Поиск по сайту

Красный Городец

Против того валу за Синею рекою пасад. На пасаде две церкви деревянныя: Архангела Михаила, да Николая Чудо­творца, Приказная изба деревянная, возле приказной избы Великого Государя две житницы с перерубами, пусты, кровли огнили. Через пасад прошли речки — Серебрянка, да Сереб­ряник ручей Гавнюшка впали в Синюю речку. Над ручьем Гав-нюшкой двор воеводский ветчан. На реке Серебрянки кру­жечный двор, да Дворцовая судебная изба. …Всего на Крас­ном подъячих и солдат, и мещан, жилецких людей и их семей, и братьи, и племянников 237 человек.
Да в козне Великого государя 175-го году пороху 2 пуда без четверти, восьми пуда фитилю, 12 гривенок в пулках свинцу, 40 мушкетов и пищалей порченых, и стрелять из них невозможно, лукно барабанное обделано, железо ножные, са­жень железная печатная, хлебных мер: осмина, четверик. Две осмины присланы изо Пскова.
А для чего у Красногородских служилых солдат и жилец­ких людей ружья, и каких чинов и хто имены служилые и жи-лецкие люди померли или в иные какие чины выбыли, того в той вышепомянутой сметной книге не написано».
Скрепа: Диак Любим Судейкин. Книга Московского сто­ла № 70, лл. 435 — 441 (Сб. МАМЮ, СПб., т. 4, с. 423 — 424).
Гражданское население состояло из ремесленников, мел­ких торговцев, домовладельцев. Вообще мещане в городах земли не имели, но красногородские занимались и земледе­лием. Платили подати, вели свое хозяйство. Некоторые зани­мались мелкой торговлей.
С момента основания и весь XVII век Красный по адми­нистративному делению был как крепость-пригород — в пе­риод Псковского княжества и как город-крепость и уезд — после присоединения Пскова к Московскому государству (1510 г.). Управлялся наместниками и воеводами. Наместники избирались в Пскове на вече.
Воеводская форма правления утвердилась в России в кон­це XVI века. Воевода назначался разрядным приказом и утвер­ждался царем и Боярской Думой. Подчинялся он тому прика­зу, в ведении которого находился город. Известно, что в 1674 году воеводой в Красном был Давид Шишкин, затем Иван Тимофеевич Неело. В 1694 году воеводой был Степан Патри­кеев, далее Шамшев. В 1709 году воеводой был Михаил Ива­нович Шувалов. Сохранились ряд других фамилий известных жителей того времени. Это — Станкеевы, Ребровы, Перховы, Вишняковы, Двинятины, Кузнецовы, Желудевы, Севостья-новы, Крикуновы, Ниловы, Мугулевы, Жерноклеевы, Хози-ны, Лапковы, Татьянины, Кононовы. Многие из этих фами­лий встречаются и сейчас. Это говорит о том, что их родо­словная тянется с тех далеких времен.
Очень мало сведений о жизни предков-красногороддев. Сохранился наказ царевичей Ивана и Петра и правительницы царевны Софьи Алексеевны, данный Богдану Петровичу Сновидову от 5.08.1686 года при назначении его на должность красногородского воеводы. Вот краткие выписки из него: «Строжайше следить, чтобы в уезд и город не проникали не­известные люди. Беречь накрепко, чтобы на Красном, на пасаде, слободах и уезде разбою и татьбы (воровства) и смерт­ного убийства и корчмы, и блядни ни у кого не было. За воров­ство, лазутчество и измену пытать и держать в тюрьме до государеву указу. Чтобы солдаты всяких, чинов и жилецкие люди в домах мужиков-ведунов и баб-ведуний (колдунов и колдуний) и беглых людей не принимали, вином и табаком не торговали, по дорогам людей не побивали и не грабили, и та­тям и разбойникам приезду и останову у них не было. А если воевода начнет корыстоваться казною, хлебом или солью, брать посулы (взятки) или заставлять на себя пашню пахать или другую работу делать, то быть ему в опале и наказаны: без пощады». Надлежало принять городовые и острожные клю­чи, артиллерию, запасы пороха и свинца, приходные и рас­ходные книги: псу деньгам, хлебу, древесине и соли. Казну надлежало пересчитать, хлеб и соль перемерить, «служилых и всяких жилицких людей по спискам пересмотреть, всех на лицо». О недостачах требовалось донести нарочным (гонцом)
в Москву, отпустив прежнего воеводу после росписи обоих в тетрадях, хранящихся в Съезжей избе. О всех дальнейших де­лах новому начальнику было велено: «Ведать ко Пскову» боя­рину и воеводе князю Михайлову Ромодановскому и дьяку Мине 1Ърову».
Говоря современным языком воеводе предстояло забо­титься о соблюдении правопорядка, а именно: недопущение кражи, убийств и разврата. Особую бдительность нужно было проявлять к приезжим людям. «А кто приезжих… объявится, и тех велеть записывать в книги, распрашивая подлинно сущь и прозвище: кто имяны и какие люди, и откуда, и к кому, и для какого дела приехали или пришли, и знатцы (сведения) на них в Красном есть ли?»
Строгости к людям, не имевшим «прописи» или поруча-тельства объяснимы. Пограничному городу надо было обе­речь себя от «воровства» и «лазутчества». В обязанности свое­образного главы уездной администрации входило также обустройство новых поселений, сбор налогов, судопроизвод­ство («безволокитно»), борьба с колдунами, задержание бег­лых людей, служить честно и взяток не брать.
Вся власть в крепоста-городе принадлежала «оеводе^ ко­торый выдавал жалованье, распоряжения поместиями и зе­мельными участками, вершил суд и, как водится на Руси, зло­употреблял этой властью.
Представляет интерес сохранившиеся две челобитные (жа­лобы) от 12 стрельцов и от капитана иноземца Николая Суще-ва, которые дополняют картину тех времен и свидетельствуют о скудной жизни военного населения и произволе воевод.
В 1669 году 12 красногородских стрельцов подали царю Алексею Михайловичу челобитную следующего содержания: — «Царю, Государю, Великому Князю Алексею Михайловичу всея Великие, малые и белые России, самодержавцу бьют че­лом холопи твои красногородские солдаты Сенька, Федька, Брусь, Кузька, Трофимка Ермолаев, со товарищи, двенадцать человек. По твоему государеву Указу и по приказу твоего го­сударства окольничиго и воеводы князя Данилы Степановича Велико-Гачина и дьяка Мины Грабова дворянину Ивану Пи-менову Нилову выдал нашему брату красногородским солда-
там. Из твоего Великого Государя казны ржи по четверику (пуду), которые перед ним дворянином, а нас хо"лопов твоих в то число на Красном не было, ходили кормица по деревням, а послыша твои царскую милость и мы на Красное пришли и нам холопям твоим дворянин Иван Пименович Нилов про­тив нашего брата ржи не выдает. Милосердный государь и Ве­ликий князь Алексей Михайлович, всея Руси и Великие и ма-лыя и белыя России, самодержавец, пожалуй нас холопий твоих. Вели, Государь, смилуйся».
Если говорить коротко, то суть жалобы в том, что 12 сол­датам не выдали жалование — по пуду ржи. Челобитная оказа­лась обоснованной и солдаты получили удовлетворение своей просьбы. Тот же дворянин Иван Пименович Неелов с осто­рожностью разрешал владеть поместьями, которые были отве­дены людям вместо корма и денежного жалования. В резуль­тате родилась жалоба парю от иноземца капитана Николая Сущеева: «Царю государю и Великому князю Алексею Михай­ловичу всея Великие и Малыя и Белыя России самодержавцу бьет челом холоп твой иноземец капитан Микулка Сущеев. Живу я холоп твой на Красном, помираю голодною смертью с женой и с детишками. А что мне холопу твоему когда Богдан Тимашев (по-видимому прежний воевода) отвел поместье в Красногородском уезде, отписав пустую Мызу да пустая де­ревни. И на те деревни и Мызу дал мне отдельную выпись. И мне холопу твоему тою пустою Мызой и пустыми деревнями владеть не дают. И живу я на Красном и мне холопу твоему с женушкою и с детишками помереть голодом. И об этом по­местье на Красном дворянин Иван Пименович Неелов разыс­кивав меня холопа сказку. Брал и отписку с Красного и под от­пискою с тою сказку во Псков твоему Государеву окольничему и воеводе князю Данилу Степановичу Великого Ганину, да ди-аку к Мине Ивановичу Гробову послал. А указу мне холопу твоему о том поместье нет. Милосердный государь царь и Ве­ликий князь Алексей Михайлович…пожалуй меня. Вели, Го­сударь, с Красного сию мною челобитную подпискою послать во Псков к твоему государеву окольничьему и воеводе князю Даниле Степановичу Великого Ганину да диаку Мине Ивано­виче 1робову. И вели, Государь против отписок дворянина
Ивановича Неелова и против моей сказки о том поместье свой великого Государя милостивый указ учинить…»
Суть челобитной о том, что капитану, по-видимому, быв­шим наместником Красного Богданом Тимофеевым было да­но имение, а официального указа Псковского воеводы не последовало и Неелов запретил пользоваться имением.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное