Поиск по сайту

Красный Городец

В те далекие 20 — 30 гг. общение между людьми было очень открытым. Традиционно собирались на, так называе­мые «Ярмарки» — гулянья, которые поочередно проводились почти в каждой крупной деревне. Эти сходы никто не органи­зовывал, но самоорганизация была очень высокой. В деревне Мыза ярмарка была в Духов день (2-й день после Троицы). В д. Барашкино собирались в Спас. В д. Саурово ходили гулять каждое воскресенье и стар, и млад. Туда манила природа. В Красном большие гулянья-ярмарки проводились в Ильин день, в Воздвиженье. В Иванов день большая ярмарка прово­дилась в Покровском, в Ильинском гуляли в Вознесенье, в Поддубно в Петров день, Фрол праздновали в Курцеве, Бого­родицу в Горках, Николу в Синей Николе и т.д.
Схема построения гулянья-ярмарки была весьма прос­той: гуляли на открытом воздухе во второй половине дня. Молодежь собиралась в праздничной деревне. Группами пар­ни и девушки, кто нашел себе подругу или друга вдвоем, взявшись подручки, ходили вдоль деревни туда и обратно, 200-300-500 метров и до километра. Тут же были гармонисты. Они играли разные мелодии, в основном частушки. Около гармониста собиралась группа, пели частушки с приплясы­ванием. Пляшущий и поющий выдвигались впереди гармо­ниста. Таких групп было много. Часто одна группа представ­ляла какую-то одну деревню. Они пели общие и свои частуш­ки. Приветствовалось, когда выходили парни из этой груп­пы, пели частушки, задевающие своих недругов. Это называ­лось: «вышли поломаться». Так и назывались частушки «под драку».
Сыграйте мне под драку, Буду драку начинать. Гири, ножика не надо, Кулаком буду сшибать.
Случалось так, что им противостояла другая группа и действительно начиналась драка. Драка на ярмарке была не­редким явлением. Шутили: «Что же это за ярмарка без дра­ки?», «Был на ярмарке и не подрался — значит не был на яр­марке». Сходились деревня на деревню. Подручный материал был тут же — это забор (тын). Встревали и старшие. Эти пота­совки для некоторых заканчивались больницей.
Уже более в поздние времена, после войны, в определен­ных местах сходились в круг и танцевали. Старшее поколе­ние, женатые, гости сидели возле домов и наблюдали за гуля­нием молодежи.
К празднику-ярмарке готовились заранее, подкапливали ресурсы, забивали мелкую скотину, гнали самогон, варили пи­во. В каждом доме, при желании, можно было хорошо угос­титься. Была и уличная торговля. Это, в основном, были сла­дости, вино и водка. Расходились при наступлении сумерек.
Народ трудился во всю силушку, но в воскресенье, после обеда, старались отвлечься от своих забот. Существовали по­сиделки. Девки собирались в одну избу к кому-нибудь и пря­ли, редко — вязали. Парни приходили с семечками. Кто-то из них бездельничал, а кто-то лапти плел из веревок или лыка. Пели, играли, плясали. Гармонисты были свои.
Были и супрядки. У какой-то женщины много детей. Ей трудно напрясть ниток, чтобы выткать полотно. Девушки из разных деревень приходили со своими прялками. У некото­рых прялки были разукрашены масляными красками. Пряли суток двое, трое.
На святках — с Рождества до Крещения (с 7 по 19 января) всегда устраивались вечеринки для всех возрастов. Работать по вечерам считалось грехом. Были свои затейники-органи­заторы. Песни, шутки, пляски, рассказы, фокусы — кто во что. Дефицита в гармонистах, гуслярах, балалаечниках не бы­ло.
Очень распространены были игры: городки (рюхи), лапта. Играли в них и взрослые. Сооружались качели, которые слу­жили местом отдыха для молодежи и детей.
* * *
Прически, головной убор, одежла
У молодых (молодиц) прически отличались от девушек. У молодиц косички заплетены за ушами и направлены вверх, выше лба рядочками или на затылок. У девушек косы или ку­коль на затылке. Женщины за 60 лет носили на голове повой-чепчик темного цвета, под платком, который завязывался под подбородком. Одежда: широкие длинные сарафаны темного цвета. Молодухам разрешалось носить сарафаны любого цве­та. Кофта заправлялась в сарафан или поверху сарафана. Лифчиков не одевали ни молодые, ни пожилые, не имели та­ковых, не было моды.
У пожилых мужчин были портки самотканые темные или в клеточку. Трусов или кольсонов тоже не было. Когда холод­но, надевали вторую пару.
Частушки
Ладно пели частушки на Красногородской земле. Пели их на гулянках и на работе, когда пасли коров, когда шли на работу и возвращались с работы, когда собирали ягоды, на посиделках за прялкой или рукоделием. Частушки не запи­сывали, не принято было это делать, каждый держал их в го­лове. И держалось. Частушка передавалась из уста в уста. Знали их и старики и молодежь, пели от души, проникновен­но. Особый смысл имели частушки, которые пела молодежь — парни и девушки. Это был своего рода диалог, признание, высказывание обиды, критика и просьба, желание покура­житься. Вдруг парень изменил девушке, так она сочинит час­тушек десяток — полтора и напевает вслух под гармонь на гу­лянье и ухажер тут же слушает. Бывало, что пение ее трогало и дружба возобновлялась. Сами были и сочинители и испол­нители.
