Поиск по сайту

Красный Городец

На склоне лет, будучи министром иностранных дел и имея самый высокий гражданский чин в России — канцлера, Горчаков не раз приезжал в псковское село Лямоново.
Были ли впоследующем встречи Горчакова с Александром Сергеевичем Пушкиным? Об этом нигде не упоминается. Можно только предполагать.
А вот записи из переписки друзей А. С. Пушкина: князь А. И. Урусов со слов князя А. М. Горчакова.
Узнав о приезде князя Горчакова, Пушкин тотчас приехал из Михайловского в Лямоново. Целый день провел он у Пе-щурова и, сидя на постели вновь захворавшего князя Горчако­ва, читал ему отрывки из «Бориса 1одунова» и, между прочим, наброски сцены между Пименом и Григорием «Пушкин вооб­ще любил читать мне свои вещи, — заметил князь с улыбкой, — как Мольер читал комедии своей кухарке». В этой сцене князь Горчаков помнит, что было несколько стихов, в кото­рых проглядывала какая-то изысканная грубость и говори­лось что-то о «слюнях». Он заметил Пушкину, что такая искус­ственная тривиальность довольно неприятно отделяется от общего тона и слога, которым писана сцена… — «Вычеркни, братец, эти слюни. Ну, к чему они тут?» — «А посмотри, у Шекспира и не такие еще выражения попадаются», — возра­зил Пушкин. — «Да, но Шекспир жил не в XIX веке и говорил языком своего времени», — заметил князь. Пушкин подумал и переделал свою сцену.
А. С. Пушкин — князю П. А. Вяземскому:
…1орчаков доставит тебе мое письмо. Мы встретились и расстались довольно холодно, — по крайней мере, с моей сто­роны. Он ужасно высох, — впрочем, так и должно: зрелости нет у нас на севере, мы или сохнем, или гнием; первое все-та­ки лучше. От нечего делать я прочёл ему несколько сцен из моей комедии, попросил его не говорить об них, не то об ней заговорят и она мне опротивит, как мои Цыганы, которых я не мог докончить по сей причине…
Из разговора князя А. И. Урусова с князем Н. М. 1Ърчако-вым следует, что Пушкин по просьбе Горчакова изменил сце­ну «убрал слюни». Но не тут-то было. А. С. Пушкин был верен принципу: «Дружба дружбой, а служба службой». «Слюни» в сцене остались.
Вот подлинные слова из трагедии «Борис Годунов».
Сиена v Новолевичьего монастыря:
Народ собрался и ждет согласия Бориса на царствование.
Народ завыл, падают на колени.
Разговор между присутствующими:
Один: — Все плачут. Заплачим брат и мы.
Другой — Я силюсь, брат, да не могу.
Первый — Я тоже. Нет ли луку? Потрем глаза.
Второй — Нет, я слюней помажу, что там ещё?
Эта встреча вызывает чувство гордости в том, что великий поэт земли русской А. С. Пушкин побывал на Красногород-чине, проезжал через пригород Красный, по «проселочным дорогам» района. Маршрут движения Пушкина точно не из­вестен, но историки делают предположение, что он пролегал через Велье, Красный, Лямоново. На этом пути в 8-ми вер­стах от Лямоново находится чудесное дерево — «Кудрявая сосна». Так ее называют местные жители. Возможно, что ей более 200 лет. Она объявлена как памятник природы и нахо­дится под охраной. По состоянию кроны и характеру мест­ности можно заключить, что дерево это было отдельно стоя­щим. Несомненно, оно было свидетелем этой поездки.
В паспорте областного управления Всероссийского обще­ства по охране памятников истории (ВООПИК) записано: «Сосна «Кудрявая» у д. Ганьково. Нетипичная шарообразная форма кроны сосны обыкновенной. Окружность ствола 422 см, диаметр 134, высота 15 м, ширина кроны 12 м».
Родилось такое стихотворение.
«Кудрявая»
Близ дороги стоишь, ты могучая, Пораскинула хвои шатер, С буйным ветром и грозными тучами, Свой извечный ведешь разговор.
Много видела, стала свидетелем Стольких дел в круговерти земной. Ты проезжего здесь не приметила ль, Что спешил по дороге лесной?
Та дорога, ничем неприметная, Местом встречи пришлась для друзей. А сближало их время заветное, — Они вместе кончали лицей.
Им была ты, конечно, замечена, Красотой восторгаться умел, Может в сердце осталась отметина, Не тебя ли в стихах он воспел?
Разговор представляю с возницею: — Нут-ка, братец любезный, постой, Не могу, ты поверь, насладиться я Этой чудной, кудрявой сосной.
Случилось так, что А. Н. Пещурову пришлось заниматься делами А. С. Пушкина и после его смерти. Будучи губернато­ром, он занимался опекой детей и жены поэта, помогал орга­низовывать посещение могилы Пушкина высокопоставлен­ными людьми. В частности, в начале 1937 года, следуя в Рос­сию, Петр II Негош — крупнейший представитель сербской литературы 19-го века, великий поэт, светский и духовный правитель Черногории, остановился в Пскове. Алексей Ни­китич помог ему совершить поломничество на могилу А. С. Пушкина.
Петр II Негош очень почитал Пушкина, считал его пер­вейшим поэтом России и всего словянства. Писал стихи о России и о Пушкине. Это было первое посещение могилы по­эта высокопоставленным лицом зарубежья. Факт этот осве­щен в книге С. С. Гейченко — «Пушкиногорье», издание 1981 г. «Старинный пилигрим».
* * *
В происхождении и последующей истории д. Лямоново много неясного. Неизвестно, когда и по каким документам Лямоново стало принадлежать Фридериксам, которые владе­ли этим имением до установления в России Советской власти, до завершения Гражданской войны. Когда территория данной местности была освобождена от немцев и белолатышей, пос­ледний из Фридериксов — Борис бежал в Латвию. Интересные исследования провел житель д. Лямоны Ю. Н. Наумов: он ус­тановил, что Фридерикс (1835 г.) был женат на дочери генерал-лейтенанта Клен фон-Гембир Елизавете Карловне и владел
имением жены в Псковской губернии. Возможно, это и есть Лямоново и, возможно, Елизавета Карловна есть внучка А. Н. Пещурова, которой принадлежало имение.
Васильева Мария 1ригорьевна, жительница д. Лямоново (умерла в 199S г.) помнила, как она, еще девочкой, работала прислугой у господ. Владельцем был Фридерикс Борис Вла­димирович.
По статистическо-географическому словарю Опочецкого уезда от 1895 года значится: Лямоново — село первого стана, Покровской волости, Голышевского прихода, Опочецкого уезда. 3-го земского, 2-го урядничьего участков, при реке Лже. От Опочки 55 верст, от Красногородского 25 верст, от волости (Покровского) 15 верст, строений — 25, жителей: один мужчина, женщин — 4. Земли удобной — 210 десятин, неудобной — 20 десятин, лесу — 58 десятин, домовая церковь, винокуренный завод, мукомольная мельница, солодовая.
Деревня Котляровка: Дворов — 21, жителей: 77 мужчин,7б женщин. Итого 153 души. Земли — 127 десятин.
Деревня Ионики (Ломы): Дворов — 24, жителей: 80 муж-чин,74 женщины. Итого 154 души.
Численность населения села Лямоны подтверждает, что обработка земли, а также работа на мельнице и в других мес­тах осуществлялась людьми из соседних деревень: Котляров-ки, Иоников, Нивок и других.
В имении был роскошный парк. Деревянный 2-этажный господский дом стоял в центре парка. Перед домом был раз­бит большой цветник и от него в разных направлениях расхо­дились аллеи: липовая, лиственичная, дубовая. Окнами дом смотрел на главную аллею, которая вела в церковь. За домом начиналась аллея, ведущая к реке, и там же был большой сад с оранжереей, где выращивался виноград. Из редких деревьев были: сосна кедровая и Веймутова.
В настоящее время деревня практически самоликвидиро­валась. Здесь уже нет никакого производства, проживают несколько пенсионеров. На границе с Латвией обустроен пог­раничный пропускной пункт для пешеходов и легкового транспорта. Сохранились некоторые фрагменты парка, кото­рый числится как охранный памятник природы Псковского общества Охраны памятников.
ПОСЛЕ ОТМЕНЫ КРЕПОСТНОГО ПРАВА
Начало 60-х годов 19-го века ознаменовано бурными пре­образованиями на селе. 19 февраля 1861 года началась рефор­ма с отмены крепостного права, а в 1864 году была произведе­на реформа местного самоуправления. Предводительство бы­ло заменено земством. Земские управы ведали просвещени­ем, здравоохранением, строительством и содержанием дорог, и т.д. Избирательная система по 3-м куриям (Уездные земле­владельцы, владельцы городской недвижимости, представи­тели от сельских обществ) обеспечивала господство помещи­ков в управлении уездом. Контролировалось земство Минис­терством Внутренних Дел и губернаторами, имевшими право отмены постановления Земства. Административная и судеб­ная власть в уезде принадлежала земскому начальнику, поли­цейская находилась в руках станового пристава.
С 1870 года в Красном введено городское самоуправление во главе с выборным старостой. Во главе волостей стояли во­лостные старшины.
Несмотря на то, что права земств были весьма ограничен­ными проводимыми контрреформами, они постоянно уреза­лись. Руководство земствами все больше подпадало под ад­министративную опеку. Даже распускали за непокорность. Просуществовало земство до 1918 года и было отменено дек­ретом советского правительства.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Этой темы так же касаются следующие публикации:
  • Нет подходящих публикаций
  • Интересное