкой в присоединённых районах. Эстонцы активно ассимилировали сету, в первую очередь через школу и языковую политику. Латыши пошли ещё дальше, объявив русских восточных уездов русскоязычными латышами3.
Уникальной особенностью Псковского пограничья было существование здесь Успенского Печорского монастыря. Влияние, которое он оказывал на местное население, захватывало все стороны жизни. Особенно велико его влияние на севере, в Печорском районе, где проживают русские и сету, которые находятся под принципиальным влиянием монастыря. Но в 1920-1940 гг. Печорский монастырь был не только религиозным центром, что само по себе немаловажно, но и средоточением русской традиции и культуры, в том числе и для русского населения Латвии4.
• Статья написана при финансовой поддержке конкурса грантов молодых кандидатов наук Министерства образования РФ.
Характерно, что все эти явления вместе взятые привели к тому, что до 1990-х гг. аборигены Псковского, Пыталовского и западных сельсоветов Палкин-ского района чётко отделяли себя не только от латышей и эстонцев, но и от русских остальной Псковщины, да и всего СССР. В частных беседах они практически всегда заявляли, что они русские, а все остальные советские5.
К особенностям псковского пограничья следует отнести и позднюю коллективизацию 1946-1949 гг. Здесь она совпала со вторым этапом аграрной революции, вылившимся в укрупнение колхозов 1949-1951 гг.
На большинство регионов, попавших в сходную ситуацию (Молдавия, западные Украина и Белоруссия и особенно республики Прибалтики), распространялись принципы особой социальной и экономической политики (широкое кредитование, социально-культурное строительство и т.д.), позволявшие снизить социально-политическую напряжённость. Но данная политика не распространялась на воссоединённые приграничные районы Псковщины6.
Наконец, нельзя не сказать о том, что для исследователя-этнографа немаловажно, что еще в начале 1990-х гг. были живы и находились в экономически активном возрасте информаторы, заставшие и доколхозный и колхозный периоды.
2. Первым узловым моментом развития традиционной культуры Псковского пограничья стала реакция на коллективизацию сельского хозяйства, охватившую этот регион в 1946-1949 гг.
Согласно Акту согласительной комиссии от 16.11.1944 на отошедших к Псковской области от Эстонской и Латвийской ССР территориях были созданы районы: Печорский (336 деревень, 7848 хозяйств), Качановский7 (215 деревень, 3.815 хозяйств) и Абренский (очень скоро ставший Пыталовским: 391 деревня, 5.825 хозяйств)8.
Из приведённых данных видно, что средняя дворность поселений в этом регионе была невелика (в Печорском — 23,4 двора на деревню, в Качановском — 17,7, в Пыталовском — 14,7). Сплошная коллективизация по деревням в таких условиях могла превратиться в большинстве случаев в объединение незначительного числа дворов и так в хозяйственном плане тесно между собой связанных. Например, в Линовском сельсовете в деревне Колышкино было 4 двора, в Чернокунах — 8, а в Козлах — 6, причем в 5 из них жили родственники9.
Дело усложнялось тем, что в Печорском районе более половины крестьян были выведены на хутора, а в Качановском и Пыталовском районах на хуторах жили все. Даже те, кто формально жил на деревенской «старине», в реальности владели ею на хуторском праве. Хуторяне отказывались работать на центральной усадьбе, предпочитая обрабатывать землю около своего двора, то есть свой собственный хутор, причём своим собственным скотом, стоявшим в собственном дворе10.
Эта ситуация противоречила принципам колхозного строительства, в соответствии с которыми труд крестьян должен был быть обобществлён, а избыточные средства существования он должен был получать из общественных фондов. Крестьяне предпочитали по старинке жить своим умом и трудом, даже если это шло в разрез с государственной доктриной.
Руководство Псковской области стало предпринимать меры по сселению хуторских хозяйств на центральную усадьбу. Однако административное сселение дало незначительный результат, и сегодня в Пыталовском и бывшем Качановском районах преобладают хутора.
Можно выделить две причины неудачи. Во-первых, сама коллективизация шла очень медленными темпами. На 6 апреля 1950 г. в Печорском районе было коллективизировано 2159 крестьянских хозяйств или 25,4 %, в Качановском районе — 2331 или 57,6%, в Пыталовском — 2712, что составляет 39,2%и.
Во-вторых, в 1949 г. в Псковской области началась кампания по укрупнению колхозов12, с весны 1950 г. эта кампания приобрела общесоюзный масштаб13. В этих условиях сселение с хуторов отошло на второй план. Пожалуй, необходимость увеличивать населённость относилась только к деревням, ставшим центральными усадьбами укрупнённых колхозов.
Само по себе укрупнение колхозов привело к значительному изменению системы расселения. Эта кампания, в отличие от предыдущих, была проведена без учёта системы традиционных связей и инфраструктуры населения, определявшейся местными ландшафтными условиями.
В том же направлении концентрации хозяйственно-активного населения была проведена административная реформа (укрупнение сельсоветов 1954 г.)14, совпавшая по времени с паспортизацией, обеспечившей мобильность сельского населения.
С этого момента можно говорить, что все процессы, происходившие в Псковском пограничье, мало чем отличались от аналогичных процессов, протекавших во всей Псковской области. Особенность региона заключалась, пожалуй, только в близости прибалтийских республик, где целевое финансирование создало лучшую, чем в Псковской области, социально-бытовую ситуацию. Родовые связи, близость, знание эстонского и латышского языков облегчало как единоразовые поездки, так и переселение на временное и постоянное жительство в Прибалтику.
В дальнейшем, после десятилетней паузы, процесс укрупнения колхозов продолжился. Сначала в 1960 г. были созданы колхозы, границы которых часто совпадали с границами сельсоветов. Правда, в 1965 г. многие из них в силу неуправляемости были разделены на 2 или 3. В то же время часть укрупнённых колхозов были преобразованы в совхозы. С этого периода главнейшими стали два параллельных процесса — благоустройство нечернозёмного села по городским стандартам и массовый отток населения.
Введение безнарядных звеньев и хозяйственного подряда, казалось, на какое-то время оживили традиционную хозяйственно-бытовую систему на селе15. Но недолговечность самой экономической системы и её бесперспективность в силу массового оттока молодёжи из сельских районов предопределили безрезультатность этого начинания.
Современную ситуацию, которая стала складываться в период деколхозизации и десовхозизации, в данном сообщении мы не рассматриваем, поскольку процесс ещё не завершился.

Страницы: 1 2 3

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Создание колхозов на Псковщине в 1930 – 1950 годах
  • Городские поселения: возникновение, функции, внешний облик
  • Землю родную трудом прославлять
  • Демографические процессы: численность, миграция, половозрастная структура
  • Интересное