Непременным условием хорошей частушки был тонкий юмор. Этот юморок, как огонек, зажигал улыбку и смех. Не
случайно те, кто сочинял частушку и исполнял их, донес этот народный фольклор до наших дней, как правило, были долго­жителями. Они улыбались, умели шутить.
Когда начались колхозы, уклад жизни изменился, было по-разному. Сошлись в труде разные люди, с разным отноше­нием к делу, с разной ответственностью к своим поступкам. Многое делалось не так и многое не нравилось. Сочиняли частушки про колхозную жизнь. Но это была правда.
Позднее, когда появились клубы, со сцены стали звучать частушки, несущие развлекательный и обличительный харак­тер. Частушка все менее стала выполнять роль диалога, обще­ния людей.
— В деревне Перепечино — вспоминает Мария Федоровна — был хороший гармонист и бедовая девка Клавдия. Уж боль­но хорошо она пела частушки и много их знала. Молодежь хо­дила в эту деревню, как говорят, «за песнями», за новыми час­тушками. Мы бывало так и говорили: «Ну как, девки, сегод­ня собираемся к Клавде». Свои Клавди были почти в каждой деревне.
Вот некоторые частушки, которые пели на Красногород-чине и имеют местное происхождение.
* * *
Перепечино сгорело, Ветром мельницу снесло. Ох, каким ветром-бураном Меня к милке занесло?
Вы зачем пришли в Залужье, Что вас прикатило, В Перепечине-деревне Девок не хватило? Парни мы не хулиганы, Не полезем силою, Девки в Залужье не девки, А гнездо осиное.
Вы зачем к нам прикатили, Зря ботинки мочите, От девчонок-Залужанок Пробочкой отскочите.
Ох, Залужаночка тоска, Иссохло сердце, как доска. Ох, от тебя, девчоночка, Позеленел, как елочка.
Перепечинские мальцы Стали очень дороги: Дом в приданое, корову И муки на пироги.
Милый с Залужья сказал: «Стал я разживаться -Продал дом, купил ворота, Буду запираться».
Я с залужским гармонистом Познакомиться хочу. Красоты коли не хватит — Самогонкой доплачу.
Перепечинские парни Стали моде подражать, Носят белые рубахи, Шеи грязные видать.
Видно какая-то любовь-симпатия влекла друг к другу Пе-репечинских парней и Залужских девчат. Уж больно колкие у них перепевки.
Скобари народ бедовый. Едут с ярмарки домой, Кто разутый, кто раздетый, Кто с разбитой головой.
Если надо вам узнать,
Кто такая, где живу?
Я из Красного девчонка
И частушки вам пою. В Паршине девчата дуры, Да и парни дураки, Провожают их дд дома, Истоптали сапоги.
Пойдешь в Синию топиться, Ты зайди ко мне проститься, Я до речки провожу, Поглубже место укажу.
Ко мне сватался жених, Один мицкеевский старик, Борода, как помело, Глазы на бок повело.
Я скакала, как блоха,
Всё искала жениха:
Нет в Мицкееве, в Литвинке —
Сердце рвет на половинки.
А в деревне Дорохи Мужики, как петухи. Там капусту не растят, Только делают ребят.
Синерецкий поп-поганик
Мои метрики нашел,
22 года поставил,
Мне 17-ый пошел.
Мы в Станкееве на мельнице
Мололи толокно.
У миленочка под мельницу
Штаны уволокло.
Повезу соперницу На Поповску мельницу, Посажу ее на круг — Размелю. Нечистый дух.
Что ж ты, милый, зазнаешься, Красотой заносишься, За тебя в базарный день. Пятачок напросишься.
У меня залетка был, Звали его Степою, Он в сапожках, я в лаптях Так за ним и топаю.
Я у тещи был в гостях, Ел с конины холодец, А потом почти неделю Гоготал, как жеребец.
Самовары закипели, Девки замуж захотели, А ребята не берут, Девки голосом ревут.
Дроля стукайся, не стукайся, Тебя я не впущу, Я сижу в одной рубашке, В сарафане блох ищу.
Ко мне дроля не подходит, Только обещается, А с бутылкой-поллитровкой Каждый день встречается.
Ты чего такой печальный, Будто бы просватанный, Подарю тебе перчатки И платочек катанный.
Говорят, что не красива, Ну и что поделаешь, За красой не за цветами В полюшко не сбегаешь.
У моего Ванички Всегда в кармане прянички. Как он станет целовать, А я прянички жевать.
Ох, подруга, дроби бей, Дроби выколачивай, На миленка моего Глаза не выворачивай.
Пойдемте, девочки, домой, Зорька занимается, Ваши мамки ничего, А моя ругается.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное