Поиск по сайту

Красный Городец

10 сентября 1935 г. ночью к нам в д. Ситняк приехала группа лиц из НКВД и представители сельского Совета. Об­винили, что у нас есть оружие. Оружия не нашли, но всех мужчин взрослых арестовали и увезли в Красное. Женщинам приказали из дома не удаляться. Затем сказали, что будут пе­реселять, передайте свои вещи родственникам, иначе они бу­дут конфискованы, запасайте продукты. Через 5 дней подош­ли подводы, погрузили вещи и нас в сопровождении военной охраны повезли в город Опочку на железнодорожную стан­цию. Там погрузили в товарные вагоны и наш эшелон напра­вился по назначению.
Местом назначения стала станция Сон-Хакасская авто­номная область, Красноярский Край, леспромхоз. Ехали це­лый месяц в сопровождении конвоя. Из Красногородского района было 20 семей. Всего в составе было 400 семей. Про­верка проводилась ежедневно. Прибыли к месту назначения. Поселили в бараки, которые пришлось самим достраивать, работали на заготовке леса.
* * *
Много трудностей пережил Иван Иванович и его семья. Об этом он подробно рассказал в своих воспоминаниях. Рас­сказал без признаков озлобленности, очень искренно. Из рас­сказа следует, что это было не судебное преследование за ка­кие-то преступления. Это принудительное переселение лю­дей с лишением элементарных прав, с целью очистки погра-
ничной зоны от несогласных с коллективизацией, от «анти­советского элемента», как называли таких людей в те време­на. Такова была установка, таковы были законы. Семья Ива­на Ивановича не могла даже претендовать на кулака.
Особо жестоко была проведена расправа с так называе­мыми участниками «антисоветской диверсионно-вреди-тельской террористической организации правых», якобы су­ществовавшей в Ленинграде еще с 1936 г. и непосредственно связанной с союзным центром правых в лице Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова, М. П. Томского и других.
К «правым контрреволюционерам в Псковском округе были причислены и арестованы в августе — сентябре 1937 г. многие руководящие работники районов. Первые секретари семи райкомов партии Псковского округа разоблачены, как враги народа, многие председатели Райисполкомов, директо­ра МТС и другие ответственные работники.
Летом 1937 т. в Красногородском районе было начато гром­кое дело, причисленное к контрреволюционному заговору.
В начале был арестован Ершов Алексей Сергеевич — пер­вый секретарь РК ВКП(б). По-видимому его допросили с «пристрастием», и появилось его признание. В протоколе за­писано:
«Ершов А. С. сознался, что в контрреволюционную орга­низацию его завербовал два года назад секретарь Великолук­ского окружкома И. С. Янов, что своей задачей они ставили свержение Советской власти, уничтожение руководителей партии и правительства, подрыв экономики сельскохозяй­ственного производства в районе».
И один за другим потянулись «сообщники», те, кто были связаны по работе и имели дружественные отношения. Были арестованы: С. И. Тимофеев — председатель Райисполкома, Н. Я. Туманов — заместитель председателя РИК, П. Я. Моро­зов — и. о. заместителя председателя РИК, А. Н. Широков — председатель РАЙЗО, Г. В. Бойков — старший агроном РАЙЗО, А. В. Завьялов — заведующий сектором животноводства РАЙЗО, С. М. Михайлов — заведующий РОНО, С. А. Тетюрев — заве-
дующий РАЙФО, П. Д. Бученников — директор первой Крас-ногородской МТС, Ф. К. Малиновский — председатель Гавро-вского сельского Совета, М. К. Годинов — председатель Крас-ногородского сельского Совета, М. А. Семин — ответствен­ный работник Райисполкома, С. М. Родионов — секретарь РК ВЛКСМ.
Люди, представляющие партийно-советский и хозяй­ственный актив района, оказались в одночасье, по мнению работников НКВД, «врагами народа», якобы вынашивающи­ми коварные планы развала колхозов, подрыва экономики всего района, дискредитации политики партии и правитель­ства. Всех их судил Калининский областной суд. Вроде бы дело рассматривалось тщательно, но такое уж было время, что материалами следствия, как бы оно ни проводилось, обычно признавались судом достаточными для вынесения приговора. Нередко очень сурового. Так произошло и на этот раз: тринадцать человек были осуждены к высшей мере нака­зания.
При внимательном рассмотрении дела легко можно было обнаружить, что показания у многих были получены путем «выбивания», конкретные действия отсутствовали.
В середине пятидесятых годов начался пересмотр уголов­ных дел. С заявлением обращался сын А. С. Ершова — Игорь Алексеевич Ершов, дочь П. Я. Морозова — Бугаева Татьяна Прокофьевна. В сентябре 1956 г. было вынесено заключение, что данные лица осуждены необоснованно, что показания в результате незаконных методов следствия, оказались ложны­ми, что архивы не располагают документальными материала­ми о вредительстве в Красногородском районе за период 1933 -1939 гг.
На основании этого «дела» о контрреволюционной троц­кистской организации прокатилась широкая волна репрес­сий в районе. Были арестованы многие руководители колхо­зов, работники заготовительных органов, бывшие кулаки и просто рядовые труженики. Многих из них судили в Опочец-ком суде, отдельным выносили приговор «тройки» при УНКВД Калининской области, военные трибуналы при Ле­нинградском военном округе. Начались чистки в партийных
организациях. Многие исключались из партии, с колхозов, снимались с ответственных работ родственники осужденных, дети исключались из комсомола. Всего реабилитировано по Красногородскому району репрессированных в 1937 году 282 человека., из них, подвергнутых высшей мере наказания, 78 человек. Все они занесены в книгу Памяти «Не предать забве­нию» в томах 1 — 13.
Сложно установить точные данные количества людей, подвергнутых репрессиям по району, т.к. реабилитация про­водилась в разные годы, в том числе и в ЗО-е. Однако по тем данным, которые были опубликованы Псковской областной прокуратурой, Управлением ВД по Псковской области, пуб­ликациями в книгах Памяти жертв политических репрессий «Не предать забвению» тома 1 — 13, а также материалам районной комиссии по реабилитации лиц, подвергнутых не­обоснованным репрессиям выяснилась следующая картина:
Отдавая должное памяти жертвам политических репрес­сий, выражая глубокую скорбь их безвинным страданиям, осуждая тех, кто сделал это, нельзя согласиться с односторон­ним суждением, когда утверждают, что арестовывали и суди­ли только безвинных людей, что врагов-то и не было. Это не так. Уж кого-кого, а врагов у нового государства было предос­таточно. Свергнутые революцией господствующие классы, представители буржуазных партий, буржуазные националис­ты, иностранные разведчики, шпионы, диверсанты и многие
другие, не принявшие Советскую власть — действовали. С ни­ми, конечно, нужно было бороться. Были и скрытые враги. Это очень наглядно проявилось в годы Великой Отечествен­ной войны. Сколько выявилось предателей, изменников Ро­дины, доносчиков, пособников фашистов.
Практически, войну против партизан и мирного населе­ния вели, в основном, местные полиции. Они добровольно поступали на службу к немцам, из них создавались полицей­ские отряды и они использовались для борьбы с партизанами, для проведения карательных операций, расстрела мирных жителей.
В Красногородском районе насчитывалось около 500 по­лицейских из местного населения и прибывших из других ре­гионов. Они были объединены в отряды и размещались по всей территории района По существу, шла война между граж­данами своей страны. Повторился, своего рода, вариант гражданской войны. А что делали «доблестные бойцы РОА» — власовцы? Они были самыми жестокими и беспощадными карателями. С активным участием всех этих подразделений расстреляно и загублено 410 мирных жителей Красногород-ского района, погибло 111 партизан.
Так называемая пятая колонна существовала всегда. К со­жалению сохранилась до наших дней и сыграла свою черную роль в развале страны.
История сделала свой шаг. Говорить правильно или нет, ничего не меняет. Однако найти логическое объяснение, мак­симально приблизившись к условиям того времени, мы обя­заны.
Существуют различные точки зрения на этот счет и мно­гим из них нельзя отказать в объективности. Приведем неко­торые суждения:
Чем объяснить столь жестокие меры при коллективиза­ции в отношении кулака и, вообще, чрезмерная репрессив­ность?
Поставлена стратегическая задача — построение социа­лизма. Отменена частная собственность на средства произво­дства, землю. С помещиками, фабрикантами, банкирами по­кончено сразу же после свершения революции. Проведена
национализация банков, заводов и фабрик. Победа в граж­данской войне решила эти вопросы бесповоротно. Кулак не вписывался в эту схему. Он был на стороне контрреволюции. Он оказывает сопротивление, тормозит коллективизацию, влияет на середняка. Организация диверсий, вредительства уже в мирное время, также исходит отсюда. Существует тра­диционная неприязнь беднейшей части крестьянства к кула­ку, как к «мироеду» и «кровососу». Есть необходимость укреп­ления тыла пограничных районов и многое другое.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное